Фото: SEYLLOU/AFP via Getty Image

Доклад Amnesty International 2021/22. Обзор ситуации в Африке

Затяжные вооружённые конфликты в Африке дорого обходились мирным жителям континента. Стороны конфликтов в Буркина-Фасо, Демократической Республике Конго (ДРК), Камеруне, Мали, Мозамбике, Нигере, Нигерии, Сомали, Центральноафриканской Республике (ЦАР), Эфиопии и Южном Судане совершали военные преступления и другие серьёзные нарушения норм международного гуманитарного права и права в области прав человека. В некоторых случаях такие нарушения представляли собой преступления против человечности. Правосудие было практически недоступно пострадавшим. Конфликты привели к перемещению миллионов людей. Гуманитарная ситуация в лагерях беженцев и внутренне перемещённых лиц (ВПЛ) оставалась шаткой, и находиться там было небезопасно. 

Вдобавок к бушевавшим конфликтам пандемия коронавируса до крайности негативно сказалась на соблюдении прав человека в Африке. Попыткам властей переломить её ход препятствовало глобальное неравенство доступа к вакцинам, созданное фармацевтическими компаниями и богатыми странами. К концу года полностью привито от коронавируса было менее 8% из 1,2 миллиарда жителей континента. Из-за пандемии закрывались школы, прекращалось обучение, а дети из стран, затронутых конфликтами, сверх того испытывали дополнительные трудности с получением образования. В нескольких государствах, невзирая на пандемию, проводились принудительные выселения, вследствие чего десятки тысяч человек остались без крова.  

Под предлогом борьбы с распространением коронавируса власти вели наступление на право на инакомыслие и другие свободы. Во многих странах, прикрываясь соображениями охраны здоровья и безопасности, власти запрещали мирные собрания. Когда же люди вопреки запретам выходили на улицы, сотрудники силовых ведомств их разгоняли с применением чрезмерной силы. Власти не прекращали затыкать рот правозащитникам и преследовать их в уголовном порядке. Они целенаправленно уничтожали пространство гражданского общества и ограничивали свободу СМИ, пользуясь законами о подстрекательстве к мятежу, терроризме и уголовно наказуемой клевете.

В африканских странах не прекращалась глубоко укоренившаяся гендерная дискриминация наряду с другими формами неравенства. Главные проблемы включали в себя рост гендерно обусловленного насилия, ограниченность доступа к услугам и информации в области сексуального и репродуктивного здоровья, ранние и принудительные браки, исключение беременных девочек из школы. ЛГБТИ сталкивались с притеснениями, задержаниями, судебными преследованиями из-за их реальной или предполагаемой сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Несколько стран особенно сильно пострадали из-за засухи, усугублённой изменением климата. Ещё в ряде государств обеспокоенность вызывала деградация окружающей среды. 

Незаконные нападения и убийства 

В ходе каждого из конфликтов в регионе регулярно происходили целенаправленные нападения на мирных жителей и гражданскую инфраструктуру. В Крайнесеверном регионе Камеруна по состоянию на 24 октября группировки «Боко Харам» и «Исламское государство в Западной Африке» осуществили примерно 51 нападение, в ходе которых убили как минимум 70 гражданских лиц. В ЦАР в феврале в результате нападения военнослужащих национальной армии и её союзников на мечеть погибло 14 человек. Многопрофильная комплексная миссия ООН по стабилизации в Центральноафриканской Республике (МИНУСКА) заявила, что с июня по октябрь вследствие конфликта были убиты 228 мирных жителей. В Эфиопии Народный фронт освобождения Тыграя (НФОТ), государственные силовые структуры и ополченцы истребили сотни мирных жителей, причём во многих случаях по национальному признаку, в том числе в городах Бора, Эдага-Берхе и Ади-Гошу. В Нигере «Исламское государство в Большой Сахаре» (ИГБС) нападало на сельских жителей и торговцев в регионах Тиллабери и Тахуа. В результате трёх таких нападений за период с января по март погибли не менее 298 мирных жителей. На северо-востоке Нигерии группировки «Боко Харам» и ИГЗА осуществили не менее 30 нападений, приведших к гибели более чем 123 гражданских лиц.

