ТАДЖИКИСТАН

Власти тщательно контролировали новости и информацию о пандемии новой коронавирусной инфекции (COVID-19) и ограничивали свободу выражения мнений, обвиняя СМИ и гражданское общество в распространении «ложных» сведений. Суды применяли антитеррористическое законодательство, чтобы блокировать доступ к независимым изданиям, работающих за рубежом. Журналиста приговорили к лишению свободы за «возбуждение религиозной вражды». Работникам больниц, пенитенциарных учреждений и интернатов не хватало средств индивидуальной защиты. Пострадавшие от домашнего и гендерно обусловленного насилия не могли рассчитывать на надлежащую защиту.

Свобода выражения мнений

Блокирование информационных интернет-ресурсов и периодические отключения интернета оставались излюбленным методом властей для подавления критики. В январе президент подписал новый закон «О противодействии экстремизму», который наделяет государственные органы широкими полномочиями в сфере ограничения свободы слова: 13 ведомств получили право направлять в Службу связи при правительстве Таджикистана требования о блокировке сайтов, минуя судебное рассмотрение.

В феврале Верховный суд заключил, что работающий за рубежом независимый информационный сайт «Ахбор» служит платформой для «террористов и экстремистов», и распорядился о его блокировке. Это фактически превратило журналистов «Ахбора» в членов запрещённой «экстремистской» организации и сделало возможным их уголовное преследование. В ноябре главный редактор «Ахбора» заявил, что ему пришлось закрыть сайт из-за угрозы безопасности всех связанных с ним людей, включая читателей.

Власти продолжали использовать статьи о «возбуждении вражды» и «терроризме и экстремизме», чтобы преследовать журналистов и блогеров за публикации критических материалов по политически значимым темам.

В апреле суд в столице страны Душанбе признал независимого журналиста Далера Шарипова виновным в «возбуждении религиозной вражды» за подпольную публикацию и распространение написанного им сочинения об исламе и приговорил его к одному году лишения свободы. Прокурор утверждал, что Далер Шарипов публиковал «экстремистские» статьи и имел связи с экстремистской организацией. Далер Шарипов отверг все обвинения, однако признал, что, возможно, «допустил ошибки» в своём религиозном сочинении. Приговор он не обжаловал.

Ограничения, наложенные на СМИ и соцсети во время пандемии

Власти тщательно контролировали все информационные потоки, касавшиеся пандемии COVID-19, и приняли новые нормативные акты для борьбы с «ложной» информацией о коронавирусной инфекции.

В июне парламент принял поправки к Кодексу об административных правонарушениях, предусматривающие наказание в виде значительных штрафов для журналистов, блогеров и прочих людей, которые распространяют «неточную» и «лживую» информацию о пандемии в СМИ и социальных сетях.

Поправки сделали возможным возбуждение дел в отношении пользователей мобильных мессенджеров за распространение «недостоверной» информации и наделили силовые структуры полномочиями по перлюстрации частных переписок. Желающим поделиться в соцсетях тем, как они перенесли COVID-19, требовалось получить официальную справку, подтверждающую их диагноз, под угрозой судебного преследования за распространение «ложной» информации.

Узники совести

В апреле состояние здоровья адвоката и правозащитника Бузургмехра Ёрова резко ухудшилось, и имевшиеся у него симптомы совпадали с клинической картиной COVID-19. Ему затем стало лучше, но по информации анонимных источников, спустя несколько месяцев его здоровье оставалось слабым, а администрация колонии наказывала его за общение с другими заключёнными и их консультирование по юридическим вопросам.

Право на здоровье

Согласно докладу Страновой команды ООН в Таджикистане, по состоянию на 8 июня количество заразившихся COVID-19 медицинских работников составило 1701 человек (36% от общего количества инфицированных в стране), в том числе 619 врачей и 548 медсестёр. «Радио Озоди» опубликовало официальный список из 10 медицинских работников, скончавшихся в Хатлонской области. Основной причиной была нехватка надлежащих СИЗ, о чём говорили в соцсетях на условиях анонимности сами работники здравоохранения, которые также жаловались, что начальство запрещает им рассказывать о COVID-19. И несмотря на это, в июле власти утверждали, что от COVID-19 в стране не умерло ни единого врача.

Кроме того, анонимные источники сообщали о нехватке СИЗ у медицинского персонала в воинских частях, пенитенциарной системе, детских домах и домах престарелых.

Особую опасность COVID-19 представлял в местах содержания под стражей и отбывания наказаний, которые Комитет ООН по правам человека критиковал в 2019 году за хроническую переполненность, антисанитарию и отсутствие надлежащей медицинской помощи. Не изменившись к лучшему и в 2020 году, такие условия способствовали распространению инфекционных заболеваний среди задержанных и заключённых.

После закрытия границ тысячи трудовых мигрантов оказались брошенными на произвол судьбы в аэропортах, автомобилях и импровизированных лагерях на границе либо в местах, выделенных для отбывания карантина, где не было ни должных санитарных условий, ни медицинской помощи.

Гендерно обусловленное насилие

Власти не пытались эффективно бороться с домашним насилием и не обеспечивали пострадавшим должной защиты.

Кризисные центры сообщали о тревожном росте числа случаев домашнего и гендерно обусловленного насилия во время пандемии. Так, в Центр женщин «Гулрухсор» в Худжанде (север Таджикистана) в одном только мае поступило 142 обращения, что в три раза больше, чем за предыдущий месяц.

В октябре суд в Душанбе признал молодую женщину — дизайнера одежды виновной в оскорблении чести и достоинства. Она обвинила своего бывшего работодателя в физическом насилии и словесных угрозах изнасиловать её. Газета, опубликовавшая её рассказ, тоже была признана виновной в оскорблении чести и достоинства. Суд оштрафовал и издание, и женщину. Несмотря на убедительные доказательства, власти не провели расследование прозвучавших утверждений.

Лесбиянки, геи, бисексуальные и трансгендерные люди и интерсексы (ЛГБТИ)

Будучи лишены доступа к и без того скудным ресурсам и поддержке местного сообщества, ЛГБТИ и особенно молодые люди к тому же не могли покинуть дом, где были вынуждены сосуществовать с родственниками, которые не только их не поддерживают, но и часто бывают жестоки с ними.


РЕСПУБЛИКА ТАДЖИКИСТАН


Краткая справка

Хотя власти страны долгое время отрицали появление и масштабы распространения COVID-19, они, тем не менее, ввели ограничения, включая закрытие границ и отмену всех свиданий в пенитенциарных учреждениях. Денежные переводы (ранее составлявшие треть валового внутреннего продукта) сократились более чем на 50%, что вызвало опасения по поводу возможной нехватки продовольствия. В сентябре Международный валютный фонд сообщил, что Таджикистан переживает «тяжёлые последствия» пандемии. В октябре президент Эмомали Рахмон был переизбран на новый срок на фактически безальтернативных выборах.

ВСЕ СТРАНЫ РЕГИОНА