УЗБЕКИСТАН

Росло число независимых средств массовой информации, которые могли работать в стране, однако права на свободу выражения мнений, объединений и мирных собраний по-прежнему жестко регулировались. Блогера отправили на принудительное психиатрическое лечение на три месяца за то, что она сообщила об акции протеста. Правозащитникам ставились препоны на пути регистрации неправительственной организации, занимавшейся вопросами пыток и безнаказанности за них. Лесбиянки, геи, бисексуальные и трансгендерные люди и интерсексы систематически подвергались дискриминации, насилию, запугиваниям и притеснениям со стороны сотрудников милиции и частных лиц. Несмотря на реформу системы уголовного правосудия и закрытие печально известных пытками пенитенциарных учреждений, многие нарушения прав человека, допущенные в прошлом, оставались безнаказанными. В стране отсутствовали механизмы для эффективного рассмотрения жалоб и наблюдения за местами содержания под стражей.

Свобода выражения мнений, собраний и объединений: правозащитники и независимые журналисты

В отличие от предыдущих лет иностранные средства массовой информации, такие как «Голос Америки», «Би-би-си» и другие, могли работать на территории Узбекистана и сотрудничать с местными журналистами.

Однако права на свободу выражения мнений, объединений и мирных собраний по-прежнему жёстко регулировались, а гражданских активистов наказывали за их мирную деятельность.

Правозащитники и независимые журналисты, в том числе те из них, кто вышел на свободу из мест заключения после 2017 года, а также их родственники, оставались под негласным наблюдением и продолжали испытывать давление, получать угрозы и подвергаться произвольному задержанию со стороны сотрудников органов внутренних дел и Службы государственной безопасности (СГБ). В сентябре сотрудники СГБ попытались помешать встрече журналиста Бобомурода Абдуллаева и активиста Агзама Тургунова со Специальным докладчиком по вопросу о независимости судей и адвокатов, посетившим страну.

Независимой неправительственной организации «Восстановление справедливости», созданной бывшими заключёнными и правозащитниками Агзамом Тургуновым, Дилмуродом Саидовым и Азамом Фармоновым, власти неизменно отказывали в регистрации из-за несоблюдения незначительных формальностей.

Блогер и правозащитница Нафосат Оллошкурова подверглась избиению со стороны сотрудников милиции 23 сентября и была помещена под арест в Хорезме во время мирного пешего хода, который она освещала у себя в Facebook. Её приговорили к 10 суткам административного ареста, но затем 26 сентября принудительно перевезли в психоневрологический диспансер в Ургенче. Затем суд постановил направить её на двухмесячное принудительное психиатрическое лечение. Ей лишь изредка позволяли видеться с адвокатом и родственниками, причём всегда в присутствии сотрудников диспансера. Двадцать восьмого ноября суд апелляционной инстанции продлил срок её принудительного лечения. На волне международного негодования, вызванного происходящим, медкомиссия приняла решение, что в продолжении принудительного лечения Нафосат Оллошкуровой нет необходимости, и её отпустили на свободу 28 декабря.

Экономические, социальные и культурные права

Проекты городской реконструкции в Ташкенте, столице страны, и других городах вызвали протесты против массового сноса сотен домов, многие из которых располагались в традиционных махаллях (районах). Домовладельцы и жильцы жаловались, что власти не предупредили их заранее, не предложили адекватного альтернативного жилья и не выплатили надлежащих компенсаций.

Несмотря на позитивные заверения со стороны правительства о запрете на использование принудительного труда в хлопководстве, соблюдения которого явно добивались власти, независимые наблюдатели зафиксировали, что десятки тысяч бюджетников, военнослужащих и заключённых привлекались к работе на хлопковых полях.

Права лесбиянок, геев, бисексуальных и трансгендерных людей и интерсексов

Власти отказывались отменять уголовную ответственность за сексуальные отношения между мужчинами по взаимному согласию и изъять из Уголовного кодекса статью 120, настаивая, что негетеросексуальные отношения противоречат национальным культурным «традициям» и «нравственным нормам».

ЛГБТИ люди систематически подвергались дискриминации и насилию со стороны сотрудников органов внутренних дел, СГБ и частных лиц. Правоохранители постоянно задерживали гомосексуалов, бисексуальных мужчин и трансгендерных людей, угрожая им лишением свободы по статье 120, запугивали их, подвергали их психологическому и физическому насилию, шантажировали с целью вымогательства или привлечения к сотрудничеству в качестве секретных осведомителей. Преследованиям также подвергались лесбиянки и бисексуальные женщины. Частные лица тоже подвергали ЛГБТИ людей физическому и психологическому насилию, а в некоторых случаях записывали нападения на видео и распространяли их в социальных сетях.

Организации по защите прав ЛГБТИ людей не имели возможности безопасно работать, и власти пресекали любые попытки привлечь внимание к тяжёлому положению ЛГБТИ людей в стране.

Пытки и другие виды жестокого обращения

В ноябре в своих Заключительных замечаниях к пятому периодическому докладу Узбекистана Комитет ООН против пыток (КПП) выразил глубокую озабоченность «сообщениями, что пытки и жестокое обращение продолжают регулярно совершаться лицами, выступающими в официальном качестве, или по подстрекательству, или с ведома и согласия сотрудников правоохранительных и следственных органов и пенитенциарной системы Государства-участника». Адвокаты, правозащитники и родственники также сообщали, что сотрудники органов внутренних дел, СГБ, тюремная охрана и сокамерники пытками и другими видами жестокого обращения принуждают подозреваемых и задержанных к даче признательных показаний или наказывают их.