Все конфликты в регионе также сопровождались нападениями неизбирательного характера, в которых гибли и получали ранения мирные жители. Так, в ЦАР от подрывов самодельных взрывных устройств в течение первого полугодия погибли не менее 15 человек. В Эфиопии в результате авиаудара эфиопских вооружённых сил по рынку в деревне Эдага-Селус в Тыграе были убиты более 50 гражданских лиц, ещё множество получили ранения. В результате артиллерийского обстрела, предполо-жительно осуществлённого НФОТ, в жилом районе города Дебре-Табор в регионе Амхара были убиты шесть человек. В Мозамбике в ходе конфликта в Кабу-Делгаду сотрудники частной военной компании Dyck Advisory Group, нанятой правительством в качестве силы быстрого реагирования, вели стрельбу из автоматов и беспорядочно сбрасывали взрывные устройства с вертолётов, зачастую не делая различий между гражданскими и военными целями. На северо-востоке Нигерии в феврале группировка «Боко Харам» обстреляла реактивными гранатами районы города Майдугури в штате Борно, убив как минимум 16 человек и ранив 47. В сентябре в результате военного авиаудара по деревне Бувари в штате Йобе погибли девять человек, ещё несколько получили ранения. В Сомали с февраля по июль, по данным ООН, погиб 241 мирный житель и ещё 295 получили ранения. Из них 68% жертв были вызваны неизбирательными нападениями вооружённой группировки «Аш-Шабаб», а за остальные ответственность лежит на государственных вооружённых силах, ополчениях кланов и международных и региональных контингентах, включая Миссию Африканского союза в Сомали.

Почти все стороны вооружённых конфликтов в Африке использовали сексуальное насилие как тактику ведения войны. В ЦАР с января по июнь МИНУСКА задокументировала 131 такой случай, включая 115 изнасилований. В ДРК сексуальное насилие, связанное с конфликтом, по-прежнему носило массовый характер: только в Северном Киву и в Итури с января по сентябрь, по информации ООН, были изнасилованы как минимум 1100 женщин. Стороны конфликта в Эфиопии массово насиловали женщин и девочек в Тыграе и Амхаре. В Южном Судане, по оценкам ООН, государственные силовые структуры и негосударственные вооружённые формирования совершили в контексте конфликта по меньшей мере 63 акта сексуального насилия, включая изнасилования, групповые изнасилования и принудительное раздевание. В Нигере в апреле представители чадского контингента, направленного Сахельской группой пяти, изнасиловали в Тере (регион Тиллабери) двух женщин и 11-летнюю девочку. 

Блокады и ограничения гуманитарного доступа также применялись как тактика ведения войны в некоторых конфликтах. В Буркина-Фасо «Группа по поддержке ислама и мусульман» (ГПИМ) устроила блокаду города Мансила в провинции Яга, что вызвало дефицит продовольствия. В Мали ГПИМ осадила множество деревень и поселений, не давая сельским жителям свободно передвигаться, обрабатывать свою землю и ходить за водой, чтобы вынудить их отказаться от сотрудничества с армией. Вооружённые формирования и правительственные силы блокировали и ограничивали гуманитарный доступ в ДРК, Камеруне, Эфиопии и Южном Судане. Как следствие, по оценкам ООН, более 19,6 миллиона человек в ДРК, 5 миллионов человек в Эфиопии и 8,3 миллиона человек в Южном Судане отчаянно нуждались в гуманитарной помощи, особенно в продовольствии и медикаментах.

