Фото: Avtozak LIVE

Заявление Amnesty International. Цензура в отношении антивоенных высказываний в России должна прекратиться

Amnesty International резко осуждает атаки российских властей на организации гражданского общества и независимые СМИ, которые усилились с началом российского вторжения в Украину 24 февраля 2022 года. Организация требует от российских властей соблюдать их международные обязательства в области прав человека и российскую Конституцию в том, что касается уважения, защиты и осуществления прав на свободу выражения мнений, объединений и мирных собраний, а именно: позволить беспрепятственное проведение мирных антивоенных протестов; освободить всех мирных демонстрантов и снять с них все обвинения; снять все ограничения, наложенные на независимые СМИ; отменить либо изменить все законы, которые чрезмерно и произвольно ограничивают права на свободу выражения мнений, объединений и мирных собраний.

Amnesty International призывает международное сообщество проявить солидарность с российскими гражданскими активистами, правозащитниками и журналистами, которым грозит повышенная опасность из-за их несогласия с российским вторжением в Украину, и оказать им поддержку.

Новые неправомерные законодательные ограничения свободы выражения мнений и мирных собраний 

Четвёртого марта были спешно приняты поправки к Уголовному кодексу и Кодексу об административных правонарушениях (КоАП), которые сильно ограничивают права на свободу выражения мнений, объединений и мирных собраний: на всю процедуру ушёл всего один день, в течение которого соответствующие законы прошли через обе палаты российского парламента и были подписаны президентом Путиным. Проталкивание этих законодательных инициатив происходило на фоне российского вторжения в Украину, но они будут иметь большие, разрушительные последствия для прав человека в России и помимо собственно вооружённого конфликта.

В Уголовный кодекс была введена статья 207.3, которая расширяет сферу применения ранее существовавшего российского законодательства о «фейках» и устанавливает суровые наказания за «публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооружённых Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и её граждан, поддержания международного мира и безопасности». Статья предусматривает огромные штрафы в размере от 700 тысяч до 5 миллионов рублей (от 5220 до 37 283 долларов США) и лишение свободы на сроки от трёх до 15 лет, если распространение информации повлекло за собой «тяжкие последствия». 

В законе не содержится ни определения «заведомо ложной информации», ни критериев для её оценки. Тем временем российский регулятор в сфере связи и массовых коммуникаций, Роскомнадзор, опубликовал заявление, в котором он обязывает все СМИ использовать только информацию из официальных источников. Следовательно, это означает, что любая информация, которая исходит не от официальных источников либо противоречит информации, распространяемой российскими властями, будет считаться «ложной». Необходимо отметить, что официальная информация о российском военном вторжении в Украину часто лжива и целенаправленно вводит людей в заблуждение. Таким образом, её опровержение и независимый анализ ситуации фактически стали уголовным преступлением.

Официальная информация о российском военном вторжении в Украину часто лжива и целенаправленно вводит людей в заблуждение. Таким образом, её опровержение и независимый анализ ситуации фактически стали уголовным преступлением

Помимо этого, в Уголовный кодекс также была добавлена статья 280.3 об ответственности за «публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооружённых Сил Российской Федерации». Что собой представляет «дискредитация», никак не определено, а расплывчатые формулировки статьи могут привести к возбуждению политически мотивированных уголовных дел. Законом прямо запрещаются «публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооружённых Сил Российской Федерации», то есть криминализуются антивоенные выступления и прочие инициативы с призывом закончить вооружённый конфликт, что ведёт к попранию прав на свободу выражения мнений и мирных собраний.

Уголовная ответственность за это преступление наступает, если в течение года человека уже привлекали к ответственности за аналогичное административное правонарушение по статье 20.3.3 КоАП. Наказание за уголовное преступление предусматривает штраф в размере от 100 тысяч до 1 миллиона рублей (от 746 до 7457 долларов США), либо лишение свободы на сроки от трёх до пяти лет, либо иные санкции, включая принудительные работы. Наказание за административное правонарушение предусматривает штраф в размере от 30 тысяч до 1 миллиона рублей (от 224 до 7457 долларов США) в зависимости от того, является правонарушитель физическим, должностным или юридическим лицом.

