Александр Шабарчин Фото: 59.ru

Заявление Amnesty International в связи с осуждением российского активиста за сатирический ролик с «куклой Путина»

Организация Amnesty International призывает к немедленному и безоговорочному освобождению 22-летнего гражданского активиста из Перми Александра Шабарчина. Он является узником совести, лишённым свободы исключительно из-за того, что он воспользовался своим правом на выражение мнений. Приговор по уголовному делу, вынесенный Шабарчину и ещё одному активисту, 19-летнему Даниле Васильеву, который получил условный срок, должен быть отменён, и оба молодых человека должны иметь возможность в дальнейшем заниматься мирным активизмом, не опасаясь преследований. 

«ПРЕСТУПЛЕНИЕ» И НАКАЗАНИЕ

Сатирический видеоролик

Суд над Александром Шабарчиным, Данилой Васильевым и третьим молодым человеком, Александром Эткиным (также известным под псевдонимом «Котов»), проходил в связи с уличной акцией, проведённой 11 ноября 2018 года. Тогда Александр Шабарчин и Данила Васильев привязали к фонарному столбу в центре Перми манекен в условно-арестантской одежде и бумажной маске с лицом президента РФ Владимира Путина. На лбу манекена было написано слово «лжец», а на груди — «военный преступник Пыня В. В.». Девять дней спустя, 20 ноября 2018 года на YouTube-канале «Гроза Перми» (другое название — «Проект Гроза») был выложен видеоролик «Пыню привязали к столбу. Реакция людей».

Видео предваряет дисклеймер: «Видео постановочное, а люди в нём актёры. Целью видео не является унизить или обидеть кого-то. Создано же оно в сугубо развлекательном характере. Все совпадения с реальными людьми случайны». Дисклеймер завершается постскриптумом:«Не сажайте нас, пожалуйста». Таким образом, сатирический характер видеоролика очевиден с самого начала.

В видеоролике происходит постановочная поимка человека в маске с лицом президента РФ Владимира Путина, на лбу у которого написано «лжец». Захват его осуществляют два человека в камуфляже, изображающие спецназовцев. Они «ловят» и «допрашивают» человека в маске Путина. «Спецназовцы» выражают сожаление, что не могут доставить своего пленника в Гаагу и решают, что он должен остаться в России и понести наказание на родине. На протяжении ролика «Путин» говорит, что останется у власти дольше срока, предусмотренного конституцией, и выкрикивает заявления про непопулярные пенсионные и налоговые реформы — сатирическая отсылка к наиболее обсуждаемым правительственным мерам. На видео манекен привязывают к фонарному столбу на оживлённом перекрёстке и фиксируют реакцию прохожих, а комментатор за кадром отмечает, что никто не отвязывает манекен — «никто не хочет его снимать».

Задержания

Во время акции полиция задержала секретаря местного отделения Либертарианской партии Александра Эткина, который снимал происходящее на телефон. По сообщениям СМИ, его заковали в наручники, увезли в отделение и там допрашивали несколько часов, после чего отпустили.  По словам Александра Эткина, он не был участником акции: он лишь проходил мимо, увидел её и начал снимать. Александра Шабарчина впервые задержали 12 ноября: полицейские отвезли его в военкомат его родного города в 150 км от Перми, и там его попытались принудительно призвать в армию (в последнее время российские власти пользуются призывом на военную службу как инструментом наказания или оказания давления на оппозиционных активистов).  Однако поскольку Шабарчин был признан негодным к военной службе по медицинским соображениям, полицейским пришлось доставить его обратно в Пермь. Там его допросили об акции в местном отделении  полиции, а потом отпустили. И Александр Шабарчин, и Александр Эткин утверждают, что на допросе в полиции им не предлагалось пригласить адвоката, что нарушает международные стандарты справедливого судебного разбирательства («Основные принципы, касающиеся роли юристов», принцип 5; «Принципы и руководящие положения ООН, касающиеся доступа к юридической помощи в системах уголовного правосудия», принцип 8).

