ТАДЖИКИСТАН

Появлялись всё новые ограничения, мешавшие людям осуществлять свои права на свободу выражения мнений, объединений и мирных собраний без страха и дискриминации. Под предлогом обеспечения национальной безопасности и общественного порядка власти по-прежнему преследовали и лишали возможности свободного высказывания политических активистов, независимых адвокатов, журналистов, правозащитников, ЛГБТИ людей и их родственников. Пытки и жестокое обращение повсеместно оставались безнаказанными, а те, кто пытался жаловаться, подвергались преследованиям. Десятки заключённых, включая активистов оппозиции, были убиты, а сотни получили ранения во время тюремных бунтов; не менее 14 человек скончались во время этапирования.

Свобода объединений

Январские поправки к закону «Об общественных объединениях», касающиеся финансирования терроризма, ужесточили требования к отчётности неправительственных организаций и расширили полномочия Министерства юстиции, позволив ему передавать информацию об организациях в органы внутренних дел и безопасности для дальнейшего расследования. Неправительственные организации опасались, что власти будут использовать поправки для подавления критики.

Рассмотрев выполнение Таджикистаном обязательств согласно Международному пакту о гражданских и политических правах на сессии в июле, Комитет ООН по правам человека (КПЧ) выразил озабоченность в связи с тем, что законодательные нововведения, касающиеся противодействия терроризму, оказывают «сковывающее воздействие» на деятельность организаций гражданского общества.

Права лесбиянок, геев, бисексуальных и трансгендерных людей и интерсексов

Государственные должностные лица по-прежднему безнаказанно позволяли себе гомофобные и трансфобные высказывания в адрес ЛГБТИ людей. КПЧ выразил обеспокоенность заявлением Уполномоченного по правам человека в Таджикистане о том, что международные рекомендации, касающиеся защиты прав ЛГБТИ людей, выполняться не будут, и что причина тому «в нормах морали и этики отношений между людьми в стране». Правоохранители регулярно преследовали ЛГБТИ людей: запугивали, избивали, произвольно задерживали их и вымогали у них деньги.

Подавление инакомыслия

Власти не прекращали наступление на любые формы инакомыслия, преследуя критиков как внутри страны, так и за рубежом.

В июле по окончании своего первого визита в Таджикистан Рабочая группа ООН по насильственным или недобровольным исчезновениям выразила тревогу в связи с многочисленными сообщениями о принудительных возвращениях и насильственных исчезновениях членов запрещённой оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и политического оппозиционного движения «Группа 24», которые жили за рубежом. Как минимум пять человек были принудительно возвращены в Таджикистан из Турции и Европейского Союза.

В феврале в России был произвольно задержан и принудительно возвращён в Таджикистан живший в изгнании лидер «Группы 24» Шарофиддин Гадоев. Там его на протяжении двух недель удерживали в неустановленном месте и заставили дать показания против членов ПИВТ и других оппозиционных активистов, после чего под международным давлением позволили ему вернуться в Нидерланды.[1]

В августе КПЧ выразил серьёзную озабоченность в связи с тем, что в ответ на критические высказывания эмигрировавших активистов запрещённых политических партий и групп, включая ПИВТ и «Группу 24», власти страны мстят их родственникам, подвергая их непрекращающимся гонениям, жестокому обращению и произвольным задержаниям.

Система правосудия

В апреле была принята государственная программа судебной и правовой реформы, призванной среди прочего укрепить гарантии для задержанных, включая право на адвоката. На практике же сотрудники правоохранительных органов по-прежнему препятствовали свиданиям с адвокатами.

Преследование адвокатов

Адвокаты, бравшихся за дела с серьёзной политической подоплёкой, особенно касавшиеся вопросов национальной безопасности и противодействия терроризму, подвергались притеснениям, запугиваниям, жестокому обращению, произвольному задержанию, против них возбуждали политически мотивированные уголовные дела.

В апреле сотрудники правоохранительных органов произвольно задержали адвоката Абдулазиза Абдурахмонзоду в его собственном офисе в Душанбе. По сообщениям, с помощью побоев его вынуждали сознаться в даче взятки сотрудникам суда, что адвокат отрицал. По состоянию на конец года он дожидался суда по делу о мошенничестве. Его адвокату Саидбеку Нуритдинову, председателю Союза адвокатов, также поступали угрозы.

