Фото: Amnesty International Украина

Пандемия, российское вторжение в Украину и расцвет «традиционных ценностей» — доклад Amnesty International о домашнем насилии в странах Восточной Европы и Центральной Азии

Пандемия коронавируса, российская агрессия в отношении Украины и повсеместная ориентация на «традиционные ценности» — всё это ухудшает положение с правами человека и ведёт к росту домашнего насилия и прочих форм гендерно обусловленного насилия в Восточной Европе и Центральной Азии, говорится в опубликованном сегодня новом докладе Amnesty International.

В докладе под названием «Жительницам Восточной Европы и Центральной Азии требуется защита от насилия в кризис и в обычное время» рассказывается об институциональных, социальных и культурных проблемах, с которыми сталкиваются пострадавшие от домашнего насилия в регионе, а также показывается, насколько государственные институты не заинтересованы в том, чтобы реагировать на их нужды, и насколько они плохо приспособлены к этому. В регионе наблюдается нехватка надлежащих институциональных, правовых и прочих мер защиты от такого насилия, а теперь ситуация дополнительно усугубляется резким нарастанием традиционалистской, патриархальной и неприкрыто мизогинной политической риторики.

«Amnesty задокументировала то разрушительное воздействие, которое пандемия коронавируса и локдауны оказали на гарантии защиты от домашнего насилия в Восточной Европе и Центральной Азии. А самое главное, это неразрывно связано с неэффективностью нормативно-правовой базы и институтов в регионе, а также с глубоко вредоносной политической и социальной динамикой», — отметила исследователь Amnesty International по Восточной Европе и Центральной Азии Наталья Нозадзе.

Amnesty задокументировала то разрушительное воздействие, которое пандемия коронавируса и локдауны оказали на гарантии защиты от домашнего насилия в Восточной Европе и Центральной Азии

Наталья Нозадзе, Amnesty International по Восточной Европе и Центральной Азии

«Из-за пандемии, российского вторжения в Украину, непередаваемых ужасов конфликтов и их последствий по всему региону тем, кто сталкивается с домашним насилием, стало намного труднее сообщить о нём. Им стало сложнее выйти из опасной ситуации, попасть в приют, получить другие жизненно важные услуги поддержки, эффективные средства правовой защиты, добиться выдачи охранных ордеров (если таковые вообще предусмотрены законодательством)», — добавила Наталья Нозадзе.

Пропаганда «традиционных ценностей» мешает обеспечивать защиту пострадавшим

Согласно недавним данным Всемирной организации здравоохранения, около 20% жительниц Восточной Европы и 18% жительниц Центральной Азии в течение своей жизни сталкиваются с физическим или сексуальным насилием. Одновременно с этим большинство стран региона так и не заняли жёсткой позиции по отношению к такому насилию и не принимают эффективных мер для защиты прав женщин.

В последние годы защита прав женщин и девочек, в том числе пострадавших от домашнего насилия, ослабевает по всему миру, наглядным подтверждением чему служит решение Верховного суда США об отмене права на аборт и выход Турции из Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульской конвенции). Власти многих стран Восточной Европы и Центральной Азии не являются исключением из этой общей тенденции.

«Власти государств Восточной Европы и Центральной Азии всё больше продвигают „традиционные ценности“ и приравнивают гендерное равноправие и права женщин к утрате культурной и традиционной идентичности, стараясь тем самым расширить поддержку своей повестки, направленной против прав человека. В итоге патриархальное отношение, мизогиния и гомофобия не просто укрепились, но и расцвели», — сказала Наталья Нозадзе.

Власти государств Восточной Европы и Центральной Азии всё больше продвигают „традиционные ценности“ и приравнивают гендерное равноправие и права женщин к утрате культурной и традиционной идентичности, стараясь тем самым расширить поддержку своей повестки, направленной против прав человека

Наталья Нозадзе, Amnesty International по Восточной Европе и Центральной Азии

Важным примером тут служат власти России, где гомофобия поощряется на государственном уровне и ведётся неослабевающее наступление на права человека и права женщин. В 2017 году российский парламент даже декриминализовал некоторые виды домашнего насилия, а при изменении Конституции в 2020 году туда были внесены поправки о «защите семьи» и «защите института брака как союза мужчины и женщины».  

Аналогично и в Казахстане декриминализация в 2017 году «умышленного причинения лёгкого вреда здоровью» и «побоев» ослабила гарантии защиты пострадавших от домашнего насилия. И в России, и в Казахстане активисты сообщали о всплеске домашнего насилия после декриминализации.

В Беларуси готовился законопроект о домашнем насилии, но в октябре 2018 года он был отклонён президентом Александром Лукашенко, который заявил, что это противоречит «белорусским, славянским традициям», и добавил, что «хороший ремень иногда тоже полезен» дома. В Беларуси женщин ставят в положение, когда им заведомо опасно сообщать о домашнем насилии, поскольку в этом случае есть риск, что такую женщину могут лишить родительских прав, семью признать «социально неблагополучной», а детей направить в специализированные учреждения.