И Александр Шабарчин, и Александр Эткин утверждают, что на допросе в полиции им не предлагалось пригласить адвоката, что нарушает международные стандарты справедливого судебного разбирательства

Третьего января 2019 года дома у Александра Шабарчина состоялся обыск, и его вновь задержали и допросили в качестве подозреваемого по уголовному делу, возбуждённому 26 декабря 2018 года. В тот же день его отпустили под подписку о невыезде. Тогда же полиция провела обыск дома у Данилы Васильева; его тоже допросили и отпустили в статусе подозреваемого на аналогичных условиях. Третьим подозреваемым в деле стал Александр Эткин. Позже в том же месяце полиция передала материалы дела в краевое следственное управление Следственного комитета.

Следствие и приговор

Следствие по этому делу длилось более года. Сначала комплексная судебная фоноскопическо-психолого-лингвистическая экспертиза, назначенная следователями, не нашла в действиях подозреваемых элементов преступления. Однако в декабре 2019 года другая группа экспертов из Пермского государственного национального исследовательского университета (ПГНИУ) обнаружила в акции элементы неуважения к обществу и политические мотивы, и в феврале 2020 года всем троим молодым людям были предъявлены обвинения по части 2 статьи 213 Уголовного кодекса РФ (грубое нарушение общественного порядка, совершённое группой лиц по предварительному сговору). 

В апреле 2020 года дело было передано на рассмотрение в Ленинский районный суд Перми. Основываясь на выводах экспертизы ПГНИУ, сторона обвинения настаивала, что Александр Шабарчин, Данила Васильев и Александр Эткин, действуя совместно по предварительному сговору, совершили хулиганство «по политическим и идеологическим мотивам, а также по мотивам политической вражды в отношении социальной группы — жителей РФ, поддерживающих политическую деятельность президента В. В. Путина».  Помимо экспертизы, сторона обвинения строила своё дело против троих обвиняемых ещё на основании почти идентичных показаний нескольких «свидетелей», большинство из которых были либо членами местного отделения «Молодой гвардии Единой России», либо членами прокремлёвского Национально-освободительного движения, либо сотрудниками полиции, либо членами их семей.

Помимо экспертизы, сторона обвинения строила своё дело против троих обвиняемых ещё на основании почти идентичных показаний нескольких «свидетелей», большинство из которых были либо членами местного отделения «Молодой гвардии Единой России», либо членами прокремлёвского Национально-освободительного движения, либо сотрудниками полиции, либо членами их семей

Как рассказал Amnesty International адвокат Александра Шабарчина, некоторые из свидетелей на суде утверждали, что они сами пожаловались в полицию после просмотра видеоролика с акцией, почувствовав себя оскорблёнными; однако большинство свидетелей сказали суду, что им позвонили из полиции и пригласили на беседу о якобы почувствованном ими оскорблении. Такие свидетели не смогли объяснить, откуда в полиции узнали о том, что их оскорбила уличная акция. Обвинение запросило для троих подсудимых от полутора до трёх лет лишения свободы.

Восемнадцатого августа 2020 года Ленинский районный суд Перми признал Александра Шабарчина и Данилу Васильева виновными в преступлении, предусмотренном частью 2 статьи 213 УК. Суд постановил, что их акция выражала неуважение к обществу и была осуществлена по мотивам политической вражды. Александра Шабарчина суд приговорил к двум годам заключения. Даниле Васильеву дали год условно с одним годом испытательного срока, а Александр Эткин был оправдан. Двадцать восьмого августа Александр Шабарчин и Данила Васильев обжаловали свои приговоры, а 8 сентября, насколько известно, жалобу на приговор подала и прокуратура, сочтя его чересчур мягким. Заседание суда по обжалованию приговора назначено на 27 октября.

Свобода слова — это право, А НЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

Александр Шабарчин уже примерно четыре года занимается мирным активизмом, в том числе вместе с местным штабом сторонников Алексея Навального. Он часто проводил пикеты и уличные акции, чтобы выразить свои взгляды на государственную политику и государственных должностных лиц; некоторые из них он снимал и выкладывал на YouTube-канале «Гроза Перми».

Деятельность Александра Шабарчина всегда носила полностью мирный характер, он никогда не предпринимал насильственных действий и не призывал к ним.

Деятельность Александра Шабарчина всегда носила полностью мирный характер, он никогда не предпринимал насильственных действий и не призывал к ним

Его преследование демонстрирует, что в сложившейся обстановке любая критика властей, в том числе в художественных формах, рассматривается как преступление с юридической точки зрения. Александр Шабарчин уже подвергался судебному преследованию и притеснениям за свой активизм; по имеющейся информации, за ним следила полиция, и полицейские предостерегали его от продолжения акций.