Дело Бузургмехра Ёрова: новая информация

Адвокат-правозащитник и узник совести Бузургмехр Ёров по-прежнему отбывал наказание в исправительной колонии строгого режима № 1 в Душанбе в жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство условиях. По итогам несправедливых судебных разбирательств в 2016–2017 годах его приговорили в общей сложности к 28 годам лишения свободы по обвинениям в преступлениях против государства. Во время содержания под стражей его пытали, не давали видеться с адвокатом, не предоставляли надлежащей медицинской помощи и подолгу удерживали в штрафном изоляторе.

В мае Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям в своём мнении назвала лишение его свободы произвольным и потребовала его немедленного освобождения.

В мае Бузургмехр Ёров сообщил родственникам, что против него готовится новое уголовное дело о мошенничестве, но близким не удалось подтвердить эту информацию или получить дополнительные сведения.

Бузургмехр Ёров был номинирован на международную премию в области прав человека Homo Homini («Человек — человеку»).

Пытки и другие виды жестокого обращения

Несмотря на проводимые реформы, пытки и другие виды жестокого обращения оставались рутинной и повсеместной практикой.

Коалиция гражданского общества против пыток в Таджикистане зафиксировала 44 новых случая пыток и других видов жестокого обращения в 2018 году и 11 — в первом квартале 2019. Коалиция утверждает, что эти цифры отражают лишь малую часть от общего числа случаев пыток, потому что пострадавшие и их родственники не подают жалобы опасаясь преследований.

Приговоренный в 2016 году к пожизенному заключению заместитель руководителя ПИВТ Махмадали Хайит продемонстрировал своей жене телесные повреждения, нанесённые ему сотрудниками тюрьмы в наказание за то, что он отказался осудить активистов ПИВТ, находящихся за рубежом. Об этом его жена сообщила после посещения Махмадали Хайита в марте. По его словам, его постоянно помещают в изолятор и пытают. Кроме того, ему отказывают в необходимой медицинской помощи.

Смерти среди заключённых

В мае десятки заключённых были убиты и сотни получили ранения во время бунта в колонии строго режима в Вахдате. Не менее 14 человек скончались во время этапирования заключённых в июле.

Власти не пустили независимых наблюдателей в колонию, чтобы они могли проверить официальные утверждения о том, что беспорядки были инициированы представителями запрещённых исламистских групп, в частности вооружённой группы, называющей себя «Исламским государством» (ИГ). Во время бунта были убиты три высокопоставленных члена ПИВТ, осуждённых по политически мотивированным обвинениям в 2016 году.

Власти возложили ответственность на представителей ИГ и за аналогичный бунт, который вспыхнул в ноябре 2018 года в другой колонии строгого режима в Худжанде. По мнению независимых наблюдателей, оба бунта стали следствием систематических пыток и жестокого обращения с заключёнными.

В июле в Душанбе на закрытом процессе 33 заключённых были осуждены в связи с беспорядками, произошедшими в ноябре 2018 года. Суд приговорил троих из них к пожизненному заключению, а остальных 30 к лишению свободы на срок от 14 до 24 лет. Родственники пяти из подсудимых утверждали, что тех пытками вынудили сознаться в организации бунта.

В декабре Верховный суд признал 28 человек виновными в убийстве и экстремизме и приговорил их к лишению свободы на срок от 19 до 29 лет за их роль в майском бунте в колонии в Вахдате.

В контексте обоих бунтов не проводилось никакого эффективного независимого расследования в связи с гибелью людей в заключении и утверждениями о пытках и жестоком обращении.

По меньшей мере 14 осуждённых погибли при подозрительных обстоятельствах во время этапирования спецтранспортом из Согдийской области в Душанбе в июле. Правозащитные организации выражали сомнения в официальной версии о том, что причиной смерти заключённых стало пищевое отравление, обратив внимание на условия их транспортировки, в том числе скученность, жару, недостаточную вентиляцию, нехватку пищи и воды.


РЕСПУБЛИКА ТАДЖИКИСТАН


Краткая справка

В политической повестке доминировали вопросы национальной безопасности, общественного порядка и борьбы с терроризмом. В мае президент подписал новый закон о чрезвычайных ситуациях, давший властям широкие полномочия ограничивать права на свободу выражения мнений и мирных собраний при введении чрезвычайного положения.  Власти пользовались такими полномочиями произвольно, в нарушение международных стандартов, блокируя доступ в интернет и мобильную связь и вводя цензуру во время силовых и контртеррористических операций, например во время тюремных бунтов в мае или реагируя на вылазку вооружённых формирований через границу в ноябре.  Это мешало независимой проверке информации о нарушениях прав человека и усугубляло атмосферу страха и безнаказанности.


ВСЕ СТРАНЫ РЕГИОНА