Сергей Тихановский на митинге в Гродно, ноябрь 2019 г. Фото: tut.by

Как в Беларуси фабриковалось дело Сергея Тихановского и его сторонников. Разбор Amnesty International

Чем ближе 9 августа, день президентских выборов в Беларуси, тем активнее власти страны наращивают репрессии в отношении любого инакомыслия. Тридцатого июля они объявили о возбуждении нового уголовного дела в отношении известного видео-блогера и оппозиционного политика Сергея Тихановского. Его обвиняют в «разжигании расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни, совершенные группой лиц либо повлекшие по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия» в соответствии со ст. 130(3) Уголовного кодекса Республики Беларусь. Если он будет признан виновным, то его могут приговорить к лишению свободы на срок от пяти до 12 лет. Подробная информация о выдвинутых обвинениях держится в тайне, но все сведения, имеющиеся в распоряжении Amnesty International, указывают на то, что эти обвинения сфабрикованы с единственной целью – пресечь законную политическую деятельность самого Тихановского и его жены Светланы. Это уголовное дело – часть широкомасштабной кампании по преследованию активиста, его сторонников, блогеров и критиков правительства.

Первое уголовное дело в рамках этой кампании было заведено по ст. 342(1) Уголовного кодекса РБ: «организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок и сопряженных с явным неповиновением законным требованиям представителей власти или повлекших нарушение работы транспорта, предприятий, учреждений или организаций, либо активное участие в таких действиях». Становится всё более очевидным, что это дело было сфабриковано властями для того, чтобы отправить под стражу наиболее популярных критиков и противников власти вместе с их сторонниками. С другой стороны, характер этих крайне общих и расплывчатых обвинений, выдвинутых в рамках этих дел, в принципе позволяет властям предъявить подобные обвинения любому политическому оппоненту, и список предполагаемых подозреваемых, уже отправленных под стражу, продолжает расти.

Когда Amnesty International впервые высказалась по поводу этого уголовного дела в заявлении «Беларусь: эскалация репрессий в преддверии президентских выборов», она перечислила десять человек, которые проходят в качестве подозреваемых по этому делу и были арестованы. Сейчас в списке уже как минимум 15 узников совести – то есть людей, которые были лишены свободы только за попытку мирно реализовать свои права человека. Вот их имена: Александр Аранович, Дмитрий Фурманов, Александр Кабанов, Дмитрий Козлов, Владимир Книга, Игорь Лосик, Андрей Новиков, Владимир Неронский, Сергей Петрухин, Евгений Розниченко, Артём Саков, Сергей Спарыш, Николай Статкевич, Сергей Тихановский и Владимир Цыганович. Трёх активистов ­– Василия Бобровского, Владимира Наумника и Вергилия Ушака отпустили, но обвинения с них не сняты.

Любого человека, которого в будущем могут арестовать в качестве подозреваемого в рамках этого дела и который так же не совершал ни одного уголовного правонарушения, признаваемого международным правом, Amnesty International будет считать узником совести.

Ниже излагается краткая история этого дела и приводится справочная информация.

Громкое заявление Александра Лукашенко

Утром 29 мая президент Александр Лукашенко посетил Минский тракторный завод. Обратившись к работникам завода перед телекамерами, он обвинил неназванного «оппонента из интернета» в применении насилия к некоему сотруднику правоохранительных органов. Примечательно, что о таком инцидента не было сообщений ни в этот день, ни, судя по всему, в какой-либо другой день незадолго до этого заявления:

«Мне доложила пресс-секретарь: милиционера оскорбил, наехал на милиционера, когда он сделал замечание… Они ж приезжают, такие, знаете, крутые, на джипах все, по 10–12 машин. В чужой город приехали, выстроились и пошли там по площадям, по улицам… На него, на этого пацанёнка навалились! Милиционер, он, наверное, только в этом году пришел на работу, чей-то ж ребенок. Что ты на него накатываешь?»

