Фото: Valery Sharifulin/TASS

Порядок в Казахстане восстановлен, но вопросы о вопиющих нарушениях прав человека так и остаются без ответа

В начале января 2022 года в знак протеста против резкого роста цен на газ тысячи людей вышли на улицы городов Казахстана. К первым лозунгам против экономической политики правительства вскоре добавились более широкие призывы бороться против коррупции, политического застоя и повсеместной несправедливости. Власти враждебно отреагировали на протестующих, начали преследование и затыкание ртов журналистам и активистам, перекрыли доступ к независимой информации.

Так как события развивались самым тревожным образом, а материальный ущерб и число жертв столкновений протестующих с полицией росли, на улицы городов Казахстана были выведены войска, которые получили от президента Касым-Жомарта Токаева указание открывать огонь по протестующим без предупреждения. Кроме того, когда протесты распространились ещё шире, а улицы Алматы и других городов захлестнуло насилие, власти отключили Интернет и заблокировали доступ в социальные сети и к другим средствам цифровой коммуникации. В условиях насилия и хаоса быстро разворачивающихся событий народ Казахстана и международное сообщество были намеренно оставлены правительством в неведении, оказались не способны найти критически важную информацию. Как выразилась местная правозащитница Татьяна Чернобиль, «полное отключение Интернета по всей стране более чем на сутки, а в некоторых регионах и дольше, оставило людей практически без связи с внешним миром». Те, кто мог бы предоставить независимую информацию, в том числе журналисты и правозащитники, столкнулись с препятствиями в своей работе и репрессиями и даже были публично названы президентом как ответственные за разжигание беспорядков.

Сегодня власти, похоже, восстановили порядок и полностью контролируют ситуацию на улицах. Блокировка Интернета снята, и, в отличие от первых дней протестов, мы теперь можем общаться с коллегами в Казахстане. Но мы даже не приблизились к пониманию, что же именно произошло, остаётся ещё много вопросов, которые власти оставили без ответа. В целях обеспечения прозрачности и недопущения распространения пагубных спекуляций президент Касым-Жомарт Токаев и его правительство должны дать немедленные, прямые и честные ответы на все насущные вопросы, касающиеся нарушений прав человека в дни кризиса.

В целях обеспечения прозрачности и недопущения распространения пагубных спекуляций президент Касым-Жомарт Токаев и его правительство должны дать немедленные, прямые и честные ответы на все насущные вопросы, касающиеся нарушений прав человека в дни кризиса

Власти провели массовые аресты в ответ как на мирные протесты, так и на вспышки насилия, и, по их собственным данным, к 11 января в заключении содержалось около 10 тысяч человек. Сейчас официальная цифра задержанных сократилась. Согласно заявлению президента от 20 января, власти удерживают под стражей около двух тысяч человек. Но остаются насущные вопросы. Сколько из этих задержанных были мирными демонстрантами, арестованными в соответствии со строгим законом Казахстана о публичных собраниях? Каковы основания для их задержания и есть ли улики против них? Каковы условия их содержания? Предоставляется ли им доступ к адвокатам? Немедленно ли они предстают перед судом для проверки законности их задержания или будут содержаться под стражей продолжительный срок? Разрешено ли им общаться с внешним миром и уведомлять свои семьи или других людей о своём местонахождении? Без чётких ответов на эти вопросы народу Казахстана и международному сообществу остается опасаться худшего.

До сих пор власти давали противоречивые и расплывчатые сообщения о том, в отношении кого они использовали силу, пытаясь восстановить порядок. Учитывая историческое несоблюдение права на свободу собраний в Казахстане, есть основания для глубокой обеспокоенности тем, что многие из задержанных на самом деле мирно осуществляли свои права и были задержаны полицией и силами безопасности в результате операций с чрезмерным применением силы.

Согласно неоправданно ограничительному законодательству Казахстана, уличные протесты разрешены только с предварительного разрешения властей, и заявителям таких акций обычно произвольно отказывают. Спонтанный протест, каким бы мирным он ни был, в Казахстане является «незаконным». Согласно этому закону, любой из тысяч человек по всей стране, присоединившихся к протестам в январе, подлежит суровому наказанию, включая штрафы и до десяти суток административного ареста (до 25 суток при повторном правонарушении в течение года). Таким образом, осуществление права на свободу мирных собраний влечёт за собой краткосрочное лишение свободы.