Несмотря на то что «публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооружённых Сил», и «публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооружённых Сил» уже представляли собой административное правонарушение, по новому закону наказания ужесточаются, если такие действия сопровождаются «призывами к проведению несанкционированных публичных мероприятий» либо создают «угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования» различных объектов и учреждений. Каким образом устанавливается наличие таких «угроз», в законе не конкретизируется.

Новыми законами вводится также уголовная и административная ответственность за «призывы к введению мер ограничительного характера в отношении Российской Федерации, граждан Российской Федерации или российских юридических лиц», под чем подразумеваются призывы к санкциям. На российских граждан, должностных лиц и юридических лиц могут быть наложены административные штрафы в размере от 30 тысяч до 500 тысяч рублей (от 224 до 3728 долларов США), а если российский гражданин будет признан виновным в призывах к введению санкций против российских лиц повторно в течение года, то ему грозит уже уголовное преследование, влекущее за собой штраф в размере до 500 тысяч рублей (3728 долларов США) либо лишение свободы на срок до трёх лет.

Все эти меры представляют собой очередную попытку российских властей подавить любые оставшиеся формы инакомыслия в стране путём усиленной цензуры, пресечения свободного обмена информаций и сокрытия реальных масштабов человеческих потерь и разрушений вследствие вторжения. Эти законодательные изменения нарушают Конституцию РФ и российские международно-правовые обязательства в области прав человека, требующие от России уважать, защищать и осуществлять права на свободу выражения мнений, мирных собраний и объединений. Amnesty International требует от российских властей немедленно отменить эти законы и гарантировать каждому человеку на территории России возможность свободно выражать своё мнений по поводу конфликта, не опасаясь репрессий. 

Законодательные изменения нарушают Конституцию РФ и российские международно-правовые обязательства в области прав человека, требующие от России уважать, защищать и осуществлять права на свободу выражения мнений, мирных собраний и объединений

Подавление мирных антивоенных протестов

С самого начала вторжения 24 февраля в России идут антивоенные выступления. По данным НКО ОВД-Инфо, к 14 марта было задержано как минимум 14 910 мирных демонстрантов[i]. Только 6 марта было задержано около 5000 человек в 69 российских городах[ii], а 13 марта — свыше 900 человек в 39 городах[iii].

Шестого марта полиция задержала известного правозащитника из Правозащитного центра «Мемориал» Олега Орлова всего несколько минут спустя после того, как он пришёл на Манежную площадь в Москве с плакатом «Украине — мир, России — свободу!» Его коллегу Светлану Ганнушкину, председательницу другой известной НКО «Гражданское содействие», задержали вскоре после этого на входе в московское метро. Её доставили в отдел полиции без каких-либо оснований для задержания, заявив, что на неё среагировала система распознавания лиц. Затем на Ганнушкину и Орлова были составлены административные протоколы по части 5 статьи 20.2 КоАП («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). На момент написания этого материала  их дела ожидали рассмотрения в суде.

На большинство задержанных во время антивоенных выступлений составляются протоколы по следующим статьям КоАП: часть 5 статьи 20.2; часть 2 статьи 20.2 (организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия); часть 8 статьи 20.2 (повторное нарушение порядка организации либо проведения публичных мероприятий); статья 19.3 («Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции»). По данным российского проекта «Сетевые свободы», начиная с протестов 6 марта по новой статье 20.3.3 («Публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооружённых Сил РФ в целях защиты интересов РФ и её граждан, поддержания международного мира и безопасности») на территории России и оккупированного Крыма было заведено как минимум 144 дела[iv].

По состоянию на 7 марта за призывы к антивоенным акциям (включая, например, одиночные пикеты с антивоенными лозунгами, надпись «Нет войне» на снегу) не менее семи человек были приговорены к штрафам в размере от 30 тысяч до 60 тысяч рублей (от 224 до 447 долларов США)[v].

Священника Иоанна Бурдина из деревни Карабаново Костромской области задержали 7 марта за «дискредитацию Вооружённых сил РФ» по статье 20.3.3 КоАП. Это произошло вскоре после того, как он раскритиковал вторжение в Украину во время своей проповеди. Кроме того, он выложил на сайте своего прихода ссылку на антивоенную петицию на сайте Change.org[vi] и вместе со своим коллегой опубликовал мощное антивоенное заявление. Десятого марта суд приговорил Иоанна Бурдина к штрафу в размере 35 тысяч рублей (261 долларов США). Он будет его оспаривать[vii].