Ташкентский городской суд по уголовным делам 26 июня вынес обвинительный приговор в отношении бывшего генерального прокурора Узбекистана Рашитжона Кадирова и 12 его соответчиков, признанных виновными в злоупотреблении должностными полномочиями и финансовых преступлениях. Рашитжон Кадиров был приговорён к 10 годам лишения свободы. Суд отказался принимать во внимание заявления о том, что признательные показания были получены под пытками, несмотря на убедительные доказательства, подкреплявшие эти утверждения. По словам источников, близких к Рашитжону Кадирову, к нему применяли физическое насилие, инсценировали казнь, его лишали сна и подвергали другим видам жестокого обращения, чтобы он дал показания против себя и других.

Сексуальное насилие

При рассмотрении периодического доклада Узбекистана в КПП власти страны настаивали, что Уполномоченному по правам человека не поступало никаких жалоб на сексуальное насилие над лицами, находящимися под стражей, и отрицали, что оно регулярно применяется к задержанным и осуждённым.

Правозащитники, адвокаты и ЛГБТИ-активисты подтвердили, что сотрудники органов внутренних дел, СГБ, тюремная охрана и сокамерники регулярно прибегали к сексуальному насилию, с целью наказать задержанных и осуждённых и вынудить их к даче показаний против других. В частности, сотрудники правоохранительных органов и тюрем насиловали мужчин бутылками и дубинками, привязывали им тяжёлые бутылки с водой к гениталиям, обматывали гениталии газетами и поджигали их. Гомосексуалы и бисексуальные мужчины, а также те, кто подвергся изнасилованию и предполагаемые геи из числа задержанных и осуждённых занимали самое низкое положение в неформальной тюремной иерархии. Сокамерники и надзиратели постоянно использовали их как «рабов», заставляя, например, мыть грязные туалеты голыми руками.

Безнаказанность

Власти отрицали, что бывших заключённых (например, журналистов, оппозиционеров и бывших государственных должностных лиц, включая узников совести) пытали, чтобы выбить из них показания либо покарать за инакомыслие. В своём письменном ответе на вопросы КПП в сентябре правительство утверждало, что следствие не нашло никаких доказательств пыток и иных видов жестокого обращения в делах Мухаммада Бекжанова, Эркина Мусаева, Азама Фармонова, Бобомурода Абдуллаева и ещё как минимум 10 бывших заключённых, освобождённых из мест заключения после 2017 года. В ноябре при рассмотрении на сессии КПП периодического доклада Узбекистана власти отказались представить материалы проведённого следствия, настаивая, что для возмещения вреда не было убедительных оснований. В заключительных замечаниях КПП выразил сожаление, что власти сочли все заявления «необоснованными».

Верховный суд 23 сентября отказался реабилитировать бывшего узника совести, независимого журналиста и правозащитника Салиджона Абдурахманова, освобождённого в 2017 году, и пересматривать его приговор к 10 годам лишения свободы. При этом в марте 2019 года Комитет ООН по правам человека нашёл, что он был произвольно лишён свободы, и постановил, что государство обязано эффективно возместить причинённый ему вред и выплатить компенсацию.

Власти так и не создали эффективный независимый механизм по рассмотрению жалоб, несмотря на многочисленные обещания. Правительство сообщило КПП, что прокуратура обнаружила состав преступления лишь в незначительной части жалоб на пытки, поданных Уполномоченному по правам человека. Все остальные жалобы были сочтены «необоснованными». Уполномоченный по правам человека продолжал перенаправлять все поступающие жалобы в прокуратуру или органы внутренних дел, несмотря на полученные в марте следственные полномочия.

Условия содержания под стражей

Из положительных моментов следует отметить, что президент своим постановлением в августе закрыл колонию строгого режима «Жаслык» (УЯ 64/71), печально известную своими пытками. Однако правозащитников беспокоило, что бывшая колония «Жаслык» будет превращена в следственный изолятор при МВД Республики Каракалпакстан. Никакой официальной информации о судьбе заключённых, переведённых в другие места лишения свободы, не поступало.

В отсутствие по-настоящему независимого механизма по наблюдению за местами содержания под стражей и лишения свободы оставалось невозможным проверить условия содержания в «Жаслык» и других местах. Власти не представили никаких доказательств улучшения условий содержания в следственных изоляторах, подведомственных СГБ, в том числе при рассмотрении доклада страны в КПП в ноябре, утверждая, что информация о количестве арестованных и осуждённых, местоположении и условиях содержания является «государственной тайной».


РЕСПУБЛИКА УЗБЕКИСТАН


Краткая справка

Декабрьские выборы в нижнюю палату парламента прошли под девизом «Новый Узбекистан — новые выборы» в соответствии с повесткой реформ президента Мирзиёева. Тем не менее наблюдатели на выборах от ОБСЕ выразили беспокойство в связи с тем, что власти не дали зарегистрироваться независимым политическим оппозиционным партиям. Все пять участвовавших партий выдвинули кандидатов, лояльных президенту Мирзиёеву, но в отличие от предыдущих выборов кандидатам пришлось проводить открытые встречи как часть предвыборной кампании и отвечать на критические вопросы журналистов и представителей общественности. Важно, что эти выборы приоткрыли дверь в парламент молодому поколению политиков, и большинству новых парламентариев было не более 50 лет. Впервые 30 процентов депутатского корпуса составили женщины.


ВСЕ СТРАНЫ РЕГИОНА