КЫРГЫЗСТАН

Сообщения о пытках и других видах жестокого обращения под стражей в органах внутренних дел поступали регулярно. Власти страны не сумели принять эффективных мер для защиты медицинских работников во время пандемии новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Пострадавшим от гендерно обусловленного насилия чинили серьёзные препятствия при попытках добиться справедливости. Узник совести Азимжан Аскаров скончался в тюрьме от пневмонии. Правозащитники сталкивались с гонениями в отместку за их работу. Новый законопроект предполагал дополнительные ограничения для НКО. Милиция разогнала мирный марш, организованный в честь Международного женского дня.

Пытки и другие виды жестокого обращения

Достоверные сообщения о пытках и других видах жестокого обращения под стражей в органах внутренних дел продолжали поступать в течение года. Так, 9 августа в столице страны Бишкеке был задержан узбекский журналист Бобомурод Абдуллаев по запросу Узбекистана о его экстрадиции. К нему не допускали адвоката, и позже он рассказал, что 11 августа следователи его пытали (душили полотенцем) и заставили подписать некий документ. Бобомурода Абдуллаева принудительно вернули в Узбекистан 22 августа, где ему угрожают пытки, в то время как его ходатайство о предоставлении убежища в Кыргызстане до сих пор не рассмотрено.

Комитет ООН по правам человека в мае и июне вынес решения по делам Шукурилло Осмонова и Жанышбека Халмаматова соответственно. Комитет постановил, что Кыргызстан не провёл независимого расследования по их утверждениям о пытках. По словам Шукурилло Осмонова, в 2011 году его пытали четверо сотрудников милиции, чтобы заставить его сознаться в участии в массовых беспорядках в Оше в 2010 году, хотя на тот момент его не было в стране. По его заявлению о пытках работали те же следователи, которые вели уголовное дело против него. Они не нашли никаких доказательств пыток, несмотря на наличие медицинских справок и свидетельских показаний. Шукурилло Осмонов затем был осуждён за поджог, участие в бунтах и убийство.

Право на здоровье: медицинские работники

Власти не сумели обеспечить соблюдение прав человека применительно к медработникам. Врачи не получали своевременно надлежащие СИЗ. Их заставляли работать сверхурочно, принудительно отправляли на небезопасный, «похожий на тюрьму» карантин, а труд их оставался низкооплачиваемым (при этом зарплату нередко задерживали). Компенсацию в случае болезни и смерти из-за коронавируса работники, которым она полагалась, получали далеко не всегда. Кроме того, если врачи рассказывали об условиях работы и нехватке СИЗ, их наказывали.

Насилие над женщинами и девочками

Пострадавшие от гендерно обусловленного насилия сталкивались с серьёзными препятствиями при попытках добиться справедливости, в частности им не создавались безопасные условия на время судебных процедур. Часто им угрожала прокуратура или рядовые граждане, и во многих случаях они забирали свои заявления. По данным МВД, в 2019 году согласно Кодексу Кыргызской Республики о проступках было заведено 8519 дел о домашнем насилии, однако лишь 554 из них дошли до суда (о результатах процессов не сообщалось), и ещё 560 дел оставались в стадии расследования. Все остальные были прекращены, потому что предполагаемые потерпевшие забрали заявления или обратились в прокуратуру с просьбой прекратить дело. МВД сообщило, что с января по март 2020 года количество заявлений о домашнем насилии возросло на 65% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. В июне в Уголовно-процессуальный кодекс были внесены поправки, позволяющие милиции задерживать виновников домашнего насилия на срок до 48 часов.

Правозащитники

Правозащитники сталкивались с притеснениями и гонениями из-за своей работы. Так, руководитель правозащитной организации «Вентус» в городе Караколе Камиль Рузиев подвергся атаке со стороны системы уголовного правосудия из-за своей работы в защиту жертв пыток. Милиция задержала его рядом со зданием суда в Караколе 29 мая за отсутствие у него документов, удостоверяющих личность, прекрасно зная при этом, что они в это время находились на хранении в здании суда. Тридцать первого мая его отправили под домашний арест по обвинениям в предполагаемой фальсификации справки из больницы, которую он представил в суд, чтобы оправдать пропуск сроков для подачи апелляционной жалобы от имени своего клиента, причём сами врачи подтвердили, что выдавали ему такую справку. По состоянию на конец года дело ещё не закончилось.

Узники совести

Двадцать пятого июля Азимжан Аскаров скончался в колонии, предположительно от пневмонии, он не был освобождён несмотря на многократные призывы это сделать, поступавшие в том числе в связи с риском для его здоровья во время пандемии COVID-19. Азимжан Аскаров находился в пожизненном заключении, к которому его приговорили в сентябре 2010 года по сфабрикованным обвинениям в результате несправедливого суда. Он утверждал, что под стражей его пытали.

Свобода объединений

В июне парламент принял во втором чтении поправки к закону «О некоммерческих организациях», которыми вводятся дополнительные обременительные требования к финансовой отчётности. Невыполнение требований может привести к роспуску организации. Поправки были приняты без надлежащих консультаций: гражданское общество не могло принять участие в обсуждении из-за ограничений, связанных с пандемией COVID-19, а в онлайн обсуждение перенесено не было. По состоянию на конец года третье, окончательное чтение ещё не было назначено.

Свобода собраний

Первомайский районный суд города Бишкека 4 марта признал законным решение городских властей, которые, ссылаясь на меры по ограничению распространения COVID-19, запретили проводить марш в честь Международного женского дня 8 марта. Суд постановил, что мирные собрания граждан нарушают «стабильность функционирования жизнедеятельности столицы», и до 1 июля 2020 года ввёл запрет на собрания в Бишкеке численностью более ста человек (с исключением для официальных государственных мероприятий). Милиция разогнала мирный марш 8 марта, задержала на несколько часов 70 активистов, после чего в отношении шести из них были возбуждены административные дела за неповиновение распоряжениям сотрудника правоохранительных органов. Митинг, запланированный на 8 марта, в итоге прошёл 10 марта, а запрет на мирные собрания был отменён, однако в конце месяца было введено чрезвычайное положение, вновь ограничившее свободу собраний.

КЫРГЫЗСКАЯ РЕСПУБЛИКА


Краткая справка

Сообщения о первых случаях заболевания COVID-19 в стране появились 18 марта, и 22 марта был введён режим чрезвычайного положения на срок до 10 мая. Ограничения были чрезвычайно жёсткими, в некоторых случаях жители не могли выходить из своих квартир.

Страна погрузилась в период нестабильности после того как в октябре результаты парламентских выборов были повсеместно оспорены, а затем и аннулированы на волне массовых протестов. Протестующие освободили нескольких заключённых, включая Садыра Жапарова, осуждённого в 2017 году за захват заложника. На фоне острых разногласий по поводу того, кто должен встать во главе страны, группа депутатов объявила его премьер-министром 10 октября. Президент Сооронбай Жээнбеков под давлением сложил с себя полномочия 15 октября, после чего Садыр Жапаров стал исполняющим обязанности президента; позже в ноябре он ушёл с этого поста, чтобы баллотироваться на президентских выборах, назначенных на январь 2021 года.

ВСЕ СТРАНЫ РЕГИОНА