БЕЛАРУСЬ

Год был отмечен постоянными мирными протестами, а президентские выборы августе послужили катализатором для самого вопиющего наступления на свободы выражения мнений, мирных собраний и объединений с момента обретения Беларусью независимости. Оппозиционные кандидаты, члены их избирательных штабов и соратники были арестованы по сфабрикованным обвинениям либо принудительно высланы из страны. Милиция чрезмерно и неизбирательно применяла силу для разгона демонстраций. Десятки тысяч мирных демонстрантов и случайных прохожих были взяты под стражу, и многие из них подверглись пыткам и другим видам жестокого обращения. Задержания, избиения, судебные преследования коснулись множества людей, включая журналистов, медиков, студентов, лидеров профсоюзов. На первоначальном этапе власти не дали надлежащего ответа на пандемию новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Суды продолжали выносить смертные приговоры.

Свобода выражения мнений

В стране сурово ограничивалось право на свободу выражения мнений с целью не допустить никаких оппозиционных высказываний и инакомыслия. Среди прочего преследованиям подвергались отдельные люди и СМИ, принимались законодательные поправки, оказывалось административное давление и применялись различные технические средства, такие как отключение интернета.

СМИ оставались под жёстким контролем государства. Независимых журналистов и СМИ преследовали и не давали им вести свою законную деятельность. Только с мая по октябрь местные наблюдатели зафиксировали более 400 случаев преследования, включая задержания, пытки и другие виды жестокого обращения с работниками СМИ. Чтобы помешать неподцензурному освещению событий у иностранных СМИ отзывали выданную ранее аккредитацию и отказывали им в выдаче новой. Белорусские газеты, в частности «Комсомольская правда в Беларуси», сталкивались с отказами государственных типографий печатать их выпуски, содержащие критику в адрес властей. Власти лишили лицензии крупнейший информационный сайт TUT.by. Журналистка независимой газеты «Наша нива» Наталья Лубневская оказалась в числе как минимум трёх журналистов, по которым милиция стреляла резиновыми пулями 10 августа. Ей потребовалась операция, и она провела в больнице 38 дней. Против нескольких блогеров и журналистов были возбуждены политически мотивированные уголовные дела. Среди них со-автор популярного Телеграм-канала Игорь Лосик, арестованный 25 июня до суда по сфабрикованному делу.

Власти использовали своё влияние на интернет-провайдеров, чтобы практически полностью отключить мобильный интернет в первые три дня протестов после выборов (а потом снова отключали интернет во время еженедельных протестов) и тем самым помешать координированию демонстраций и обмену информацией. Постоянно ограничивался доступ к сайтам независимых СМИ.

Инакомыслие во всех слоях общества жестоко и напрямую подавлялось. Студенты, преподаватели вузов, спортсмены, религиозные и культурные деятели, сотрудники госпредприятий лишались мест своей работы или были уволены. Многие подвергались административному и даже уголовному преследованию за выступления против властей, за поддержку мирных протестов и за участие в забастовках.

Женщины

В отместку за своё инакомыслие женщины сталкивались с репрессиями по гендерному признаку: их старались задеть за живое, в том числе угрозами сексуального насилия или угрозами отобрать детей и передать их под опёку государства.

Свобода собраний

В стране сохранялись жёсткие и неправомерные ограничения права на свободу собраний. На мирных демонстрантов налагали административные взыскания, зачастую более суровые, чем наказания за иные уголовные преступления.

В начале года десятки активистов были оштрафованы на крупные суммы или приговорены к административным арестам, в том числе на несколько последовательных сроков по 15 суток (предусмотренный законом максимум), за административные правонарушения, предположительно совершённые во время мирных акций протеста в конце 2019 года.

В целом с начала предвыборной президентской кампании в мае и до выборов 9 августа сотни людей, включая мирных демонстрантов, онлайн-активистов и независимых журналистов, были произвольно задержаны, в том числе с незаконным применением силы, людьми в штатском, передвигавшимися в автомобилях без опознавательных знаков. Десятки таких задержанных затем получили штрафы или были приговорены к административным арестам. После выборов сотни тысяч протестующих регулярно и мирно выходили на улицы по всей стране. Десятки тысяч из них были задержаны, сотни подверглись пыткам и другим видам жестокого обращения и были сурово наказаны. Представители Amnesty International непосредственно наблюдали насколько безосновательными, произвольными и жестокими являлись некоторые из этих задержаний.