В Беларуси предстоящие президентские выборы 2020 года вызвали беспрецедентный интерес к политике. В результате сотни тысяч людей вышли на улицы, чтобы поставить свои подписи в поддержку потенциальных кандидатов от оппозиции. Как правило, они выстраивались в хорошо организованные очереди в километр длиной, соблюдая социальную дистанцию в связи с эпидемией COVID-19. Мероприятия всегда проходили мирно. До высказывания, процитированного выше, ни о каком насилии в отношении сотрудников милиции в ходе таких мероприятий не сообщалось. Всё изменилось через несколько часов.

Инцидент в Гродно 29 мая

Вечером того же дня, 29 мая, в 17:00 известный белорусский блогер Сергей Тихановский приехал в Гродно в 250 километрах к западу от Минска. На центральной городской Советской площади он вместе со своими сторонниками поставил стойку, чтобы собирать подписи в поддержку своей жены, кандидата в президенты Светланы Тихановской (закон требует, чтобы все кандидаты на пост президента собрали как минимум 100 000 подписей в свою поддержку, и тогда их имена будут включены в бюллетень для голосования). На мероприятии присутствовали несколько сотен человек, и оно было абсолютно мирным.

Примерно через три часа к Тихановскому подошла женщина и начала задавать ему провокационные вопросы о его жене. Последующие события хорошо задокументированы, в том числе на широкодоступной видеозаписи. Тихановский отошёл, не желая участвовать в споре. Женщина начала его преследовать, вела себя всё более агрессивно, несколько раз хватала блогера за рукав и требовала, чтобы он ответил на её вопросы. В ответ Тихановский говорил, что он считает это провокацией, просил оставить его в покое и не трогать его. Это не помогало.

Через восемь минут на площади появились двое милиционеров в форме и подошли к женщине. На видео видно, как они говорят с ней, а она машет рукой в направлении, где стоят Тихановский и его сторонники, где-то в десяти метрах от нее. Можно услышать, как она говорит: «Я задала вопрос человеку, он от меня убегает, я хочу получить ответ». Ещё до того, как она закончила это предложение, милиционеры повернулись и пошли в сторону Тихановского вместе с этой женщиной, как будто в их задачу входило, чтобы он ответил на эти вопросы. Поскольку в этот момент Тихановский был окружен многочисленными сторонниками и никак не выделялся серди остальных, было очевидно, что милиционеры точно знали, кто он такой. Они подошли к нему, ничего не требуя и не приказывая, но когда он попробовал отойти, один из милиционеров схватил его за руку и сказал «Стойте, стойте!». Эта сцена всё больше становилась похожа на провокацию, несколько человек попытались встать между Тихановским и милиционерами, но никто из них не применял насилия. Несмотря на то, что некоторые детали последовавшей за этим сумятицы трудно рассмотреть на видео, ясно, что ни к одному из милиционеров не применялось преднамеренное насилие, что объяснило бы, почему один из них упал или лёг на землю. На том же видео через некоторое время снова появляется этот милиционер, он сидит на скамейке, а потом видно, как его отводят в машину «скорой помощи». Второй милиционер, судя по всему, не пострадал.

Тем временем второй милиционер продолжал преследовать Тихановского, который в свою очередь старался держаться от него на расстоянии. Можно услышать, как блогер говорит, что этот инцидент – провокация. Менее чем через минуту после инцидента около восьми машин с ОМОНом приехали на площадь. Сотрудники ОМОНа немедленно побежали прямо к Тихановскому и задержали его без каких-либо объяснений. Вместе с ним были задержаны ещё несколько человек, в том числе оператор его YouTube-канала.

Тихановского отвели в белый микроавтобус, который сразу же уехал. Несколько других участников мероприятия затащили в другой автобус красного цвета. Видно, как сотрудники органов правопорядка в форме и люди в штатском с силой расталкивают людей, чтобы пройти и оттащить участников мероприятия к машинам. За всё это время милиция ни разу ничего не приказывала собравшимся и не требовала от них, не предупреждала о том, что они нарушают закон, или о том, что милиционеры собираются применить силу. Несколько человек попробовали заблокировать оставшиеся милицейские автомобили, встав у них на пути, но они всё равно уехали, после того как несколько мужчин в штатском, скорее всего милиционеры под прикрытием, оттолкнули их с дороги. Ни на одном из многочисленных видео, снятых во время этих событий и тщательно изученных Amnesty International, не видно, чтобы участники митинга применяли какое-либо насилие.

