Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан на митинге в Секешфехерваре, 8 апреля 2018 г. Фото: Getty Images

Доклад: Дискриминация женщин и уровень незащищённости в сфере труда в Венгрии резко выросли из-за кризиса, вызванного COVID-19

В Венгрии из-за пандемии COVID-19 усугубились давние проблемы гендерного неравенства в сфере занятости и на рынке труда. На этом фоне женщины сталкиваются с гораздо более высоким уровнем незащищённости и дискриминации в сфере занятости, заявила сегодня в новом докладе Amnesty International.

В докладе «No working around it: Gender-based discrimination in Hungarian workplaces» («Неизбежные проблемы: Гендерная дискриминация в сфере труда в Венгрии») говорится о резком росте гендерной дискриминации в сфере занятости (уровень которой зашкаливал и до пандемии COVID-19) в связи с режимом изоляции, из-за чего ещё больше женщин были вытеснены с рынка труда.

«Женщины в Венгрии, особенно беременные и с маленькими детьми, сталкиваются с возмутительными формами открытой и скрытой дискриминации в сфере труда, серьёзно усугубившейся из-за кризиса COVID-19», – считает Кристина Тамаш-Шарой, исследователь Amnesty International по Венгрии.

Женщины в Венгрии, особенно беременные и с маленькими детьми, сталкиваются с возмутительными формами открытой и скрытой дискриминации в сфере труда, серьёзно усугубившейся из-за кризиса COVID-19

Кристина Тамаш-Шарой, исследователь Amnesty International по Венгрии

«Игнорируя взятые на себя обязательства по искоренению гендерной дискриминации в сфере занятости, власти позволяют работодателям попирать права женщин как раз в тот момент, когда соблюдение таковых требуется как никогда прежде», – добавила она.

То, как по-разному сказывается пандемия COVID-19 на мужчинах и женщинах в Венгрии, особенно заметно в сфере труда, в которой исторически у мужчин всегда наблюдалось преимущество. Яркий пример тому – распределение обязанностей по уходу за детьми, которые и прежде в основном ложились на женщин. Теперь же огромное число женщин были вынуждены бросить работу, чтобы обеспечивать уход за детьми и их учёбу, поскольку детские сады и школы были закрыты.

И хотя данные о серьёзности последствий COVID-19 всё ещё уточняются, очевидно, что в период пандемии усугубились многие аспекты сложившейся гендерной дискриминации. Всё больше и больше женщин в Венгрии расплачиваются за многолетнюю несостоятельность властей в деле надлежащей интеграции международных и региональных обязательств в трудовое право страны. В этой связи законы, регулирующие трудовые отношения и равное обращение, по-прежнему демонстрируют громадные пробелы, позволяющие работодателям злоупотреблять положением.

Особенно пострадали от этого беременные женщины, с которыми работодатели расторгли трудовые договоры, как только узнали о беременности. Несмотря на гарантии защиты от подобных увольнений, закреплённые в венгерском трудовом законодательстве, работодатели зачастую без каких бы то ни было существенных оснований вменяют работнику какие-либо виновные действия либо находят иную необоснованную причину, позволяющую им расторгнуть трудовой договор с беременной женщиной.

«Бернадетт» рассказала представителям Amnesty International, как её вызвали для разговора после того, как она сообщила работодателю о беременности. «Мне сказали, что у меня слишком высокая зарплата, поэтому мы либо подписываем новый договор на меньшую зарплату и я ухожу в отпуск по беременности и родам и получаю положенные выплаты, либо прекращаем трудовые отношения». Ей пришлось подписать договор и уйти из компании.

Мне сказали, что у меня слишком высокая зарплата, поэтому мы либо подписываем новый договор на меньшую зарплату и я ухожу в отпуск по беременности и родам и получаю положенные выплаты, либо прекращаем трудовые отношения

пострадавшая от дискриминации

Положение женщин-работников зачастую осложняет то, что они не знают, что работодатель обязан восстановить их в первоначальной или аналогичной должности, причём работодатель зачастую игнорирует свои обязательства, поэтому это происходит крайне редко. Например, многие работодатели отказываются назначить женщинам неполный рабочий день по их заявлению после возвращения из отпуска по беременности и родам или по уходу за ребёнком, хотя по закону обязаны удовлетворить такое заявление.

Дора рассказала Amnesty International, как руководитель мешал женщинам-работникам писать заявления о неполном рабочем дне после отпуска по беременности и родам или уходу за ребёнком. «В организации просто не положен неполный рабочий день, поскольку вредит её деятельности».

Женщины зачастую боятся мести за жалобу на дискриминацию, поданную как внутри самой организации, так и через внешние юридические механизмы, например, в органы по равному обращению или в суд. Внутренние механизмы рассмотрения жалоб, как правило, отсутствуют или малоэффективны, а на пути обращения во внешние инстанции зачастую стоят непреодолимые препятствия.

Пандемия COVID-19 потребовала от работодателей обеспечить удалённую работу, что может положительно сказаться на отношении к работе из дома. Тем не менее работники опасаются возникновения новых видов злоупотреблений со стороны работодателей. Непорядочные работодатели легко могут воспользоваться пробелами в законодательстве, регулирующем удалённую работу.

«Пандемия повлияла на все аспекты нашей жизни, однако, недопустимо прикрываться ею, чтобы в ещё большей степени нарушать права женщин в сфере труда. Более того, в 21 веке в сфере занятости недопустимо стигматизировать беременность и материнство», – считает Давид Виг, директор представительства Amnesty International в Венгрии.

«Напротив, работодатели обязаны принимать дополнительные меры к тому, чтобы обеспечивать работающим женщинам с детьми более гибкие и благоприятные условия труда. Такой подход принесет пользу и работодателям, и в длительной перспективе работникам», – добавил он.