Фото: Vladimir Smirnov\TASS via Getty Images

«Ингушское дело» сфабриковано. Почему это так, объясняет Amnesty International

Преследование восьмерых известных общественных деятелей по так называемому «Ингушскому делу» грубо нарушает их права на свободу выражения мнений, мирных собраний и ассоциаций, несовместимо с международными обязательствами России в области прав человека и Конституцией России, заявила Amnesty International. К такому выводу организация пришла, проведя анализ материалов уголовных дел и опросив свидетелей. 6 декабря ожидается последнее судебное заседание по этому делу.

«В «Ингушском деле» мы столкнулись с подменой понятий, откровенными передёргиваниями и подтасовкой фактов. Все обвинения, включая самые серьёзные, по которым подсудимым грозит до девяти лет за решёткой, не имеют под собой никаких реальных оснований и преследуют цель наказать видных активистов за их мирную и законную общественную деятельность. Очевидно, что власти стремятся запугать других недовольных ситуацией в республике», — заявил исследователь Amnesty International по России Олег Козловский.

«Мы призываем российские власти снять предъявленные ингушским активистам обвинения и немедленно освободить фигурантов дела», — добавил он.

Судебное разбирательство по обвинению в «организации применения насилия к представителям власти», «создании экстремистского сообщества» и других мнимых преступлениях в связи с протестами в Ингушетии в 2018-2019 годах должно завершиться в ближайшее время: на 6 декабря назначено последнее заседание перед объявлением приговора семерым лидерам протестов, в то время как еще один фигурант дела пока ожидает суда. Всего к уголовной ответственности в связи с протестами были привлечены 52 человека, 40 фигурантов «Ингушского дела» ранее были приговорены к срокам от пяти месяцев до 3,5 лет.

На 6 декабря назначено последнее заседание перед объявлением приговора семерым лидерам протестов

«Ингушское дело» появилось по итогам силового подавления акций протеста, которые проходили в столице республики Магасе с перерывами с июня 2018 по март 2019 года: сначала с требованиями прямых выборов главы республики, затем пересмотра решения о делимитации границы с соседней Чеченской Республикой и отказа от изменения законодательства о референдумах. Тысячи людей собрались тогда в центре столицы Магасе, мирно и без оружия, осуществляя свое право на свободу мирных собраний и выражения мнения. Основные события, которые легли в основу дела, развернулись в ночь с 26 на 27 марта 2019 года, когда Росгвардия применила силу для разгона мирных протестующих, собравшихся в центре Магаса.

В ту ночь демонстранты пытались договориться с находившимся на месте полицейским начальством, чтобы мирная акция протеста могла продолжиться, однако переговоры завершились безуспешно. На видеозаписях разгона собравшихся видно, что несколько десятков человек бросают в силовиков пластиковые бутылки, стулья и другие предметы. Также видно, что некоторые участники митинга пытаются остановить сопротивляющихся полиции. Однако большая часть собравшихся мирно стояла на площади, явно сбитая с толку происходящим. В ходе столкновений пострадали несколько протестующих и сотрудников правоохранительных органов, в том числе двое военнослужащих Росгвардии, которые, по данным следствия, получили переломы.

В тот же день было возбуждено уголовное дело по факту «применения насилия в отношении представителей властей» (ст. 318 Уголовного кодекса). По состоянию на конец октября 2021 года 40 человек были уже осуждены за насилие или подстрекательство к насилию в отношении сотрудников правоохранительных органов, ещё один находится под следствием.

Лидеры протестов: Ахмед Барахоев, Барах Чемурзиев, Багаудин Хаутиев, Муса Мальсагов, Исмаил Нальгиев, Ахмед Погоров, Зарифа Саутиева и Мальсаг Ужахов — были обвинены в «организации применения насилия в отношении представителей властей». Всем им были также предъявлены обвинения в «организации» или «участии» в «экстремистском сообществе» (ч. 1 и ч. 2 ст. 282.1 УК). Кроме того, Ужахову, возглавлявшему неправительственную организацию «Совет тейпов ингушского народа», было вменено «создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан» (ч. 2 ст. 239 УК), а Барахоеву – участие в такой организации (ч. 3 ст. 239 УК). Все эти обвинения безосновательны.

В ноябре 2021 года обвинение запросило реальный срок лишения свободы для подсудимых. Ахмеда Барахоева, Мусу Мальсагова и Малсага Ужахова прокурор попросил приговорить к девяти годам, Исмаила Нальгиева, Багаудина Хаутиева и Баруха Чемурзиева – к восьми годам, а Зарифу Саутиеву – к семи годам и шести месяцам колонии. Ахмед Погоров продолжает находиться под следствием.

Говорить о какой-либо «организации» насилия в отношении полицейских – недопустимо

Amnesty International пришла к выводу, что, говоря о событиях 26-27 марта 2019 года, недопустимо говорить о какой-либо «организации» насилия в отношении полицейских. Во-первых, согласно международному праву в области прав человека, организаторы собрания могут привлекаться к ответственности за ущерб или травмы, нанесенные иными лицами, лишь в исключительных случаях и если они могли разумно предвидеть и предотвратить этот ущерб. Доказательств того, что активисты располагали, но не воспользовались возможностями пресечь насилие, в деле нет, как и обоснования исключительности ситуации. Во-вторых, бойцы Росгвардии и полицейские первыми применили силу для оттеснения собравшихся с места проведения митинга. Эти действия против мирного собрания были необоснованными и нарушали права участников. В-третьих, следствие не представило достаточных доказательств того, что подсудимые обучали, снаряжали, направляли или иным образом «организовывали» кого-либо для отпора сотрудникам правоохранительных органов. По сути, активистов обвиняют в том, что они произносили обычные политические речи, а в случае с Зарифой Саутевой – в ведении прямой трансляции публичного собрания.

Также безосновательны обвинения в «создании и руководстве экстремистским сообществом» и «участии» в нём. Обвинение строилось на четырёх эпизодах – организации не согласованной с властями массовой акции 2 июня 2018 года, митингах против ратификации соглашения с Чеченской республикой в октябре, встрече протестующих с депутатами ингушского парламента 15 декабря того же года, а также упомянутой акции 26-27 марта 2019 года.

В отношении первого эпизода нужно отметить, что спонтанные – то есть проходящие без уведомления и согласования с властями – мирные протесты прямо соответствуют международным стандартам в области прав человека, а следствие не представило никаких доказательств, что в ходе акции имели место действия или призывы к насилию, подстрекательство ненависти или какие-то нарушения общественного порядка.

Что касается встречи с республиканскими парламентариями, то следствие также не предоставило никаких доказательств того, что участие депутатов было принудительным или что организаторы митингов применяли к ним силу или угрожали до или во время собрания.

События 26-27 марта 2019 года Amnesty International также считает мирным собранием, которое завершилось стычкой с правоохранительными органами из-за незаконного применения последними силы к митингующим.

Вменение Ужахову и Барахоеву ст. 239 УК также не имеет оснований, так как «посягательство на личность и права граждан» выражалась ни в чём ином как в реализации законных прав на выражение мнений, мирных собраний и ассоциаций.

«Бездоказательность и политический характер предъявленных ингушским активистам обвинений должны быть вскрыты в ходе беспристрастного судебного разбирательства. Однако рассмотрение дела было произвольно перенесено из Ингушетии в другой субъект федерации, что породило сомнения в объективности суда и может быть признано нарушением права обвиняемых на справедливое судебное разбирательство», — добавил Олег Козловский.