В нескольких странах множество людей были убиты во время вспышек межобщинного насилия и вследствие политических беспорядков. Так, в англоговорящих регионах Камеруна, Северо-Западном и Юго-Западном, на фоне усиливающихся межобщинных конфликтов предполагаемые вооружённые сепаратисты нападали на жителей, медицинские учреждения и школы. В Эфиопии межэтническое насилие унесло жизни как минимум 1500 человек в регионах Амхара, Афар, Бенишангуль-Гумуз, Оромия и Сомали. В Нигерии межобщинные столкновения между скотоводами и земледельцами, а также бандитские нападения привели к гибели более чем 3494 человек. В Южной Африке столкновения, спровоцированные арестом бывшего президента Джейкоба Зумы, стоили жизни как минимум 360 человекам.

Безнаказанность

Почти во всех странах виновники преступлений в рамках международного права, а также других серьёзных нарушений прав человека и злоупотреблений оставались безнаказанными. В Буркина-Фасо два члена вооружённой группировки «Ансар уль-Ислам» были осуждены за преступления террористического характера, однако никакого существенного прогресса не наблюдалось в расследовании незаконного убийства 50 человек и насильственного исчезновения ещё 66, которые были предположительно совершены вооружённым формированием «Коглвеого» в деревне Йиргу в провинции Санматенга в 2019 году. В ЦАР Специальный уголовный суд объявил о выдаче 25 ордеров на арест, но ни один из них до сих пор не исполнен. Несмотря на то что власти создали комиссию по расследованию нарушений, допущенных всеми сторонами с начала наступления вооружённой группировки «Коалиция патриотов за перемены» (КПП), ни о её докладах, ни о её дальнейших действиях ничего не сообщалось.

В ДРК в провинциях Северное Киву, Южное Киву, Итури, Танганьика и Касаи не менее 80 военнослужащих и сотрудников полиции были привлечены к ответственности за тяжкие преступления, включая сексуальное насилие. Власти Франции арестовали за военные преступления и преступления против человечности бывшего конголезского полевого командира Роджера Лумбалу. Однако множество других людей, совершавших в ДРК преступления в рамках международного права, по-прежнему пользовались безнаказанностью. В Мали шли судебные процессы по делам о терроризме, однако имелись сомнения в том, что они отвечали международным стандартам справедливого судебного разбирательства. При этом почти ничего не предпринималось для расследования преступлений в рамках международного права, совершённых вооружёнными группировками и военнослужащими.

В Руанде к 25 годам лишения свободы по обвинениям в геноциде был приговорён Жан-Клод Иямуремие, которому инкриминировалось, что он являлся лидером ополчения «Интерахамве» в коммуне Кичукиро во время геноцида 1994 года. Два подозреваемых в геноциде были экстрадированы из США в Руанду, где им предстояло предстать перед судом; ещё одного экстрадировали из Нидерландов. Власти Южного Судана затягивали и блокировали создание смешанного суда для Южного Судана. В Судане к концу года ни один человек так и не понёс ответственности за убийство как минимум 100 протестующих 3 июня 2019 года. Власти также не собирались исполнять свои обязательства по выдаче Омара аль-Башира и двух других подозреваемых МУС, где им предъявлены обвинения в преступлениях против человечности, геноциде и военных преступлениях в Дарфуре.

Экономические, социальные и культурные права

Право на здоровье

Пандемия коронавируса по-прежнему до крайности негативно сказывалась на соблюдении прав человека в Африке. В течение года было зарегистрировано почти 9 миллионов случаев заболевания и более 220 тысяч смертей. С точки зрения выявленных случаев и смертей эпицентром пандемии оставалась Южная Африка. Попыткам властей переломить ход пандемии коронавируса препятствовало глобальное неравенство в распределении вакцин, созданное фармацевтическими компаниями и богатыми странами. Фармацевтические компании поставляли вакцины в первую очередь в страны с высоким уровнем дохода, где скапливалось больше доз, чем могло быть использовано. Богатые страны также блокировали попытки нарастить поставки в страны с низким и средним уровнем дохода за счёт временного отказа от прав интеллектуальной собственности и интенсификации технологического обмена.

