УЗБЕКИСТАН

В новых попытках улучшить имидж страны президент уделял первоочередное внимание программе реформ. Однако свободы объединений, выражения мнений и мирных собраний по-прежнему строго регулировались. За правозащитниками целенаправленно следили. Подвижки в искоренении принудительного труда в хлопководстве омрачались гонениями на независимых наблюдателей. Значительный рост домашнего и гендерно обусловленного насилия во время пандемии новой коронавирусной инфекции (COVID-19) усугубился закрытием во время карантина практически всех кризисных центров. Сексуальные отношения между мужчинами по взаимному согласию оставались уголовным преступлением. Был подготовлен законопроект о создании независимого механизма по рассмотрению жалоб на пытки; тем не менее не прекращали поступать сообщения о пытках и других видах жестокого обращения, включая гибель людей под стражей.

Правозащитники

В марте, впервые с 2003 года официальную регистрацию получила независимая неправительственная организация — «Хукукий таянч» («Правовая опора»). Тем не менее власти по-прежнему отклоняли заявления других независимых правозащитных организаций, либо чинили им препятствия.

За правозащитниками и журналистами, в том числе живущими в эмиграции, велась тайная слежка, и они подвергались изощрённым кибератакам с применением фишингового и шпионского программного обеспечения. Правовое регулирование такой слежки не обеспечивало достаточной защиты от подобных злонамеренных действий. Спецслужбам удавалось обходить некоторые средства обеспечения безопасности, с помощью которых активисты пытались оградить себя от слежки. Спецслужбы массово рассылали с подставных сайтов электронные письма со шпионским кодом, внедрённым в нормальное программное обеспечение.

Свобода собраний

Опубликованный в августе проект закона о митингах предусматривал резкое ограничение свободы мирных собраний. Он запрещал неправительственным организациям, не имеющим официальной регистрации, организовывать и проводить публичные собрания. В законопроекте также говорилось, что организаторы должны обращаться за разрешением за 15 дней до мероприятия, длительность любых публичных собраний не должна превышать двух часов в дневное время, а демонстрации должны проходить на расстоянии не ближе 300 метров от некоторых категорий зданий. К демонстрациям также были отнесены флешмобы и пикетирование, что делает осуществление права на свободу мирных собраний практически невозможным.

Свобода выражения мнений

В ответ на пандемию COVID-19 Генеральная прокуратура создала межведомственную рабочую группу по наблюдению за соцсетями на предмет выявления «фейковых» новостей и ложной информации о заражениях коронавирусом. В конце марта были приняты поправки к Уголовному кодексу, ужесточающие максимальное наказание за распространение ложной информации о ходе эпидемии с пяти до 10 лет лишения свободы.

В мае молодого блогера из Маргилана ненадолго задержали сотрудники органов внутренних дел за то, что тот якобы находился без маски в общественном месте, после того, как он у себя в Facebook одобрительно отозвался о статье с критикой в адрес местных властей за их действия во время пандемии.

Экономические, социальные и культурные права

Существенные подвижки в искоренении принудительного труда в хлопководстве омрачались непрекращающимися гонениями на правозащитников, которые наблюдали за реализацией реформ Международной организации труда в период сбора урожая. В июне сотрудники органов внутренних дел в Наманганской области задержали и избили четырёх независимых наблюдателей, которые документировали труд подростков на хлопковых полях. Правоохранители отобрали у них камеры, мобильные телефоны и их заметки, принудительно протестировали активистов на COVID-19 и поместили их в карантин под надзором. В апреле власти страны, ссылаясь на экономические трудности, вызванные пандемией COVID-19, давили на международную коалицию Cotton Campaign, чтобы она одобрила снятие бойкота с узбекского хлопка.

Дискриминация

Права лесбиянок, геев, бисексуальных и трансгендерных людей и интерсексов (ЛГБТИ)

Сексуальные отношения между мужчинами по взаимному согласию оставались уголовным преступлением, несмотря на обещания властей внести поправки в уголовный кодекс. Один член делегации Узбекистана в ООН заявил в сентябре, что негетеросексуальные отношения противоречат «традиционным» ценностям и что общество не готово к декриминализации. На национальном телевидении шли программы, стигматизирующие ЛГБТИ и называющие их «опасным иностранным влиянием».

Во время пандемии COVID-19 усилилась дискриминация ЛГБТИ при получении медицинской помощи. Во время карантина молодые ЛГБТИ подвергались особому риску домашнего и гендерно обусловленного насилия, будучи лишены доступа к внешним ресурсам и поддержке, поскольку не могли покинуть дом и были вынуждены сосуществовать с родственниками, которые не только их не поддерживают, но и бывают жестоки с ними.

Права женщин

За время пандемии значительно возросло количество случаев домашнего и гендерно обусловленного насилия. По мнению правозащитников, проблему усугубило то, что во время действия карантина и прочих ограничительных мер смогли продолжить работу лишь пять из 197 национальных кризисных убежищ.

В июле в социальных сетях развернулась кампания, вплоть до травли и угроз насилием, против группы молодых активисток. Активистки организовали флешмоб в знак протеста против гендерно обусловленного насилия и дискриминации после широко освещавшегося нападения на 17-летнюю девочку. В августе их акцию протеста осудили по национальному телевидению, назвав её опасной и раскритиковав их за неуважение «традиционных ценностей».

Пытки и другие виды жестокого обращения

В мае власти сообщили о намерении создать независимые механизмы, уполномоченные рассматривать жалобы на пытки, обеспечивать эффективное возмещение вреда и выплату компенсаций пострадавшим и их родственникам, а также наблюдать за местами содержания под стражей и тем самым предотвращать пытки и другие виды жестокого обращения. Такое объявление последовало за постановлением президента о дополнительных мерах по совершенствованию системы предотвращения пыток.

Тем не менее сообщения о пытках продолжали поступать. В июле власти начали расследование трёх смертей, случившихся в январе, июне и июле в колонии и под стражей в органах внутренних дел; против предполагаемых виновников были возбуждены уголовные дела по обвинениям в пытках. В сентябре пятеро сотрудников органов внутренних дел были признаны виновными и осуждены на сроки до девяти лет лишения свободы за пытки, которым в январе они подвергли Юсуфа Абдурахманова. Судебно-медицинская экспертиза обнаружила кровь Юсуфа Абдурахманова на внутренней стороне одного из противогазов. В ноябре Андижанский областной суд приговорил пятерых сотрудников милиции, пытавших Алижона Абдукаримова, к 10 годам лишения свободы.

Безнаказанность

В марте суд вышестоящей инстанции в Кашкадарьинской области полностью оправдал правозащитника Чуяна Маматкулова, подвергшегося пыткам: с него были сняты все обвинения, а приговор отменён. В октябре Верховный суд назначил ему материальную компенсацию. Другим же правозащитникам отказывали в праве обжаловать приговоры, несмотря на наличие исчерпывающих доказательств того, что дела против них были сфабрикованы, а своё «признание» они сделали под пытками.


РЕСПУБЛИКА УЗБЕКИСТАН


Краткая справка

Президентский план реформ включил в себя создание Республиканского совета по работе с международными рейтингами и индексами, в задачи которого входит проведение систематического анализа реформ, и Национальной стратегии по правам человека с учреждением мониторинговых механизмов, в том числе для предотвращения пыток.

ВСЕ СТРАНЫ РЕГИОНА