УКРАИНА

Угрозы и нападения на представителей слабозащищённых меньшинств и на правозащитников со стороны групп, исповедующих дискриминацию, продолжались. В то же время полиция чаще эффективно обеспечивала безопасность публичных собраний и акций. Лишь единичные виновники серьёзных нарушений прав человека, совершенных во время Евромайдана, были привлечены к ответственности. Сотрудники спецслужб, ответственные за тайное незаконное удержание под стражей и пытки на востоке Украины в 2014–2016 годах, продолжали пользоваться полной безнаказанностью. Прогресс в расследовании нападений на активистов и журналистов, совершённых в предыдущие годы, наблюдался только в некоторых громких делах. Появились новые инициативы, направленные на борьбу с гендерным насилием, однако эффективность их реализации на практике осложнялась отсутствием политической воли или достаточных ресурсов. Для многих представителей гражданского общества и гуманитарных организаций территории восточной Украины (Донбасс), контролируемые сепаратистами при поддержке России, оставались недоступными. Из поступавшей оттуда ограниченной информации было известно, что там насильственно подавляется любое инакомыслие, а к лицам, содержащимся под стражей, повсеместно применяются пытки и другие виды жестокого обращения. Положение с правами человека в оккупированном Россией Крыму продолжало ухудшаться, всё новые обширные репрессии разворачивались в отношении инакомыслящих и религиозных меньшинств.

Правовые и конституционные изменения

Тридцатого июня вступила в силу поправка к статье 124 Конституции, сделавшая возможной ратификацию Римского статута Международного уголовного суда. Тем не менее по состоянию на конец года Украина так и не ратифицировала Римский статут, подписанный ею ещё в 2000 году.

Свобода собраний

Активистам, которые систематически сталкиваются с травлей и нападениями со стороны групп, исповедующих дискриминацию и насилие, удалось провести несколько публичных мероприятий и акций, а сами эти мероприятия привлекли больше участников, чем в предыдущие годы. Восьмого марта акции в защиту прав женщин прошли по всей Украине, включая Харьков, Львов, Мариуполь, Одессу, Ужгород, Запорожье и столицу страны Киев. Полиция успешно предотвратила ряд нападений, подобных тем, которые омрачили аналогичные мероприятия в 2018 году. Так, в охране правопорядка во время Марша женщин в Киеве, в котором приняло участие около 1300 человек, были задействованы 900 полицейских.[1]

Свыше 8 тысяч человек приняли участие в Прайд-марше в Киеве 23 июня, он стал самым многочисленным в истории страны. Накануне мероприятия Администрация президента призвала полицию обеспечить его безопасность, и в его ходе полицейские эффективно изолировали агрессивно настроенных противников марша. На Прайд 26 сентября в Одессе вышли около 300 человек, а поддержанием порядка занимались около 500 правоохранителей.

Благодаря работе полиции 23 ноября десятки активистов за права трансгендерных людей сумели провести марш в центре Киева, посвящённый Международному дню памяти трансгендерных людей, несмотря на попытки оппонентов сорвать мероприятие.

Тем не менее организаторам Прайда в Кривом Роге, запланированного на конец июля, пришлось отменить акцию из-за угроз. Пятнадцатого сентября в центре Харькова полиция оцепила место проведения первого в городе Прайда и тем самым дала возможность 2–3 тысячам его участникам провести мероприятие, несмотря на угрозы со стороны противников. Однако по его окончании нескольких участников, по их словам, догнали и избили на глазах у сотрудников полиции, которые не стали вмешиваться. Сообщалось, что некоторые сотрудники полиции, обеспечивавшие охрану правопорядка во время Прайда, демонстрировали гомофобное отношение и допускали гомофобные комментарии.[2]

Безнаказанность сотрудников правоохранительных органов

Использование тайных тюрем, практиковавшееся Службой безопасности Украины (СБУ) в 2014–2016 годах, по-прежнему отрицалось властями страны и не было эффективно расследовано. Тем не менее адвокаты нескольких бывших заключённых, не прекративших добиваться справедливости, не давали спустить дело на тормозах и окончательно закрыть расследование. Как минимум один из бывших пострадавших пожаловался на дальнейшие притеснения в 2019 году со стороны сотрудников СБУ: его произвольно задержали и на камеру взяли с него устное обещание стать их тайным осведомителем. Он подал официальную жалобу на этот инцидент, и в июле началось официальное расследование, однако по состоянию на конец года ни о каких его результатах не сообщалось.