Африканские страны в основном получали вакцины от коронавируса через механизм COVAX, Африканский трастовый фонд по приобретению вакцин и благодаря двусторонним договорам между странами о безвозмездных поставках. Очень часто поступлений было недостаточно, их прибытие непредсказуемо, что подрывало доверие населения и мешало властям выстраивать эффективную кампанию вакцинации. В таких странах, как ДРК, Малави и Южный Судан, из-за поставок вакцин с истекающим сроком годности властям приходилось уничтожать партии либо возвращать их для отправки в другие страны. Из-за проблем с поставками было сложно гарантировать, что прививку получат представители уязвимых групп, включая пожилых людей и людей с хроническими заболеваниями. Среди внутренних факторов, мешавших эффективной вакцинации в Африке, можно назвать неравенство, скептическое отношение к вакцинам и нестабильность внутри стран. К концу года полностью привито от коронавируса было менее 8% из 1,2 миллиарда жителей континента. Это самый низкий процент в мире и очень далеко от установленной ВОЗ цели 40-процентной вакцинации населения.

Во время пандемии коронавируса ярко проявилось хроническое недофинансирование здравоохранения на континенте, которое сохраняется десятилетиями. И без того слабые системы здравоохранения большинства стран оказались сильнейшим образом перегружены, особенно в третью волну пандемии. В Сомали большую часть года всеми случаями заболевания коронавирусом в южно-центральных регионах занималась единственная больница в столице страны Могадишо. Частные и государственные больницы в провинции Гаутенг в Южной Африке в июле с трудом справлялись с нагрузкой: у них было занято около 91% всего коечного фонда. В ДРК, Конго, Нигерии и Того работники здравоохранения устраивали забастовки и сидячие акции протеста против неработоспособных систем здравоохранения и с требованиями погасить многомесячные задолженности по заработной плате. Предполагаемая коррупция, в том числе в контексте выделявшихся на борьбу с коронавирусом средств, усугубляла ситуацию в здравоохранении во многих странах, включая Камерун и Южную Африку.

Право на образование

Закрытия школ и прочие срывы образовательного процесса из-за пандемии представляли собой большую проблему. В Чаде доля девочек, которые шли учиться в среднюю школу, упала с 31% в 2017 году до 12% в 2021 году из-за закрытия школ и широкого распространения ранних и принудительных браков. В Южной Африке к маю бросили школу примерно 750 тысяч детей, что более чем в три раза больше, чем до пандемии, когда этот показатель составлял 230 тысяч. В Уганде, где школы начали постепенно открываться с февраля, но закрылись вновь в июне, Управление по национальному планированию спрогнозировало, что более чем 30% учащихся больше не вернутся к учёбе.

Дети в странах, затронутых конфликтами, сталкивались с беспрецедентными, огромными трудностями с получением образования. В Буркина-Фасо, Камеруне и Нигере такие вооружённые формирования, как «Боко Харам», ГПИМ и ИГБС, запрещали «западное образование» и нападали на школы, совершая тем самым военные преступления. Из-за угроз и насилия учителя боялись ходить на работу. В Буркина-Фасо, по информации ЮНИСЕФ, оставались закрытыми 2682 школы, где учились 304 564 учащихся и работали 12 480 учителей. В ЦАР с января по июнь КПП напала и заняла как минимум 37 школ. В Нигере в регионе Тиллабери к июню закрылись 377 школ. К тому времени, по данным ЮНИСЕФ, по всей стране нигде не учились более 50% детей в возрасте от семи до 16 лет.  Право на жилище

Несмотря на пандемию коронавируса, в некоторых странах были зафиксированы принудительные выселения, вследствие которых десятки тысяч человек остались без крова. В Гане, Кении и Нигерии принудительные выселения происходили в основном в городах и сопровождались сносом сотен домов, выстроенных в местах, которые власти называли незаконными поселениями. Кроме того, причиной принудительных выселений в регионе становились различные экономические интересы. В Уганде в округе Кирьандонго более 35 тысяч человек были выселены из своих домов для реализации проектов высокотоварного сельского хозяйства. В Зимбабве тысячи сельских жителей согнали с их земель в Чисумбандже, чтобы топливная компания смогла расширить свои посадки сахарного тростника.

