Amnesty International

Украина: российская тактика осадной войны приводит к незаконным убийствам мирных жителей – новые свидетельства и расследование

Для тактики ведения осадной войны, которую использует российская армия в Украине,
характерны постоянные неизбирательные нападения на густонаселённые районы, что в
нескольких городах приводит к незаконному убийству мирных жителей, заявила сегодня
Amnesty International в своём новом расследовании, проведённом в зоне вооружённого
конфликта.


Впервые полевые расследователи Amnesty International самостоятельно верифицировали
физические доказательства применения запрещённых кассетных боеприпасов, использование
которых нарушает международное право. Они также собрали свидетельские показания,
которые фиксируют российскую тактику проведения осад, в том числе незаконные
неизбирательные нападения, нарушение работы основных коммунальных служб,
уничтожение каналов связи, разрушение гражданской инфраструктуры и ограничения на
доступ к лекарствам и медицинским услугам.


В последние недели российские войска при обстрелах жилых районов использовали по
определению неизбирательные вооружения, например, кассетные боеприпасы, а также
неточное оружие с большой площадью поражения, такое как неуправляемые авиабомбы и
ракетные системы залпового огня (РСЗО).


Сами по себе нападения российских войск на посёлки и города и бессмысленное разрушение
инфраструктуры необходимой для повседневной жизни людей нарушают международное
гуманитарное право и международное право в области прав человека. Проведение
неизбирательных нападений, в ходе которых гибнут или получают ранения мирные жители,
является военными преступлениями.


«Характерной чертой этих жестоких осад является постоянный неизбирательный обстрел
российскими войсками, которые со временем наносят совершенно катастрофический ущерб»,
– заявила Джоанн Маринер, директор программы Amnesty International по реагированию на
кризисы.

«Уже пять недель мирные жители Украины наблюдают, как их города день за днем стирают с
лица земли. Наше исследование в районе конфликта документально зафиксировало, как
некоторые из самые уязвимых людей в обществе жестоко страдают из-за применения этой
безжалостной осадной тактики».


«Мирные жители в осаждённых городах должны незамедлительно получить доступ к
гуманитарным коридорам, чтобы желающие уехать, могли безопасно эвакуироваться. А
гуманитарные грузы также должны быть доставлены тем, кто не уехал».


Amnesty International брала интервью, как лично, так и дистанционно, у людей, которые жили
под осадой в пяти городах, в том числе в Харькове и Мариуполе. Лаборатория по поиску
доказательств Amnesty International проанализировала соответствующие спутниковые снимки
и верифицировала видеозаписи и фотографии инцидентов, описанных ниже. В ближайшие недели Amnesty International продолжит публиковать свидетельства, собранные в Украине в ходе проведения расследований в Украине.

Неизбирательные нападения

Российские войска подошли к северным пригородам Харькова в первые дни вторжения и быстро перешли к тактике осады – пытались окружить город и обстреливали неизбирательным оружием жилые районы.

Amnesty International документально подтвердила частое проведение незаконных неизбирательных обстрелов жилых районов Харькова. Двадцать восьмого февраля было произведено три залпа РСЗО по северной части города, в результате которых было убито как минимум девять мирных жителей, в том числе детей, а также ранено ещё 18 человек.

Во время обстрела утром 4 марта Алексей Стовба, 41-летний отец семейства, был ранен кассетным боеприпасом, когда покупал продукты на улице Железнодорожников в харьковском районе Малая Даниловка.


Он рассказал Amnesty International: «Мы нашли кое-какую еду и стояли перед продуктовым магазином, когда я услышал громкий звук. Я повернулся и увидел множество маленьких огоньков. Они были мне где-то по колено, метрах в 50. Я упал, моя жена тоже, и я почувствовал, как что-то ударило в правую ногу… Я стянул штаны и увидел много крови».


Позже хирург удалил три осколка из его правого бедра, икры и ступни. Эксперт по вооружениям из команды Amnesty International по реагированию на кризисы лично изучил вещественные доказательства и убедился, что самый большой осколок был от кассетного боеприпаса 9Н210 или 9Н235.


Харковский район Салтовка неоднократно обстреливали во время осады города. Кризисная лаборатория Amnesty International верифицировала 22 случая обстрела района с 27 февраля по 16 марта, в ходе которых были повреждены жилые районы, в
том числе школы, жилые кварталы, продовольственные рынки и трамвайный парк. На фотографиях с мест обстрелов видны обломки ракет «Смерч» и кассетных боеприпасов.