Как и в случае со многими другими публичными собраниями, из ряда городов поступали сообщения, что полиция произвольно задерживает случайных людей и прохожих. Так, вместе с Олегом Орловым полицейские задержали девушку, которая просто поаплодировала ему.

Помимо этого, задерживают и работников СМИ, которые освещают протесты. В частности, на акциях протеста 6 марта по всей стране (включая Москву, Петербург, Новосибирск и Уфу) было задержаны как минимум 13 журналистов. Тринадцатого марта при освещении протестов были вновь произвольно задержаны не менее девяти журналистов. Amnesty International проанализировала находящиеся в открытом доступе видео и фотографии некоторых из этих задержаний и установила, что на журналистах были жилеты с ясно различимой надписью «Пресса». Полиция задерживала журналистов, несмотря на то что те демонстрировали свои журналистские удостоверения, редакционные задания, как того требует закон, и заявляли, что присутствуют на месте в профессиональном качестве как работники СМИ. Одних журналистов позже отпустили без составления протоколов, а против других были возбуждены дела по части 5 статьи 20.2 КоАП, в частности против редактора интернет-издания Moloko plus Павла Никулина и фотографа Артёма Драчёва, задержанного на Пушкинской площади в Москве 6 марта. На момент написания этого материала их дела были направлены в суд. 

Имеются также видеозаписи того, как сотрудники полиции отталкивают журналистов и приказывают им не вмешиваться в работу полиции.

Полиция задерживает и преследует детей, которые выходят на мирные уличные акции, и по данным ОВД-Инфо, с 24 февраля во время протестов было задержано как минимум 113 детей. Так, 6 марта полиция в Архангельске задержала женщину с маленьким ребёнком, которые несли жёлтые и синие воздушные шарики в цветах украинского флага, якобы за то, что они отказывались покинуть центральную площадь города[viii].

Полиция задерживает и преследует детей, которые выходят на мирные уличные акции, и по данным ОВД-Инфо, с 24 февраля во время протестов было задержано как минимум 113 детей

С преследованиями со стороны полиции во время мирных протестов столкнулись и пожилые люди. В Калининграде полиция задержала пожилую женщину, после того как она попыталась объяснить командиру, почему она вышла на акцию протеста. В ответ командир сказал: «Вы пришли фашистов поддержать?» — и отдал приказ своим подчинённым задержать её[ix].

Антивоенные демонстрации в знак протеста против российского вторжения в Украину постоянно разгоняют, зачастую с применением ненужной и чрезмерной силы. В связи с выступлениями 6 марта ОВД-Инфо сообщало как минимум о 34 случаях, которые можно расценивать как пытки. На видеозаписях, которые изучила Amnesty International, видно, как полиция безжалостно бьёт дубинками, кулаками и ногами мирных демонстрантов, включая женщин, применяет электрошокеры, как людей волочат по земле и подвергают другим видам жестокого обращения. Несколько участников протестов сообщили, что в результате получили травмы головы и другие телесные повреждения. В некоторых случаях полицейские накидывались на мирных демонстрантов за то, что те пытались снимать на мобильные телефоны происходящее, в том числе задержание других участников акций.

Поступали также сообщения о пытках и других видах жестокого обращения с задержанными в отделах полиции. Одной задержанной в ОВД «Братеево» в Москве удалось сделать шокирующую аудиозапись[x] того, как там её унижали, оскорбляли, давали ей пощёчины и, предположительно, били пластиковой бутылкой с водой (распространённый в полиции метод причинять страдания человеку, не оставляя на теле видимых следов).

Как показывают сообщения из ряда городов, при задержании протестующих полицией происходили и многие другие нарушения их прав, включая содержание в жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство условиях, незаконное снятие отпечатков пальцев, фотографирование для включения в полицейскую базу данных, изъятие мобильных телефонов. В некоторых городах, таких как Москва, Омск и Екатеринбург, по имеющимся сведениям, к задержанным не допускали адвокатов. Представителям Amnesty International удалось поговорить с двумя адвокатами-правозащитниками из Екатеринбурга, которые подтвердили, что адвокатов не пускают во многие отделения полиции и что им приходится ждать по пять и более часов снаружи, прежде чем им позволяют увидеться с клиентами. Одновременно с этим, как рассказал Amnesty International один задержанный участник демонстраций, к которому не допустили адвоката, полицейские говорят задержанным, что адвокатов нет.