Власти не обеспечили восстановление справедливости всем тем, чьи права были нарушены в 2013–2014 годах во время Евромайдана, когда более 100 человек были убиты, а еще сотни получили ранения в ходе попытки его жестокого подавления силовыми структурами. Следствие по этому делу двигалось медленно и неэффективно.[3] Это ещё более  усугублялось реформой следственных органов с затянувшейся и оспариваемой передачей следственных полномочий от Генеральной прокуратуры к недавно созданному Государственному бюро расследований, расформированием первоначальной следственной группы и увольнением её давнего руководителя и нескольких других членов, а также затягиванием принятия требуемых решений в парламенте.

К ноябрю лишь малая часть из более чем 4 тысяч эпизодов этого уголовного дела дошла до суда, что привело к осуждению 59 человек. Общее число подозреваемых в совершении уголовных преступлений достигло 445 человек, примерно половину из которых составляли бывшие сотрудники правоохранительных органов. Помимо них в качестве обвиняемых фигурировали высокопоставленные должностные лица, прокуроры, судьи и почти 100 «титушек» — частных лиц, которых власти использовали для организации нападений на протестующих. По сравнению с прошлым годом эти цифры выросли очень незначительно.

В ходе декабрьского обмена заключёнными с поддерживаемыми Россией сепаратистами (см. выше) были освобождены пять бывших сотрудников ОМОНа, арестованные по подозрению в причастности к убийствам во время Евромайдана.

Безнаказанность за нападения на почве ненависти

В стране не прекращались нападения на журналистов, гражданских активистов и представителей слабозащищённых групп, таких как рома. Нападения, совершённые в предыдущие годы, не расследовались эффективно, а в тех немногих делах, где удалось установить предполагаемых виновников, власти избегали признания очевидного мотива ненависти.

В июне по делу о гибели в 2018 году активистки Екатерины Гандзюк были осуждены пятеро мужчин за умышленное нанесение тяжких телесных повреждений (первоначальное обвинение в убийстве было соответственно переквалифицировано в апреле). Суд приговорил их к лишению свободы сроком от трёх до шести с половиной лет. Один из предполагаемых сообщников был объявлен в международный розыск. Остаётся открытым вопрос, кто именно и почему заказал нападение на Екатерину Гандзюк. В декабре парламент создал временную следственную комиссию для парламентского контроля за расследованием нападений на гражданских активистов в течение 2017–2018 годов, включая нападение на Екатерину Гандзюк. Аналогичная комиссия существовала и в парламенте предыдущего созыва, и 11 июля новый состав парламента заслушал и принял её доклад. В нём указывалось на многочисленные недоработки, ошибки и конфликты интересов, имевшие место в следствии по делу Екатерины Гандзюк в 2018 году.

Из шести человек, напавших в марте 2018 года на защитницу прав женщин и ЛГБТИ-активистку Виталину Коваль из Ужгорода, обвинение в причинении «лёгких телесных повреждений» было предъявлено только двум. Дело было передано в суд, но спустя несколько месяцев, в декабре, разбирательство не продвинулось дальше начальной стадии. Расследование мотива ненависти было выделено в декабре 2018 года в отдельное производство и год спустя ещё не закончилось.

Свобода выражения мнений

В печатных, вещательных и интернет-СМИ сохранялся плюрализм мнений, однако внушали беспокойство нападения на журналистов и ограничения на работу по большей части иностранных журналистов и зарубежных средств массовой информации, обвиняемых в пророссийской или антиукраинской пропаганде.

В конце своего президентского срока в марте президент Порошенко продлил прямой запрет на доступ к нескольким российским социальным сетям и интернет-ресурсам. Однако выяснилось, что такие популярные сервисы, как ВКонтакте и Яндекс, а также несколько других ранее заблокированных интернет-ресурсов, позже стали доступны в сетях как минимум нескольких интернет-провайдеров.

Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания на протяжении нескольких месяцев рассматривал вопрос о закрытии средств массовой информации с якобы пророссийской редакционной политикой, принадлежащих одному оппозиционному парламентарию. В сентябре совет, сославшись на технические нарушения, отказался продлевать лицензии пяти региональных телекомпаний, транслировавших контент кабельного телеканала «112 Украина».

В октябре парламент создал временную следственную комиссию для проверки законности смены владельцев телеканалов NewsOne, ZIK и «112 Украина» и изучения предполагаемого российского влияния на их редакционную политику.

В августе Хозяйственный суд Киева вынес решение против общенационального Громадского телевидения по иску о клевете, поданному против него группой С14, члены которой выступают за дискриминацию, участвуют в нападениях и открыто используют символику, ассоциирующуюся с идеологией превосходства белой расы. Суд согласился с тем, что твит Громадского, в котором телеканал назвал организацию С14 неонацистской, порочит её репутацию, и назначил штраф Громадскому телевидению на сумму, эквивалентную 145 долларам США. В ноябре Громадское телевидение проиграло апелляцию по этому делу.