Только с 9 по 12 августа власти подтвердили задержания 6700 протестующих. Еженедельные мирные акции протеста продолжались по всей стране — как на улицах, так и на государственных предприятиях, в театрах, вузах и других организациях. К середине ноября, по официальным и независимым данным, было произведено более 25 тысяч задержаний, включая задержания многочисленных случайных прохожих и журналистов. Неоднократно повторялись ситуации, когда в течение одного дня задерживали более 1000 человек. Местные правозащитные организации задокументировали более 900 уголовных дел, возбуждённых против как минимум 700 человек.

Для разгона мирных демонстраций и задержания их участников сотрудники милиции (часто в штатском) применяли чрезмерную и неизбирательную силу, в частности стреляли по толпе резиновыми пулями с близкого расстояния, использовали светошумовые гранаты, химические раздражители, водомёты, автоматическое огнестрельное оружие с холостыми патронами, дубинки и прочие средства. Представители государственных силовых ведомств убили не менее четырёх человек, ещё несколько человек скончались при подозрительных обстоятельствах.

В то время как силовики атаковали многих протестующих и прохожих произвольно, некоторых прицельно преследовали из-за их профессиональной деятельности, например, работников СМИ, снимавших события, или медиков-волонтёров, помогавших пострадавшим. Иногда людей забирали на основании их сексуальной идентичности. Так, правозащитницу Викторию Биран задержали 26 сентября по дороге на митинг, после того как сотрудники милиции опознали в ней ЛГБТИ-активистку, а затем приговорили её к 15 суткам административного ареста.

Свобода объединений

Власти развернули кампанию жестоких гонений на все формы независимых объединений, занимающихся защитой прав человека и находящихся в мирной оппозиции режиму, включая наблюдательские инициативы, избирательные штабы оппозиционных политиков и независимые профсоюзы. Множество людей были задержаны, стали фигурантами безосновательных уголовных дел, были помещены под административный арест, столкнулись с угрозами лишения свободы и принудительной высылки из страны.

6 мая популярного блогера Сергея Тихановского, собиравшегося баллотироваться в президенты, посадили на 15 суток административного ареста без каких-либо на то оснований с целью помешать ему выдвинуть свою кандидатуру на выборы. Это побудило его жену, Светлану Тихановскую, выдвинуть свою кандидатуру вместо него. А 29 мая, когда он собирал подписи в поддержку её кандидатуры в Гродно, в отношении него была предпринята попытка провокации. Его немедленно задержали вместе с ещё как минимум семерыми соратниками. После этого они и ещё несколько известных оппозиционных блогеров стали фигурантами одного и того же уголовного дела, возбуждённого по статье 342 Уголовного кодекса («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них»).

Другой несостоявшийся кандидат в президенты, Виктор Бабарико, а также его сын Эдуард Бабарико, члены его команды и бывшие коллеги были задержаны по сфабрикованному экономическому делу, чтобы исключить Виктора Бабарико из президентской гонки и послать предостерегающий сигнал другим возможным участникам.

Координационный Совет оппозиции, сформированный Светланой Тихановской и возглавляемый президиумом из семи человек, был обвинён Александром Лукашенко в «попытке захвата власти», и 20 августа было возбуждено уголовное дело по статье 361 Уголовного кодекса («Призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь»). К концу года все члены президиума либо находились под арестом, либо были вынуждены покинуть страну, как и многие их соратники.

7 сентября представители властей похитили лидера оппозиции Марию Колесникову и вывезли её и двоих её коллег к границе с Украиной, где потребовали покинуть страну под угрозой лишения свободы. Коллеги пересекли границу с Украиной, а Мария Колесникова порвала свой паспорт, чтобы не допустить своей высылки. В течение двух дней власти не признавали её задержание и не разрешали ей связываться со внешним миром, после чего её объявили её арестованной по сфабрикованному уголовному делу, как и ещё одного члена президиума — Максима Знака.

17 сентября Марфа Рабкова из неправительственной организации «Правозащитный центр „Весна“» была арестована в качестве подозреваемой по уголовному делу о подготовке массовых беспорядков, связанному с её правозащитной деятельностью.