Если говорить о других лидерах, то президент Азербайджана Ильхам Алиев в 2019 году тоже открыто выступил в поддержку государства «на основе традиционных ценностей», а не «общества тех, кто не видит разницы между мужчинами и женщинами». В Азербайджане пострадавших от домашнего насилия по-прежнему заставляют проходить через обязательную процедуру урегулирования споров и «восстановления солидарности в семье».

Изъяны нормативно-правовой базы, неверные подходы

Только три страны региона, Грузия, Молдова и Украина, являются участницами Стамбульской конвенции, и в этих же трёх странах плюс в Кыргызстане прямо криминализовано домашнее насилие. Несмотря на то что в большинстве стран региона наблюдался некоторый прогресс с принятием законов либо поправок, касающихся домашнего насилия, там не хватает эффективной защиты и механизмов поддержки для пострадавших от домашнего насилия, а существующие законы и нормы остаются неадекватными.

Повсеместный глубоко традиционалистский подход к урегулированию внутрисемейных конфликтов остаётся одним из главных препятствий к тому, чтобы обеспечить пострадавшим большую защиту. Во многих странах «сохранение семьи» в глазах государства значит больше, чем действенная защита прав пострадавших. На практике это зачастую приводит к тому, что пострадавших принуждают оставаться с абьюзерами.

Повсеместный глубоко традиционалистский подход к урегулированию внутрисемейных конфликтов остаётся одним из главных препятствий к тому, чтобы обеспечить пострадавшим большую защиту

В Узбекистане местных должностных лиц уполномочивают «укреплять семейные отношения и противостоять различным вредоносным влияниям, чуждым национальной ментальности». Для органов власти в Армении и Азербайджане главной целью в ситуации домашнего насилия является примирение внутри семьи. В Казахстане дело против абьюзера может быть прекращено в случае примирения сторон. В России и Таджикистане на пострадавших от насилия ложится бремя доказательства того, что им был причинён вред, и органы внутренних дел и прокуратуры обычно не будут помогать им в решении этой задачи.

Даже в государствах, где домашнее насилие криминализовано, пострадавшие зачастую остаются без эффективной защиты и доступа к правосудию из-за обременительных юридических препятствий. Так, в Украине домашнее насилие может быть квалифицировано как уголовное преступление, только если официально задокументирован его «систематический» характер, то есть виновник привлекался к административной ответственности за домашнее насилие как минимум в трёх разных случаях.

Отсутствие инфраструктуры поддержки

По всей Восточной Европе и Центральной Азии наблюдается тотальная нехватка защиты и информации для пострадавших от домашнего насилия. Ни одна из стран региона не приблизилась к минимальным стандартам Совета Европы, согласно которым должно иметься одно место в шелтерах (приютах) на 10 тысяч населения.

Во многих государствах региона власти практически отказываются выполнять свои обязательства по созданию институтов для поддержки пострадавших. Вместо этого организацией и финансовым обеспечением приютов и кризисных центров чаще всего занимаются НКО. В России существует только 14 государственных приютов для женщин на всю 146-миллионную страну. В Украине до российского вторжения действовали всего 33 приюта на страну с населением примерно 42 миллиона человек. Из-за войны многие приюты для пострадавших от домашнего насилия сейчас используются для размещения людей, пострадавших от боевых действий.

Во многих странах женщины испытывают большие трудности с получением медицинских услуг в сфере сексуального и репродуктивного здоровья. В Центральной Азии о подобных сложностях сообщали три из пяти женщин.

Во время пандемии коронавируса катастрофически ухудшилась ситуация с доступностью абортов. В России, по данным одной организации по защите прав женщин, на пике пандемии в апреле 2020 года лишь три из 44 больниц Москвы назначали приём женщинам, которые хотели сделать аборт без наличия к нему медицинских показаний.

Необходима поддержка пострадавших от насилия

Все страны региона должны срочно криминализовать домашнее насилие, снять с пострадавших от него бремя доказывания и отказаться от регламентов, требующих обязательного урегулирования споров ради сохранения семьи. Государства должны выделять в должном объёме ресурсы на услуги защиты и помощи, включая приюты, а также обеспечивать наличие и доступность медицинских услуг в области сексуального и репродуктивного здоровья.

Все страны региона должны срочно криминализовать домашнее насилие, снять с пострадавших от него бремя доказывания и отказаться от регламентов, требующих обязательного урегулирования споров ради сохранения семьи

«Совершенно необходимо, чтобы защита и расширение возможностей женщин играли главную роль в государственной политике в области здравоохранения, однако многие государства Восточной Европы и Центральной Азии ничуть не приблизились к этой идеальной ситуации. Вместе с тем есть инструмент для создания эффективной, всесторонней нормативно-правовой базы в области домашнего насилия — революционная Стамбульская конвенция. Она открыта для присоединения Беларуси, России и государств Центральной Азии, а также для членов Совета Европы», — напомнила Наталья Нозадзе.

«Однако любые институциональные изменения не смогут закрепиться, если власти не пресекут нарастающие „традиционалистские“ нарративы, из-за которых женщины лишаются прав. Вместо эксплуатации такого отношения в обществе ради собственной политической выгоды, руководство стран региона должно сделать права женщин ядром государственной политики», — заключила она.