Из положительных событий необходимо отметить, что суды в Кении и Уганде становились на сторону людей, чьё право на жилище было нарушено, и осуждали принудительные выселения. Так, Верховный суд Кении постановил, что выселение в 2013 году жителей неофициального поселения в столице страны Найроби, получившего название «Картонный город», нарушило их право на жилище. Конституционный суд Уганды пришёл к выводу, что Управление заповедников незаконно выселило коренной народ батва с земель их предков в лесу Мгахинга на юго-западе страны.

Подавление инакомыслия

Протесты и применение чрезмерной силы

Борьба с распространением коронавируса по всему региону служила властям предлогом для непрекращающегося подавления мирного инакомыслия и наступления на другие права. В разных странах, в частности в Камеруне, Кот-д’Ивуаре и Чаде, власти первым делом запрещали мирные протесты, ссылаясь на соображения охраны здоровья и безопасности. В таких странах, как Южный Судан и Эсватини, организаторов задерживали накануне и отключали интернет, что равносильно попыткам сорвать запланированные акции. Правоохранители с использованием чрезмерной силы разгоняли мирные акции протеста, на которые, вопреки запретам, выходили сотни и тысячи людей. Более чем в 12 странах, включая Анголу, Бенин, Гвинею, Нигерию, Судан, Сьерра-Леоне, Чад и Эсватини, множество людей погибли из-за того, что сотрудники силовых структур открывали огонь боевыми патронами. В Эсватини силовые разгоны продемократических выступлений, которые начались в мае, к октябрю привели к гибели 80 человек, ещё более 200 были ранены. В Судане не менее 53 человек погибли, когда сотрудники силовых ведомств открыли огонь боевыми патронами, чтобы разогнать людей, протестовавших против октябрьского военного переворота.

Кроме того, мирных демонстрантов задерживали и привлекали к ответственности. В Чаде было задержано как минимум 700 человек, протестовавших против избирательного процесса, а позже — против создания переходного правительства. В ДРК в Северном Киву задержали и поместили под стражу трёх активистов за то, что они организовали мирную сидячую акцию протеста против управленческих просчётов в местном здравоохранении. В Эсватини были произвольно задержаны не менее тысячи продемократически настроенных протестующих, в том числе 38 детей.

Правозащитники и свобода объединений

Защита прав человека по-прежнему требовала большого мужества. Власти стремились заставить правозащитников молчать и преследовали их в уголовном порядке. Правозащитников, наряду с оппозиционерами, задерживали и привлекали к суду во многих странах, в том числе в Бенине, ДРК, Замбии, Зимбабве, Кении, Конго, Нигере, Руанде, Сенегале, Танзании, Эсватини.

В ДРК были заочно вынесены смертные приговоры двум человекам, вскрывшим финансовые схемы, бенефициарами которых были люди и организации, находящиеся под международными санкциями. В Руанде видеоблогера Ивонну Идаманге приговорили к 15 годам лишения свободы за критику государственной политики. Власти Замбии, Конго, Нигера и других стран пользовались уголовными статьями о клевете, чтобы запугивать критиков и затыкать им рты. В Эсватини против критиков фабриковались дела о терроризме и подстрекательстве к мятежу.

Некоторым правозащитникам их деятельность стоила жизни. В июле кенийскую экоактивистку Джоанну Статчбери застрелили в её собственном доме. Перед этим ей поступали угрозы расправой. В Сомали были убиты два журналиста.

В нескольких странах появились и применялись законы и правила, ограничивающие пространство для деятельности неправительственных организаций. Власти Того приостановили выдачу и продление лицензий неправительственным организациям. Власти Уганды одномоментно приостановили работу 54 организаций якобы за неисполнение ими законодательства о неправительственных организациях. В Зимбабве неправительственные организации обязали предоставлять свои планы работы властям, прежде чем предпринимать какие-либо действия в столице страны Хараре. Высокий суд назвал это распоряжение неконституционным. После этого были официально опубликованы поправки к закону «О частных добровольных организациях», которые позволяли закрывать организации за предполагаемое финансирование и агитацию в пользу политиков во время выборов.