По мере того, как информация постепенно становилась доступной, по всей стране росло число случаев противозаконных задержаний, которые мы смогли подтвердить. Среди задержанных были журналисты, арестованные за освещение событий, в том числе Лукпан Ахмедьяров из «Уральской недели» и Дарын Нурсапар из Altaynews.kz. Министерство информации 19 января подтвердило, что 18 журналистов были арестованы и содержались под стражей в течение нескольких часов, шесть из них были подвергнуты административному аресту. Активисты Маруа Эскендирова и Омангельды Озазбаев из Уральска были арестованы на 20 суток каждый за посещение коллеги в больнице, что власти квалифицировали как «незаконный протест».

Есть и более вопиющие истории. Экоактивист Артём Сочнев из Степногорска может быть привлечен к уголовной ответственности за «возбуждение социальной розни» в связи с его одиночным пикетом 4 января в знак солидарности с другими протестующими.

Экоактивист Артём Сочнев из Степногорска может быть привлечен к уголовной ответственности за «возбуждение социальной розни» в связи с его одиночным пикетом 4 января в знак солидарности с другими протестующими

Как и в случае с оставшимися вопросами о масштабах и характере задержаний, связанных с событиями начала января, мы также остались без содержательной информации о людях, погибших в ходе этих беспорядков. Пятнадцатого января власти неохотно объявили, что в ходе протестов погибли 225 человек, 19 из которых, по их словам, были сотрудниками полиции или Вооружённых сил. Но эта цифра может не отражать полной картины. Коалиция НПО Казахстана против пыток заявила 19 января, что «точное количество убитых, раненых или иным образом пострадавших гражданских лиц, включая погибших, остаётся неизвестным».

Особую тревогу вызывает отсутствие прозрачности в отношении обстоятельств гибели гражданских лиц и любого применения смертоносной силы правоохранительными органами

Особую тревогу вызывает отсутствие прозрачности в отношении обстоятельств гибели гражданских лиц и любого применения смертоносной силы правоохранительными органами. «С точки зрения прав человека правительству ещё предстоит объяснить и оправдать ограничения и введённый режим чрезвычайного положения, связанного с террористической угрозой, — говорит Татьяна Чернобиль. — Например, президент должен объяснить свой приказ открывать огонь на поражение без предупреждения, и тот факт, что ещё за день до этого, 6 января, полиция в Алматы обстреляла боевыми патронами явно мирных демонстрантов, в результате чего как минимум один человек погиб, а многие получили ранения».

Аналогичным образом практика содержания задержанных без связи с внешним миром вместе с первоначальными сообщениями о жестоком обращении с ними вызвали серьёзную озабоченность. Люди ищут членов своих семей, пропавших без вести во время протестов. Появляется всё больше сообщений о том, что люди были застрелены или избиты полицией, а другие — допрошены в нарушение их основных прав на справедливое судебное разбирательство. Например, уже есть два сообщения о пытках со стороны милиции в Атырау: одно от Зинат Урынбасаровой, которая провела ночь в спортзале местного РОВД, став свидетелем пыток и других видов жестокого обращения, и другое от Сергея Шутова, там же подвергавшегося пыткам на протяжении 11 часов.

В своём заявлении Коалиция НПО Казахстана против пыток подтверждает, что люди подвергались пыткам со стороны сотрудников полиции, и сообщает, что ни одного официального расследования этих фактов так и не было начато. Право на свободу от пыток является абсолютным правом, которое не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах, в том числе в условиях чрезвычайного положения.

Право на свободу от пыток является абсолютным правом, которое не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах, в том числе в условиях чрезвычайного положения

Уязвимость задержанных перед жестоким обращением усугубляется хронической проблемой нарушения права на справедливое судебное разбирательство не только в уголовном, но и в административном судопроизводстве. Татьяна Чернобиль указывает: «Другая проблема — быстрые административные процессы по всей стране без надлежащей правовой процедуры и последовавшие за этим массовые аресты, в том числе нескольких журналистов. Люди сообщали, что сотни, а, возможно, и тысячи арестованных гражданских лиц были лишены доступа к своим адвокатам и семьям».

Справедливость и доступ к эффективным средствам правовой защиты, гарантии против пыток и полное соблюдение права на справедливое судебное разбирательство имеют основополагающее значение для обеспечения установления полной и эффективной ответственности за все нарушения, совершённые в Казахстане во время бурных событий января 2022 года.

Нынешний кризис в Казахстане является результатом многолетних и непрекращающихся государственных ограничений, ущемления основных прав и свобод человека и преследований тех, кто пытался реализовать свои права. Это должно прекратиться! Единственный выход из кризиса для Казахстана – это полное соблюдение всех прав человека для всех жителей страны. И сейчас свобода слова имеет первостепенное значение: каждый, в первую очередь казахстанцы, имеет право точно знать, что произошло за последние несколько недель и что именно будет дальше.