Продолжался суд над узником совести Василием Муравицким, обвинённым в августе 2017 года в государственной измене и террористических преступлениях в связи с его публикациями в российском сетевом издании. Однако в ноябре суд заменил ему круглосуточный домашний арест запретом покидать место жительства в ночное время. Кирилл Вышинский, другой журналист, которого ждал суд по обвинениям в государственной измене после его ареста в мае 2018 года, в сентябре был отпущен на свободу и отправлен в Москву в порядке обмена заключёнными с Россией (см. выше).

Поступали сообщения о жестоких нападениях на журналистов и угрозах в их адрес, но те, кто за ними стоял, редко или никогда не привлекался к ответственности. Национальный союз журналистов в течение года задокументировал как минимум 65 инцидентов с применением насилия в отношении сотрудников средств массовой информации.

Так, 4 мая произошло жестокое нападение на журналиста-расследователя Вадима Комарова из Черкасс, 20 июня он скончался от полученных травм. По состоянию на конец года нападвшие так и не были установлены.

На пресс-конференции 13 декабря полиция отчиталась об аресте трёх мужчин и двух женщин, подозреваемых в причастности к убийству журналиста Павла Шеремета в июле 2016 года. Тем не менее остались открытыми вопросы об их мотивах и о заказчиках убийства.

Была разработана концепция нового закона о порядке регулирования работы и привлечении к ответственности средств массовой информации, предусматривающая, среди прочего, уголовную ответственность за дезинформацию. Эти предложения, вызвавшие озабоченность журналистского сообщества, по состоянию на конец года ещё не были вынесены на рассмотрение парламента.

Насилие в отношении женщин

Гендерное насилие и особенно домашнее насилие всё чаще признавались как проблема, для решения которой требовалось прямое участие государства. В январе вступили в действие поправки к Уголовному и Уголовно-процессуальному кодексам, призванные привести их в соответствие стребованиями Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульской конвенцией), хотя Украина так её и не ратифицировала. Среди прочего, поправки вводят уголовную ответственность за домашнее насилие (но только если оно совершается «систематически» и полиция уже неоднократно открывала по нему к административное производство). В поправках также содержатся юридические определения изнасилования и согласия, основанные на международных стандартах. Кроме того, полиция в случаях домашнего насилия получила право выносить срочные запрещающие предписания, а суды – ограничительные предписания.

В феврале Министерство здравоохранения утвердило порядок проведения и документирования результатов медицинского обследования лиц, пострадавших от домашнего насилия, и предоставления им медицинской помощи. В апреле Министерство социальной политики и Министерство внутренних дел утвердили порядок оценки рисков совершения домашнего насилия. В сентябре по всей Украине заработали 45 полицейских групп реагирования на случаи домашнего насилия (проект «Полина» — аббревиатура «Полиция против насилия»).

Однако эти правовые и институциональные меры всё равно оставались недостаточно эффективными для предотвращения домашнего насилия и борьбы с ним. Полиция была плохо или совсем не подготовлена к исполнению новых инструкций. Так, на востоке Украины Amnesty International задокументировала случаи, когда полиция отказывалась выносить срочные запрещающие предписания в случаях домашнего насилия. А в тех редких случаях, когда полиция выносила срочные запрещающие предписания или суды выносили ограничительные предписания, из-за отсутствия эффективного контроля за их исполнением эти предписания игнорировались.

Оксана Мамченко годами страдала от физического, психологического и экономического насилия со стороны своего мужа, прежде чем развелась с ним. Суд как минимум три раза в течение года выносил решение об ограничительных мерах, в том числе предписав бывшему мужу выехать из их совместного жилья и не приближаться к бывшей жене и детям. Тем не менее он продолжал жить с ними под одной крышей, и насилие не прекращалось даже после возбуждения против него уголовного дела по подозрению в домашнем насилии и неисполнении решения суда. Оксана Мамченко неоднократно вызывала полицию, но полицейские так и не смогли добиться исполнения решения суда.

Крым

Ситуация с правами человека в оккупированном Россией Крыму продолжала ухудшаться. Сохранялись жёсткие ограничения множества прав человека, включая права на свободу выражения мнений, свободу мирных собраний и свободу объединений. Гонениям, запугиваниям и политически мотивированным преследованиям подвергались известные представители крымско-татарского сообщества, проукраинские активисты и все те, кто отрыто критиковал фактические власти. Независимые средства массовой информации и журналисты не имели возможности работать в Крыму, росло число заблокированных информационных интернет-ресурсов. Меджлис крымскотатарского народа  оставался под необоснованным запретом как якобы «экстремистская» организация. Усилились репрессии в отношении незарегистрированного движения «Крымская солидарность», созданного крымскими татарами в 2016 году с целью оказания взаимопомощи. Десятки членов движения были арестованы на основе произвольно предъявленных подозрений в терроризме, в том числе во время скоординированных рейдов российских силовых структур по домам крымских татар 27 марта, когда были задержаны 24 человека.[4] В сентябре основателя «Крымской солидарности» и узника совести Сервера Мустафаева, находящегося под стражей с мая 2018 года, вывезли вместе с ещё семерыми обвиняемыми в Россию, где должны были начаться слушания по их делу в военном суде.