Примерно час спустя неустановленный сотрудник правоохранительных органов встретился со сторонниками Тихановского и журналистами, которые собрались перед городским отделением милиции и сказал им, что «на данном мероприятии произошёл конфликт, в результате которого пострадал сотрудник милиции… Сейчас все участники конфликта с одной стороны, с другой стороны, задержаны». Но на самом деле преследовавшую Тихановского блондинку видели на площади через некоторое время после того, как были произведены аресты и милиция уехала. Она делала провокационные жесты в сторону сторонников Тихановского и камер.

Последовавшие административные и уголовные производства

По официальной информации, двое сотрудников милиции получили «травмы разной степени тяжести» и обы были ненадолго госпитализированы. По другой информации, одному из сотрудников диагностировали ушиб передней брюшной стенки. На момент подготовки этого материала, другой официальной информации о травмах, якобы полученных милиционерами, не появлялось.

Тридцатого мая власти возбудили уголовное дело по ст. 364 УК РБ «насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел», что влечёт наказание в виде лишения свободы вплоть до шести лет. Одиннадцатого июня в связи с этим инцидентом было возбуждено ещё одно уголовное дело по ст. 342(1) УК РБ «организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок и сопряженных с явным неповиновением законным требованиям представителей власти или повлекших нарушение работы транспорта, предприятий, учреждений или организаций, либо активное участие в таких действиях». В официальных комментариях об инциденте 29 мая в Гродно о нём было сказано, как о «незаконном массовом мероприятии», проведённом «под формальным поводом сбора подписей избирателей».

Вместе с Сергеем Тихановским на месте происшествия были арестованы Александр Аранович, Василий Бобровский, Дмитрий Фурманов, Владимир Наумник, Евгений Розниченко, Артём Саков и Вергилий Ушак. Девятого июля Бобровский и Наумник были освобождены из предварительного заключения, а 29 июля — Ушак, но на момент подготовки материала обвинения с них не сняты. Ещё несколько сторонников Тихановского арестовали 4 и 6 июня, в том числе Владимира Книгу и Андрея Новикова.

С 25 июня в рамках этого дела власти предъявили обвинение нескольким блогерам: Александру Кабанову, Дмитрию Козлову, Игорю Лосику, Сергею Петрухину и Владимиру Цыгановичу. Информации, касающейся этих арестов и последовавших административных и уголовных производств, совсем немного и многие детали представляются сознательно запутанными. Однако очевидно, что власти, арестовывая этих людей, явно преследовали своих самых известных критиков и наиболее активных сторонников оппозиции. Власти, предъявляя им всем обвинения по ст. 342, пытались создать у общественности впечатление, что речь идёт о большом заговоре с целью подрыва общественного порядка в стране. В связи с этим важно отметить, что обвинения были предъявлены блогерам после того, как министр внутренних дел Юрий Караев 25 июня заявил, что протесты в Беларуси координируются через каналы мессенджера Telegram.

Опытный оппозиционный активист и лидер незарегистрированной политической партии «Народная Громада» Николай Статкевич был арестован рядом со своим домом в Минске 31 мая. Тридцатого июня ему предъявили обвинения по ст. 342(1). Двадцать пятого июня Сергея Спарыша, пресс-секретаря этой же партии, вытащили его из дома в нижнем белье неустановленные люди в штатском, а 9 июля он стал последним на данный момент подозреваемым в этом уголовном расследовании.

Следует также отметить, что некоторые из тех, кто был задержан в рамках этого дела, даже не участвовали в мероприятии 29 мая. Например, Владимир Неронский, блогер и помощник Сергея Тихановского, был арестован 6 мая и с тех пор находился под стражей, но всё равно он был обвинён в этом же «преступлении». Николай Статкевич также утверждает, что уже много месяцев не был в Гродно. Уголовное преследование этих людей ясно показывает истинную цель этого «расследования», не имеющую ничего общего с защитой закона и порядка.

Нарушение Беларусью обязательств по международному праву в области прав человека

Как государство – участник Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), Беларусь обязалась соблюдать, защищать и обеспечивать реализацию прав на свободу выражения мнений (ст. 19 МПГПП), свободу мирных собраний (ст. 21 МПГПП), свободу объединений (ст. 22 МПГПП), свободу личности (ст. 9 МПГПП) и других прав, в частности права принимать участие в ведении государственных дел (ст. 25 МПГПП).

