Талгат Аян (слева) и Макс Бокаев в Атырауском городском суде, октярь 2016 г. Фото: Б.А. Торегожина

Узник совести из Казахстана Макс Бокаев вышел на свободу. Теперь мы требуем, чтобы с него сняли все ограничения

В четверг, 4 февраля, узник совести из Казахстана Макс Бокаев вышел на свободу после пяти лет тюремного заключения за участие в организации мирных демонстрации и посты в социальных сетях. Однако его освободили с условиями, которые являются неприемлемым ограничением его прав на свободу мирных собраний, объединений и выражения мнений.

22 января этого года суд по уголовным делам №2 города Атырау (запад Казахстана) постановил, что после освобождения за Бокаевым будет установлен «административный надзор» сроком на три года. Второго февраля суд утвердил подробный перечень запрещённых ему видов деятельности, которые включают в себя участие в любых публичных собраниях, кроме похорон, организацию и участие в забастовках, участие в любых мирных публичных демонстрациях или собраниях, вступление в любые общественное или профессиональное объединение, политическую партию или добровольное объединение, участие в сборе пожертвований на благотворительные цели и в любой другой благотворительной деятельности, подписание петиций, публикацию в СМИ своих материалов или появление в любых СМИ, участие в любой общественной деятельности, которая предполагает предоставление услуг или выполнение каких-либо работ. Помимо этих ограничений, Макса Бокаева также внесли в список людей, подозревающихся в финансировании «терроризма или экстремизма», и на него наложены жёские финансовые ограничения. Его банковский счёт заморожен и в месяц ему разрешено снимать сумму, не превышающую минимального размера оплаты труда (100 долларов США). У него нет номера налогоплательщика, а это значит, что ему запрещены любые финансовые сделки, он определённо столкнётся с трудностями при устройстве на работу. Максу Бокаеву в принципе не должны были предъявлять уголовных обвинений, не говоря уж о заключении под стражу – он подвергся уголовному преследованию исключительно за осуществление своих прав на свободу выражения мнений и мирных собраний. Он уже провёл пять лет в колонии из-за мирного протеста против реформы земельного кодекса, любые дополнительные ограничения его свободы после освобождения неприемлемы и должны быть немедленно отменены.

[Макс Бокаев] уже провёл пять лет в колонии из-за мирного протеста против реформы земельного кодекса, любые дополнительные ограничения его свободы после освобождения неприемлемы и должны быть немедленно отменены


Двадцать восьмого ноября 2016 года в результате несправедливого судебного процесса Макс Бокаев вместе с активистом Талгатом Аяном были приговорены к пяти годам лишения свободы. Они были признаны виновными в «возбуждении социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни» (статья 174 УК РК), «распространении заведомо ложной информации» (статья 274 УК РК) и «нарушении порядка организации и проведения собраний, митингов» (статья 400 УК РК) за участие в протестах против реформы земельного кодекса, которые прошли по всему Казахстану в апреле и мае 2016 года. Макса Бокаева и Талгата Аяна задержали 17 мая в городе Атырау после того, как они публично заявили в своих постах в соцсетях, что собираются принять участие в демонстрациях, запланированных на 21 мая, и призвали других последовать их примеру.

Талгат Аян вышел на свободу 13 апреля 2018 года, когда суд заменил его пятилетний тюремный срок на «административный надзор». В июле 2019 года он подал апелляцию на это решение суда, и ограничительные меры были отменены.

У Макса Бокаева уже много лет хронический гепатит С. По словам его родных, в колонии он был лишён надлежащей медицинской помощи, в том числе доступа к противовирусной терапии, что привело к появлению осложнений. Восемнадцатого октября 2016 года к нему в зал суда была вызвана «cкорая помощь» и его отвезли в больницу, где у него диагностировали холецистит и панкреатит.

В 2016 года Макса Бокаева перевели в исправительную колонию в Петропавловске, городе на севере Казахстана, который находится в 1500 километрах от его родного Атырау, что противоречит практическим рекомендациям, изложенным в Стандартных правилах обращения с заключёнными ООН («Правила Нельсона Манделы»). Бокаеву не сообщили заранее об этапировании в Петропавловск и у него не было необходимой теплой одежды – зимой в северном Казахстане температура может опускаться до -20 по Цельсию. Его родные выражали глубокую обеспокоенности в связи с состоянием здоровья Бокаева и условиями его содержания под стражей. В 2018 году его перевели в колонию в Актюбинской области, которая находится примерно в 600 километрах от Атырау.П осле многочисленных обращений родственников его перевели обратно в колонию УГ-157/9 под Атырау.