В ноябре Южный окружной военный суд Российской Федерации приговорил крымского узника совести Эмир-Усеина Куку и ещё пятерых обвиняемых по тому же делу к заключению на срок от семи до 19 лет по безосновательным обвинениям, связанным с терроризмом.

В апреле приходу Православной церкви Украины (ПЦУ) в Крыму отказали в регистрации по формальным причинам. Фактические власти потребовали от ПЦУ освободить кафедральный собор в Симферополе, ссылаясь на прекращение договора аренды. Представители других религиозных меньшинств также сталкивались с притеснениями.

Оставались неизвестными судьба и местонахождение всех лиц, подвергшихся насильственному исчезновению в Крыму после его оккупации Россией.

Донбасс

Для многих представителей гражданского общества и гуманитарных организаций территория восточной Украины, которая контролировалась поддерживаемыми Россией сепаратистами, оставалась недоступной, и оттуда почти не поступало независимой информации. Среди лиц, освобождённых сепаратистами и вывезенных на подконтрольную украинскому правительству территорию, были правозащитники, журналисты и блогеры, лишённые свободы за критическое освещение событий, в том числе Станислав Асеев, «осуждённый» в октябре на 15 лет лишения свободы за «шпионаж».[5] В интервью, данных некоторыми из освобождённых, повторяются рассказы о том, что фактические власти Донбасса подавляют любые формы инакомыслия, в том числе такими методами, как осуществляемые «Министерством государственной безопасности» задержания, допросы, пытки и другие виды жестокого обращения, а также лишение свободы, зачастую в бесчеловечных условиях. У многих из бывших заключённых были явные признаки перенесённой психологической травмы. Среди особо жутких свидетельств были сообщения о сексуальной эксплуатации и сексуальном насилии в отношении пленников, включая систематические изнасилования женщин, а также и мужчин.


УКРАИНА


Краткая справка

Прошедшие в 2019 году президентские и парламентские выборы привели к существенным политическим изменениям. На президентских выборах 21 апреля комедийный актёр Владимир Зеленский, лишь незадолго перед этим заявивший о себе как политике, одержал решительную победу над действующим президентом Петром Порошенко. На следующий день после инаугурации Зеленский назначил на 21 июля досрочные парламентские выборы. В результате его недавно сформированная партия «Слуга народа» получила парламентское большинство. С целью выполнения главного предвыборного обещания Зеленского — найти политическое решение конфликта на Донбассе — появились инициативы о частичном отводе войск от линии соприкосновения. Ряд оппозиционных политиков внутри страны осудили их как уступку России.

Благодаря состоявшемуся 7 сентября обмену заключёнными с Россией в Украину вернулись 35 украинских граждан, в том числе такие знаковые фигуры, как режиссёр Олег Сенцов и 24 моряка, захваченных российскими силами в Керченском проливе в ноябре 2018 года. Среди 35 человек, отправленных из Украины в Россию в порядке этого обмена, был один из ключевых подозреваемых в деле о сбитом гражданском самолёте над Донбассом в 2014 году, объявленный в розыск властями Нидерландов. Двадцать девятого декабря Украина обменяла 124 задержанных на 76 человек, которых удерживали поддерживаемые Россией донбасские сепаратисты. Ещё пять человек, отпущенных сепаратистами , решили остаться на Донбассе.

Согласно появившейся информации, в ходе июльского разговора с Владимиром Зеленским президент США Дональд Трамп оказывал на него давление, требуя проведения расследования в отношении сына своего политического соперника, Джозефа Байдена. Эта информация привела к запуску процедуры импичмента в отношении президента Трампа и к дипломатическим осложнениям для Украины.

В январе недавно созданная Православная церковь Украины получила томос об автокефалии от Вселенского патриарха в Константинополе. Её автокефалия была признана рядом других православных церквей, но Русская православная церковь Московского патриархата (РПЦ МП) резко осудила этот шаг, назвав его расколом. Насколько известно, РПЦ лишилась нескольких сотен приходов в пользу Православной церкви Украины, но всё равно остаётся крупнейшей церковью в стране.


ВСЕ СТРАНЫ РЕГИОНА