Комитет по правам человека в своём Замечании общего порядка №37 к праву на мирные собрания напоминает, что государства обязаны содействовать проведению мирных собраний, подчеркивая, что статья 21 МПГПП «требует от государств давать возможность… проводить собрания без необоснованного вмешательства, а также содействовать осуществлению этого права и защищать участников собраний» (п.8). Далее там также говорится, что «сотрудники правоохранительных органов должны стремиться к деэскалации ситуаций, которые могут привести к насилию. Они обязаны использовать все возможные ненасильственные методы и сделать предупреждение, если применение силы абсолютно необходимо, если только это не является явно неэффективным. Любое применение силы должно происходить с соблюдением основополагающих принципов законности, необходимости, соразмерности, предусмотрительности и недопущения дискриминации… и те, кто применяет силу должны нести ответственность за каждый случай её применения» (п.78) Это положение подкрепляется в Руководстве Организации Объединенных Наций по правам человека и применению оружия нелетального действия в правоохранительной деятельности, где говорится, что правоохранительные органы могут применить силу лишь «в случае крайней необходимости для достижения законной цели поддержания правопорядка» (п. 2.8).

Беларусь также является государством – участником Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Согласно Руководящим принципам ОБСЕ по свободе мирных собраний, где говорится, что от желающих собраться не следует требовать получения разрешения на это (п.2.1). Любые ограничения на мирные собрания должны быть основаны на положениях закона и должны соответствовать Европейской конвенции о защите прав человека и другим международным инструментам в области прав человека (п.2.3). У государства имеется позитивная обязанность принимать необходимые разумные меры, позволяющие проводить мирные собрания без опасений, что их участники могут подвергнуться физическому насилию. Органы охраны правопорядка должны также защищать участников мирного собрания от любого лица или группы лиц (в том числе от агентов-провокаторов и участников собрания, несогласного с данным собранием), которые пытаются каким-либо способом сорвать данное собрание или затруднить его проведение (п.5.3).

Национальное законодательство Беларуси также устанавливает причины и способы применения силы сотрудниками правоохранительных органов (в том числе ОМОНом). Это возможно только «при выполнении задач по защите жизни, здоровья, чести, достоинства, прав, свобод и законных интересов граждан, интересов общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств» и только «если иными способами выполнение этих задач не представляется возможным». Это не соответствует международным стандартам и законодательству. И тем не менее в законодательстве Беларуси говорится, что «применению физической силы… должно предшествовать четко выраженное и очевидное для лица, против которого [она] применяются, предупреждение о намерении [её] применить, за исключением случаев, когда промедление в [её] применении создаст непосредственную опасность для жизни граждан или может повлечь иные тяжкие последствия» (Закон об органах внутренних дел РБ, ст. 26).

Очевидно, что арест и уголовное преследование политических активистов и известных критиков правительства в Беларуси после инцидента в Гродно 29 мая и других событий, которые последовали за ним в преддверии предстоящих президентских выборов, необоснованы, политически мотивированы и их цель – репрессии в отношении инакомыслящих, а также запугать и заставить замолчать остальных. Все арестованные – узники совести и должны немедленно и безоговорочно выйти на свободу, а уголовное преследование по политическим мотивам их и других людей должно прекратиться.

Власти Беларуси должны в полной мере соблюдать основополагающие права человека, в том числе свободу выражения мнений и мирных собраний, и в рамках этого обязательства они должны провести эффективное расследование инцидента 29 мая и всех последующих инцидентов с применением насилия во время уличных акций протеста, которые последовали и были последовательно спровоцированы сотрудниками правоохранительных органов, которые пыталась разогнать и арестовать мирных протестующих. Каждый сотрудник правоохранительных органов, ответственный за применение незаконной или чрезмерной силы должен быть установлен и привлечён к ответственности. Беларусь также должна провести тщательный анализ существующих практик работы правоохранительных органов, а особенно тех, которые имеют отношении к уличным митингам, и обеспечить, чтобы они полностью соответствовали международным обязательствам страны.