Примечательно, что Александра Шабарчина осудили по той же самой статье Уголовного кодекса, что и участниц группы Pussy Riot в 2012 году за акцию  «Богородица, Путина прогони» в московском Храме Христа Спасителя.  В его деле обвинение настаивало на том, что якобы имело место оскорбление общественности. И хотя некоторые элементы акции Александра Шабарчина действительно могли оскорбить или задеть некоторых представителей общественности, в ней не содержалось ни призывов к насилию, ни проявлений «политической вражды», как указывает суд, ни разжигания ненависти. Его самовыражение ни в коей мере не выходит за рамки того, что охраняется правом на свободу выражения мнений как оно определяется международно-правовыми стандартами в области прав человека.  

Основополагающее право на свободу выражения мнений закреплено статьёй 19 Международного пакта о гражданских и политических правах и статьёй 10 Европейской конвенции по правам человека (Россия присоединилась к обоим соглашениям), а также статьёй 29 Конституции РФ.

И Комитет ООН по правам человека, и Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) неоднократно подчёркивали важность этого права и самого по себе, и как компонента других прав. Хотя право на свободу выражения мнений действительно может быть ограничено государством, такие ограничения возможны лишь при соблюдении трёх условий: они должны быть предусмотрены законом; они вводятся для защиты интересов и ценностей, прямо упомянутых в соответствующих статьях вышеназванных международных соглашений, и они должны быть пропорциональны и необходимы для реализации таких интересов.

ЕСПЧ установил высокий порог для уголовного преследования за личные взгляды, указав в целом ряде своих постановлений, что статья 10 распространяется в том числе и на мнения, которые «оскорбляют, шокируют или причиняют беспокойство» (См., в частности, постановления по следующим делам: «Хэндисайд против Соединённого Королевства», 1976 г.; Sunday Times против Соединённого Королевства, 1979; «Лингенс против Австрии», 1986 г.; «Обершлик против Австрии», 1991 г.; «Торгейр Торгейрсон против Исландии», 1992 г.; «Йерсилд против Дании», 1994 г.; «Гудвин против Соединённого Королевства», 1996 г.; «Де Хаэс и Гийселс против Бельгии», 1997 г.; «Далбан против Румынии», 1999 г.; «Арслан против Турции», 1999 г.; «Тома против Люксембурга», 2001 г.; «Иерусалим против Австрии», 2001 г.; «Маронек против Словакии», 2001 г.; «Диханд и другие против Австрии», 2002 г.).  Суд также указывал, что в общественно значимых вопросах, политических дебатах и там, где критика обращена против государственного управления, осуществляемого должностными лицами, ЕСПЧ считает допустимым и более высокий градус критики (См., например, постановление по делу «Торгейр Торгейрсон против Исландии», 1992 г.).

ЕСПЧ установил высокий порог для уголовного преследования за личные взгляды, указав в целом ряде своих постановлений, что статья 10 распространяется в том числе и на мнения, которые «оскорбляют, шокируют или причиняют беспокойство»

Аналогично и Комитет ООН по правам человека отмечал, что «в Пакте уделяется особое внимание праву на беспрепятственное выражение мнений» в политическом контексте (Комитет ООН по правам человека, Замечание общего порядка № 34, CCPR/C/GC/34, 12 сентября 2011 г., п. 38). Комитет указывал, что «одного лишь факта, что формы выражения мнений оскорбляют какого-либо общественного деятеля, недостаточно для того, чтобы обосновать установление наказаний, хотя общественные деятели также могут в своих интересах использовать положения Пакта. Более того, все общественные деятели, в том числе представители высшей политической власти, такие как главы государств и правительств, могут на законных основаниях становиться объектом критики и нападок политической оппозиции» (там же).

Amnesty International считает Александра Шабарчина узником совести, которого преследуют исключительно за его мирное осуществление права на свободу выражения мнений. Он должен быть отпущен на свободу, немедленно и безоговорочно. Приговоры ему и другому фигуранту дела, Даниле Васильеву, должны быть отменены, и они должны получить право на компенсацию в соответствии с российским законодательством и иметь возможность продолжать мирную активистскую деятельность.