Лидера Белорусского независимого профсоюза Анатолия Бокуна неоднократно произвольно задерживали в связи с политическими стачками на шахте «Беларуськалия» в Солигорске. Его последовательно приговорили в общей сложности к 55 суткам административного ареста за нарушение закона о массовых мероприятиях. Ещё три члена профсоюза, Юрий Корзун, Сергей Черкасов и Павел Пученя, отбыли за то же «правонарушение» по 45 суток в сентябре–ноябре.

Пытки и другие виды жестокого обращения

Представители властей систематически применяли пытки и другие виды жестокого обращения к задержанным на акциях протеста, в том числе к участникам, журналистам и случайным прохожим. Местные и международные организации задокументировали сотни случаев по всей стране.

Экспертам ООН по правам человека поступило 450 свидетельств о жестоком обращении с задержанными, подкреплённых фото- и видеодоказательствами, а также медицинскими справками, которые подтверждают длинный список чудовищных злоупотреблений. В них описано, как протестующих пытали и подвергали жестокому обращению при задержании, перевозке и под стражей в чрезвычайно переполненных изоляторах. Демонстрантов унижали, жестоко избивали, подвергали сексуальному насилию (в том числе женщин и несовершеннолетних), а также в течение длительного времени нахождения под стражей не давали им пищи, чистой воды и не оказывали медицинской помощи. Кроме того, задержанных лишали права информировать родственников о своём местонахождении, причём в некоторых случаях — на протяжении всего срока их административного ареста, а также не давали им связываться с адвокатами. Передачи и письма не доставляли, тёплую одежду и средства гигиены, в том числе у менструирующих женщин, изымали.

Власти Беларуси признали, что в связи с протестами им поступило около 900 жалоб на произвол милиции. Однако по состоянию на конец года не было возбуждено ни одного уголовного дела, и ни одному сотруднику правоохранительных органов не были предъявлены обвинения в соответствующих нарушениях.

Право на здоровье

На первоначальном этапе власти не дали надлежащего ответа на пандемию. Президент Александр Лукашенко назвал COVID-19 «психозом», обвинив погибших от болезни людей в неправильном образе жизни. Он предлагал ездить на тракторе, пить водку и ходить в сауну в качестве профилактики и отказывался вводить серьёзные ограничения.

Смертная казнь

Беларусь оставалась единственной страной в Европе и на территории бывшего СССР, где до сих пор выносятся смертные приговоры. По состоянию на конец года там насчитывалось не менее четверых приговорённых к смерти. В течение года были вынесены как минимум три смертных приговора, два из которых — братьям в возрасте 19 и 21 года. Информации о казнях не поступало.

РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ


Краткая справка

Ухудшающиеся экономические перспективы, неудовлетворительный ответ на пандемию COVID-19 и многочисленные провокационные высказывания президента Александра Лукашенко, наряду с другими проблемами, привели к резкому снижению его популярности. В преддверии президентских выборов, состоявшихся 9 августа, он выступал прайм-тайм на телевидении с мизогинными заявлениями. Одновременно с этим участились произвольные аресты, политически мотивированные судебные преследования и прочие гонения в отношении оппозиционных кандидатов и их сторонников, политических и гражданских активистов, независимых СМИ.

Из-за создания оппозиционной коалиции вокруг кандидата в президенты Светланы Тихановской женщины оказались на переднем крае быстрорастущего протестного движения, охватившего всю страну и общество. Президент Александр Лукашенко объявил о своей сокрушительной победе на выборах, однако Светлана Тихановская убедительно оспаривала результаты, названные сфальсифицированными множеством независимых наблюдателей на выборах. ОБСЕ, которой не позволили вести наблюдение за выборами, указывала на достоверные сообщения о массовых нарушениях и серьёзном неправомерном административном вмешательстве.

Протесты против проведения выборов и объявленных результатов захлестнули Беларусь и носили в подавляющем большинстве случаев мирный характер, несмотря на жестокие репрессии со стороны властей. Людей, считавшихся лидерами протестных настроений, быстро задерживали либо принудительно высылали из страны. Отношения беларусских властей со значительной частью международного сообщества сильно испортились, и против многих должностных лиц Беларуси, подозреваемых в нарушениях на выборах и нарушениях прав человека, были введены адресные санкции. Россия поддержала руководство Беларуси, выделив финансовую помощь.

ВСЕ СТРАНЫ РЕГИОНА