Мужчина*, руководящий бомбоубежищем в Салтовке, рассказал Amnesty International: «Это стало моей новой реальностью – обстрелы и бомбёжки, помочь выбираться пожилым женщинам из развалин, ни газа, ни воды, ни электричества. Раз в три дня мы топим лёд, чтобы достать воды. В убежище 300 человек. Большинство старые, беспокойные, [у них] астма, диабеты. Есть несколько таких, которые не выходили из убежища три недели. Главная проблема в Салтовке, что пожилые умирают из-за нехватки лекарств, от шока, от сердечного приступа. Очень важно положить их в землю и похоронить, скоро станет теплеть и они начнут разлагаться».


В убежище во Львове исследователи Amnesty International взяли интервью у 16-летней девочки, которую без взрослых эвакуировали из Харькова. Организация верифицировала фотографию, на которой есть обломки 220-миллиметровой ракеты
«Ураган», которая упала близко от многоквартирного дома, где живёт ее семья, рядом со школой.


Она рассказала Amnesty International: «ракета упала ночью, я почувствовала запах гари и ударную волну. Вся моя семья, мы с первого дня войны все живём в коридоре нашей квартиры».

Amnesty International ранее уже подтверждала, что кассетные боеприпасы убили ребёнка и ещё двух мирных жителей, которые укрывались в детском саду в Сумской области и документально зафиксировала авиаудар, в котором погибли мирные
жители, стоявшие в очереди за продовольствием в Чернигове.


Отсутствие связи


Связаться с мирными жителями в осаждённых городах невероятно трудно из-за перебоев в работе мобильной связи и интернета. Многие люди проводят большую часть времени в подземных бомбоубежищах, где сигнал очень слабый или его нет вообще. Доступ к средствам связи и интернету крайне важен для безопасности и для того, чтобы получать необходимую
информацию о возможных путях эвакуации.


В Харькове и Изюме ударами были повреждены комплексы с телебашнями. Исследование открытых источников и анализ спутниковых снимков, проведённые Amnesty International, показали, что комплекс харьковской телебашни был, скорее всего, с 27 февраля по 17 марта повреждён дважды, а о перебоях в трансляции сообщалось с 6 марта. Здание, относящееся к
изюмской телебашне, было повреждено 12 марта, а потом ещё раз 20 марта. Сообщения из открытых источников опять-таки подтвердили перебои в вещании. Многие пожилые жители привыкли узнавать новости и экстренную правительственную информацию только из телевизора.


Amnesty International ранее фиксировала, что мирное население Изюма находится на грани
гуманитарной катастрофы
, поскольку российские войска обстреливают города с самого начала
вторжения.


Негативные последствия для людей из групп риска


Вооружённый конфликт по-прежнему крайне негативно влияет на жизнь пожилых людей и людей с инвалидностью, что ещё больше усугубляется осадной войной.


Александр Михта, 39-летний житель Харькова, болен сахарным диабетом и ему очень трудно ходить из-за последствий этой болезни. Он отвёз жену и дочь к польской границе, но потом был вынужден остаться в Украине, потому что ввели военного положения. В его многоквартирный дом в Харькове попали ракеты «Смерч», они разворотили трубы центрального отопления, из-за чего пропало отопление и затопило нижние этажи. Кризисная лаборатория Amnesty International верифицировала 21 фотографию, которые подтвердили ущерб, нанесённый зданию. Михта позже уехал в убежище во Львов вместе со своим отцом.


Он рассказал Amnesty International: «Обстрелы всё время становились всё сильнее. Мне была нужна еда, так что я вышел на улицу и пошёл в магазин. У меня диабет и я побежал, когда обстрел усилился, и подвернул ногу. Я пытался добраться до бомбоубежища, но не смог. Я сломал шесть костей, и они [доктора] хотят ампутировать [ногу]».


Amnesty International также взяла интервью у 61-летней женщины*, оставшейся в Харькове, чтобы ухаживать за матерью 84 лет, у которой деменция и которая не может путешествовать.


Она сказала: «Мы, старые люди, остаёмся. Моя мать еле двигается… Мы из Луганска и мне пришлось привезти маму из Луганска… Мы переехали на квартиру к моей дочери в Харьков и теперь застряли здесь. Один час в сутки мы проводим на улице».

«Я разговариваю с мамой. Я вожу её в туалет и помогаю ей раздеваться. Мне все время приходится ей объяснять, почему мы в Харькове и почему мы в подвале. У неё деменция и онапостоянно забывает, почему она в подвале, и мне приходится объяснять ей весь день. У неё была нормальная жизнь, она могла гулять по саду. Теперь уже нет».


Пожилые люди и люди с инвалидностью, а также другие группы людей, которые могут столкнуться с определёнными рисками и проблемами, покидая свои дома, должны эвакуироваться в первую очередь, как это специально отмечено в международном
гуманитарном праве. Планирование эвакуации и информирование о ней, а также о безопасных гуманитарных коридорах, также должно осуществляться инклюзивно, в том числе путем обеспечения доступности информации, транспорта и услуг.