Как показывают сообщения из ряда городов, при задержании протестующих полицией происходили и многие другие нарушения их прав, включая содержание в жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство условиях, незаконное снятие отпечатков пальцев, фотографирование для включения в полицейскую базу данных, изъятие мобильных телефонов

Власти также совершают «превентивные задержания», чтобы не дать людям присоединиться к протестам. Накануне протестных акций 6 марта полицейские явились домой и в офисы известных оппозиционных активистов и политиков. Массовые домашние обыски прошли 5 марта в Петербурге, Владимире, Пскове, Тюмени, Чите. В Петербурге из-за телефонных звонков с ложными сообщениями о якобы заложенных в общественных местах бомбах прошли обыски как минимум по 80 адресам. Обыски проводились в рамках уголовного дела, возбуждённого по части 2 статьи 207 Уголовного кодекса («Заведомо ложное сообщение об акте терроризма»),  которая предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Часть из «превентивно» задержанных перед протестами были отпущены при условии соблюдения некоторых ограничений, а часть, как Дарья Хейникен из Петербурга, провели под стражей 48 часов, что помешало их участию в акциях. Многие активисты утверждают, что в ходе обысков у них изъяли мобильные телефоны и компьютеры, и они опасаются, что полиция изучает их контакты, знакомства и связи. По мнению активистов, обыски — это инструмент запугивания, призванный помешать их участию в антивоенных митингах[xi]. Тринадцатого марта некоторых из активистов опять задержали под разными предлогами накануне запланированных протестов[xii].

Наступление на СМИ и соцсети

Усиление цензуры больно ударило по независимым СМИ и соцсетям в России. Вскоре после 24 февраля, когда власти запретили называть войной «специальную операцию Вооружённых Сил Российской Федерации на территории Украины» и велели использовать информацию только из официальных российских источников при освещении российского вторжения в Украину, в РФ были заблокированы сайты более двух десятков российских и международных СМИ.

На территории России ограничен доступ к таким СМИ, как Русская служба Би-би-си, Deutsche Welle, «Радио Свобода» и его региональные проекты, «Медуза», «Медиазона» и другие. Заблокированы также региональные СМИ, в частности томский телеканал ТВ-2, уральское интернет-издание Znak.com, газета «Псковская губерния», сыктывкарский интернет-журнал «7×7». Сайт популярной радиостанции «Эхо Москвы» прекратил своё существование 1 марта, после того как её отключили от эфира и ликвидировали. Ещё несколько независимых СМИ, такие как телеканал «Дождь» и интернет-издание Znak.com, объявили о приостановке своей работы из-за цензуры и ограничений[xiii]. Некоторые другие издания, например «Новая газета», приняли решение не прекращать свою деятельность, но вынуждены были удалили материалы о вооружённом конфликте в Украине, чтобы избежать потенциальных наказаний, а ещё часть СМИ, в частности The Bell, прямо заявили, что больше не будут освещать эту ситуацию.

Риски и вызовы для журналистов и медиаработников существенно возросли с принятием 4 марта новых законов, которыми фактически вводится военная цензура. Закрытие независимых СМИ вкупе с новыми законами, запрещающими распространение «заведомо ложной информации» и «дискредитацию» российских вооружённых сил, привели к массовому исходу российских и иностранных журналистов из России. По данным интернет-издания «Агентство», по состоянию на 7 марта с начала вторжения в Украину как минимум 150 журналистам пришлось покинуть Россию из опасения репрессий[xiv].