Свобода СМИ

Власти продолжали ограничивать свободу СМИ. В Анголе, Буркина-Фасо, ДРК, на Мадагаскаре, в Сенегале, Танзании, Того и других странах приостанавливалась работа газет, радиостанций и телеканалов. В некоторых государствах, например в Гане и Замбии, представители властей врывались в редакции, срывали прямые эфиры, уничтожали имущество. Так, в Замбии неустановленные лица подожгли радиостанцию «Калунгвиши» в районе Чиенги в июне. В Нигерии СМИ развернули кампанию «информационной блокады» в знак протеста против двух законопроектов, которые грозили ужесточить регулирование СМИ и осложнить доступ к информации.

Отключения интернета и блокировка социальных сетей отмечались в таких странах, как Замбия, Нигер, Нигерия, Сенегал, Судан, Уганда, Эсватини, Южный Судан. В июне власти Нигерии приостановили доступ к социальной сети Twitter, после того как она удалила неоднозначный твит президента Бухари за нарушение правил сообщества.

Права беженцев, мигрантов и внутренне перемещённых лиц

Из-за конфликтов, бушевавших в регионе, миллионы людей были вынуждены покинуть свои дома, включая 1,5 миллиона человек в ДРК в 2021 году, после чего общее число ВПЛ в стране достигло 5 миллионов. В Сомали в предыдущие годы были перемещены внутри страны более 2,6 миллионов человек, ещё 573 тысячи бежали из своих домов с января по август. Большую часть беженцев в регионе принимали всего несколько стран: ДРК, Камерун, Кения, Нигер, Руанда, Судан, Чад, Эфиопия, — но лидером по числу беженцев в Африке оставалась Уганда, где находилось более 1,5 миллионов человек. Парадоксальным образом некоторые из принимающих стран, в частности Эфиопия и ДРК, сами генерировали большие потоки беженцев.

Практически во всех лагерях беженцев и ВПЛ региона гуманитарная ситуация оставалась шаткой, и находиться там было небезопасно. В лагерях часто возникали проблемы с обеспечением продовольствием и водой, с получением образования, медицинской помощи и крова. Иногда это являлось следствием блокад и ограничений гуманитарного доступа. В марте правительство Кении выдвинуло УВКБ ООН, Агентству ООН по делам беженцев, ультиматум, потребовав в течение 14 дней закрыть лагеря беженцев «Какума» и «Дадааб». Позже оно взяло свою угрозу назад, и закрытие лагерей было отложено до июня 2022 года. В Нигере члены группировки ИГБС напали на поселение беженцев из Мали в Интикане (регион Тахуа) и убили десятки людей. В Танзании полиция и спецслужбы в сотрудничестве с бурундийскими спецслужбами вынуждали бурундийских беженцев покидать страну, прибегая для этого к насилию, произвольным задержаниям, жёстким правилам размещения в лагерях и угрозам депортации.

Дискриминация и маргинализация

Права женщин и девочек

В африканских странах сохранялась глубоко укоренившаяся гендерная дискриминация и неравенство. Главные проблемы, зафиксированные в регионе, включали в себя рост гендерно обусловленного насилия, ограниченность доступа к услугам и информации в области сексуального и репродуктивного здоровья, неискореняемые ранние и принудительные браки, исключение беременных девочек из школы.

Локдауны, вводившиеся властями для борьбы с распространением коронавируса, привели к резкому повышению уровня сексуального и гендерно обусловленного насилия в регионе. Так, в Южной Африке возник настоящий кризис из-за распространения гендерно обусловленного насилия: согласно официальной статистике, количество преступлений сексуального характера там увеличилось на 74,1%. Кроме того, в первом полугодии произошло как минимум 117 фемицидов.