Закрытие независимых СМИ вкупе с новыми законами, запрещающими распространение «заведомо ложной информации» и «дискредитацию» российских вооружённых сил, привели к массовому исходу российских и иностранных журналистов из России

Четвёртого марта российские власти заблокировали доступ к социальным сетям Facebook и Twitter. В своём официальном заявлении Роскомнадзор сказал, что блокировка сети Facebook вызвана тем, что «зафиксировано 26 случаев дискриминации российских СМИ и информационных ресурсов со стороны Facebook», в частности решением сети был ограничен доступ к аккаунтам таких государственных и провластных СМИ, как телеканал «Звезда», информационное агентство «РИА Новости», Sputnik, Russia Today, «Лента.ру» и «Газета.ру». При блокировке сети Twitter Роскомнадзор сослался на то, что сеть отказалась удалять «более 800 материалов» и не исполнила требования российского закона «о приземлении» иностранных ИТ-компаний. В Роскомнадзоре также отметили, что условием снятия ограничения доступа к сети Twitter «является полное удаление Twitter запрещённых материалов, выявленных Роскомнадзором, а также прекращение участия в информационном противостоянии, распространении фейков и призывов к экстремизму»[xv]. Четырнадцатого марта Роскомнадзор заблокировал на территории России Instagram.

Пятого марта была признана «нежелательной организацией» зарегистрированная в Латвии компания iStories Fonds, являющаяся юридическим лицом издания iStories («Важные истории»), которое до этого было внесено в реестр «иностранных агентов». Также нежелательной признана американская Ассоциация развития журналистики (Journalism Development Network Inc), которая основала Центр по исследованию коррупции и оргпреступности (OCCRP). Ранее «иностранными агентами» были объявлены несколько журналистов, сотрудничавших с центром[xvi]

Это усиливающееся наступление на российское гражданское общество, репрессии в отношении мирных демонстрантов и инакомыслящих, безжалостное уничтожение независимых медиа должно прекратиться. Россия должна соблюдать свои международные обязательства в области прав человека в том, что касается уважения, защиты и осуществления прав на свободу выражения мнений, объединений и мирных собраний, в частности позволить беспрепятственное проведение мирных антивоенных протестов; освободить всех мирных демонстрантов и снять с них все обвинения; снять все ограничения, наложенные на независимые СМИ; отменить все чрезвычайно расплывчатые и произвольные правовые нормы, которые ограничивают права на свободу выражения мнений, объединений и собраний.


[i] https://ovdinfo.org/ 

[ii] https://ovdinfo.org/articles/2022/03/06/razbitye-golovy-i-elektroshokery-itogi-antivoennoy-akcii-6-marta

[iii] https://ovd.news/news/2022/03/13/spiski-zaderzhannyh-v-svyazi-s-akciyami-protiv-voyny-s-ukrainoy-13-marta-2022-goda

[iv] По оценке Павла Чикова, количество дел составило 60: https://novayagazeta.ru/articles/2022/03/07/vozbuzhdeno-kak-minimum-60-del

[v] https://meduza.io/feature/2022/03/07/dva-dnya-nazad-v-rossii-prinyali-zakon-o-feykah-pro-voynu-za-eto-vremya-zaderzhali-uzhe-60-chelovek-za-mitingi-nadpisi-net-voyne-na-snegu-i-antivoennye-propovedi

[vi] http://karabanovo.prihod.ru/index Священнику пришлось удалить заявление и ссылку на петицию, но он сохранил антивоенные заявления других священнослужителей. С текстом заявления священников прихода в Карабаново можно ознакомиться здесь: https://zona.media/news/2022/03/06/priest

[vii] https://kostroma.today/news/kostromskoj-svyashhennik-budet-obzhalovat-reshenie-suda/

[viii] https://t.me/horizontal_russia/8892

[ix] https://t.me/horizontal_russia/8930

[x] https://t.me/ovdinfo/13832 ; https://novayagazeta.ru/articles/2022/03/07/putin-na-nashei-storone-18

[xi] https://ovd.news/express-news/2022/03/05/v-neskolkih-regionah-siloviki-prishli-s-obyskami-k-pravozashchitnikam ; https://novayagazeta.ru/articles/2022/03/06/telefonnoe-delo

[xii] https://ovd.news/express-news/2022/03/12/v-peterburge-zaderzhivayut-aktivistov-u-kotoryh-ranee-byli-obyski

[xiii] https://www.kommersant.ru/doc/5240589

[xiv] https://t.me/wwwagentsmedia/682 ; https://www.currenttime.tv/a/okolo-150-zhurnalistov-pokinuli-rossiyu/31739962.html

[xv] https://www.interfax.ru/russia/826411

[xvi] https://zona.media/news/2022/03/05/minust