Отдельные случаи гендерного насилия в регионе вызвали общественное возмущение с требованиями принять меры. В Чаде женщины протестовали на улицах против сексуального насилия и культуры безнаказанности виновников после того, как групповое изнасилование 15-летней девочки было снято на видео и выложено в социальных сетях. В Южной Африке общественное возмущение вызвало убийство 23-летней студентки юридического факультета Носисело Мтебени её молодым человеком. Расчленённое тело студентки было обнаружено в чемодане и полиэтиленовых пакетах.

Притом что в регионе происходил рост гендерно обусловленного насилия, пострадавшим было трудно получить защиту и помощь, а также услуги и информацию в области сексуального и репродуктивного здоровья. Во многих странах продолжали практиковаться ранние и принудительные браки. Как стало известно, в Намибии родители четырёхлетней девочки выдали её замуж за 25-летнего мужчину, когда ей исполнилось два года. В Экваториальной Гвинее продолжал действовать запрет на посещение школ беременными девочками. В Танзании Министерство образования в ноябре объявило, что собирается отменить аналогичный запрет. 

В Кот-д’Ивуаре и на Мадагаскаре были внесены законопроекты о защите от определённых форм гендерной дискриминации. В Судане кабинет министров одобрил ратификацию Протокола Мапуту и КЛДОЖ. Среди других положительных событий следует отметить судебное решение в пользу пострадавших от сексуального и гендерно обусловленного насилия в Нигерии, а также президентское помилование 10 девочек и женщин, выпущенных в Руанде из тюрьмы, куда они попали из-за абортов.

Люди с альбинизмом

На востоке и юге Африки люди с альбинизмом и их родственники существовали в постоянном страхе за свою жизнь. В Малави отмечались нападения на людей с альбинизмом: одного мужчину убили в феврале, а тело другого было обнаружено в августе. В Замбии в июне и июле в ходе двух разных нападений были изувечены два ребёнка: одному было два года, другому девять лет.

Права ЛГБТИ

ЛГБТИ сталкивались с притеснениями, задержаниями, судебными преследованиями из-за их реальной или предполагаемой сексуальной ориентации и гендерной идентичности. В Бенине в городе Котону группа мужчин заставила трёх трансгендерных женщин раздеться, а потом избила и ограбила их. Всё нападение снималось на видео, которое затем было выложено в соцсетях. В Сенегале, где консервативно настроенные группы организовывали протесты с призывом ввести уголовную ответственность за добровольные сексуальные отношения между лицами одного пола, тоже случались нападения на ЛГБТИ, которые снимались на видео. В Камеруне двух трансгендерных женщин приговорили к пяти годам лишения свободы за однополую связь, однако на время обжалования приговора они были отпущены на свободу. В Намибии полиция обвинила трансгендерную женщину в том, что она выдумала свою трансгендерную идентичность, чтобы уйти от ответственности, и под стражей её подвергли трансфобным издевательствам. В Нигерии в штате Тараба был принят новый закон, предусматривавший пожизненное заключение для трансгендерных людей.

В Кении в лагерях беженцев «Какума» и «Дадааб» ЛГБТИ-беженцы постоянно сталкивались с преследованиями и нападениями. Гибель Чритона Атухервы от обширных ожогов, которые он получил вследствие поджога в лагере «Какума», показала, насколько плохо власти защищают ЛГБТИ-беженцев от гомофобных атак.

В Камеруне в городе Бафусам (Западный регион) полицейские пришли в офис организации «Колибри», которая занимается профилактикой и лечением ВИЧ/СПИДа, и задержали 13 человек по обвинениям в однополых связях. Спустя несколько дней их отпустили, предварительно, однако, подвергнув принудительному тестированию на ВИЧ и ректальным осмотрам. В Гане в парламент был внесён законопроект о новых видах уголовной ответственности для ЛГБТИ; полиция провела обыск в офисе организации LGBTI+ Rights Ghana и закрыла его. Полиция также задержала на семинаре 21 ЛГБТИ-активиста за участие в незаконном собрании. Позже с них были сняты все обвинения. На Мадагаскаре Министерство внутренних дел не дало провести ежегодное ЛГБТ-мероприятие.

Из положительных событий необходимо отметить, что Апелляционный суд Ботсваны оставил в силе решение высокого суда, признавшего неконституционным закон об уголовной ответственности за добровольные сексуальные отношения между лицами одного пола. В Уганде Клеопатра Камбугу объявила себя первой трансженщиной, получившей угандийские документы и паспорт, где её пол указан как женский. 

Изменение климата и деградация окружающей среды

Несколько стран региона особенно сильно пострадали из-за засухи, усугублённой изменением климата. В Анголе отсутствие дождей привело к худшей засухе за последние 40 лет. Из-за нехватки продовольствия, безопасной воды и санитарно-гигиенических условий обострилась проблема недоедания, причём особенно сильно страдали женщины, дети и пожилые люди. На юге Мадагаскара сильная засуха больно ударила по людям, которые ведут натуральное хозяйство, разводят скот и добывают пропитание рыбной ловлей. В Южной Африке в июле из-за засухи Восточно-Капская, Северо-Капская и Западно-Капская провинции были объявлены зонами стихийного бедствия.

Выражалась также обеспокоенность по поводу деградации окружающей среды в ряде стран, таких как Ботсвана, ДРК, Гана, Конго, Намибия, Южная Африка. В Ботсване и Намибии канадская добывающая компания ReconAfrica получила лицензии на нефтеразведку в экологически уязвимых зонах в бассейне реки Окаванго, несмотря на негативное воздействие на изменение климата и на права местных жителей, включая коренные народы, на что также указал Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО. На юге ДРК произошло обширное загрязнение рек Тшикапа и Касаи и их притоков. Власти заявили, что причиной загрязнения стал сброс отходов выше по течению на предприятии по добыче и обработке алмазов из северной Анголы. В результате этой катастрофы скончались как минимум 40 человек, сотни людей перенесли тяжелейшую диарею, погибла водная флора и фауна.

Рекомендации

Несмотря на некоторые позитивные изменения, 2021-й оказался трудным годом с точки зрения прав человека в Африке. Ниже описаны те шаги, которые власти африканских стран и соответствующие негосударственные субъекты должны предпринять для решения многочисленных проблем, возникших в течение года.

Все стороны вооружённых конфликтов должны защищать мирное население: прекратить целенаправленные и неизбирательные нападения на гражданское население и гражданскую инфраструктуру. Это включает в себя также меры по защите беженцев и внутренне перемещённых лиц, а также обеспечение полного гуманитарного доступа, включая продовольствие, воду и кров.

Власти государств должны прилагать больше усилий для борьбы с безнаказанностью, проводя тщательные, независимые, беспристрастные, эффективные и прозрачные расследования преступлений в рамках международного права и привлекая предполагаемых виновников к ответственности.

В отсутствие достаточных запасов вакцин от коронавируса власти должны в первую очередь прививать группы риска, а также жителей труднодоступных районов. Также необходимо развивать региональное и международное сотрудничество для укрепления национальных систем здравоохранения, а также обеспечивать прозрачность бюджетов здравоохранения. Власти государств должны немедленно обеспечить защиту прав женщин и девочек на равенство, здоровье, информацию, образование и оградить их от гендерно обусловленного насилия и дискриминации, в том числе гарантировать пострадавшим от такого насилия защиту полиции и правосудие, убежища, «горячие линии» и поддержку на уровне общин даже во время действия антиковидных ограничений.

Власти должны прекратить гонения и запугивания правозащитников и активистов, закрыть возбуждённые против них дела и немедленно и безоговорочно освободить тех из них, кто произвольно находится под стражей или в заключении. Власти должны уважать свободу СМИ, в том числе давая им возможность работать независимо.