Getty Images

«Это напоминает им Вторую мировую войну». Украинская волонтёрка Ольга Перекопайко рассказывает о помощи пожилым людям в зоне боевых действий

В первые недели полномасштабного вторжения российских войск в Украину в конце февраля этого года Amnesty International побеседовала с волонтёркой киевского чата «ДоБаДе» («Помощь бабушкам и дедушкам») Ольгой Перекопайко, которая помогала пожилым людям, оказавшимся вблизи линии фронта. Ольга рассказала о работе волонтёров, а также поделилась наблюдениями о том, с какими трудностями столкнулись пожилые люди в Украине во время боевых действий. И хотя на данный момент российские войска вышли из Киевской области и ракетные удары вблизи Киева стали менее интенсивными, жители других регионов Украины, включая представителей старшего поколения, продолжают сталкиваться с аналогичными проблемами. Наблюдения Ольги Перекопайко об опыте пожилых людей во время военного конфликта, к большому сожалению, продолжают оставаться актуальными.

Какое влияние война оказала на психологическое состояние пожилых людей?

Многим пожилым людям длительный переезд не по силам – физически или психологически. Они вынуждены оставаться одни в своем городе или поселке, в то время как их семьи уезжают в безопасное место. Поэтому достаточно часто пожилые люди оказываются прямо в прифронтовой зоне или непосредственно в районе боевых действий – т.е. попадают под обстрелы или бомбежку.

Услышав взрывы или сирену воздушной тревоги, пожилые люди – как и все остальные – испытывают ужас. У некоторых могут возникнуть «флешбеки», связанные со Второй мировой войной, другие просто вообще отказываются воспринимать реальность. «Как это возможно сегодня? Мы уже пережили одну войну», — задаются они вопросом.

Георгий (72 года) Буча, Киевская область
Холодно в доме, воды нет, света нет. Ждём, когда [на улице] потеплеет. Одетые лежим [в постели]. Жена … еле ходит, [она] чернобылец. Я никуда не прятался, махнул рукой. А они здесь [такие] стрельбища устраивали, [что] с ума сойти. А я так плюнул уже: жизнь прожита уже, сколько там осталось. …Газ пропал сначала… Баллон газовый подключили к плите. Утром встаём, смотрим, на сколько его хватит. Так мы чайку сделаем. Если борща сваришь, на неделю растягиваем. Тяжело… Даже не думали, что такое будет.

Пожилые люди могут бояться выходить из дома из-за страха не успеть добежать до бомбоубежища в случае воздушной тревоги. Некоторых пугает даже мысль выйти подышать на балкон. В итоге пожилые люди оказываются буквально запертыми в четырёх стенах без свежего воздуха и физической нагрузки. Некоторые, казалось, смирились с перспективой возможной смерти. Они отказываются идти в бомбоубежище: «Мы своё уже прожили».

Как вы стали волонтёром?

В начале войны благотворительный фонд «Жизнелюб» открыл горячую линию для пожилых людей, где они могли оставить В самом начале войны благотворительный фонд «Жизнелюб» открыл горячую телефонную линию для старшего поколения, позвонив на которую, пожилые люди могли оставить заявку на необходимые им продукты и лекарства. Волонтёры затем закупали список необходимых вещей и доставляли их по квартирам. Я увидела приглашение присоединиться к сети волонтеров в Facebook и связалась с  волонтерским «чатом» в одном из районов Киева. 

Как вы помогаете пожилым людям?

В мои обязанности входит купить и доставить им продукты питания и лекарства. Однако я ещё всегда предлагаю им помощь по дому или же решить какие-то насущные вопросы. Кроме того, как профессиональный психолог я обязательно стараюсь найти время с ними поговорить, чтобы обсудить с ними то, что их может в данный момент беспокоить.

Вера (76 лет) Буча, Киевская область
Первый день … очень бомбили. И с одной стороны, и с другой стороны. Вот ракета летит, и вторая, и кажется, что крыша поднимется и полетит. Мы в туалете сидели закрытые, потому что полетели сразу стёкла [из окон]… Сидели и молились … всё время. Когда танки шли и стреляли, был такой взрыв, что полетели колёса из-под гусениц сюда. Ни воды, ни хлеба — ничего не было… В первый день после бомбёжки человек дал нам три бутылки воды [из озера], и мы холодную воду пили по капельке. Я не знаю, как мы это пережили. Салат делали из лука: лук, уксус, льняное масло — и хлеб. Мы не могли наесться. Были ещё кое-какие продукты [из холодильника], пока холодильник не отключился… На второй день пропали свет, газ, [стационарная и мобильная телефонная] связь.

Я считаю, что волонтёры обязательно должны спросить у пожилого человека, чем еще они могут помочь. К примеру, хотя бы открыть окно — ведь если человек, скажем, передвигается с помощью ходунков, ему может быть это тяжело сделать. Или выяснить, когда они смогут получить пенсию. Пожилые люди очень волнуются, если пенсия не приходит вовремя. На фоне дефицита наличности и длинных очередей у банкоматов они боятся остаться без денег на еду и лекарства.

В последнее время Киеве стало трудно достать некоторые лекарства. Многие аптеки закрылись из-за нехватки персонала. Часто мне приходится стоять час и дольше в очереди за каким-то лекарством, а у прилавка уже выяснить, что из моего списка в наличии осталось всего лишь несколько препаратов. Тогда я иду в другую аптеку и так далее.

Как вы поддерживаете людей старшего поколения психологически?

Даже 15–20 минут разговора с ними — уже большое подспорье для их психологического состояния.

В самом начале работы волонтёром я познакомилась с 90-летней Любовью, у которой за несколько месяцев до начала войны умерли от коронавируса дочь и зять. Её внук находился на том момент в Ирпене [1] и не мог выйти с ней на связь. Она мне много рассказала о своей жизни, семье – мне хотелось помочь ей «выплеснуть» переполнявшие её эмоции.

Уровень тревожности сейчас высокий?

Да, очень, и я бы сказала, особенно среди старшего поколения. У пожилых состояние тревожности усугубляется чувством одиночества, изолированности, поскольку многие, кто жил рядом, уехали. Например, в моём доме остались жильцы только в трети квартир.

Часто пожилые люди пытаются справиться с тревогой, собирая запасы продуктов и лекарств. Они помнят о тотальном дефиците еды в советское время. Например, они могут попросить купить им десяток пакетов крупы и несколько буханок хлеба, а заодно и несколько упаковок лекарств. Запасы помогают им чувствовать себя в большей безопасности.

Я не могу им приказать не делать запасов, но, конечно, меня пугает, что товары могут закончиться. Я стою в очереди в аптеку и чувствую себя виноватой в том, что покупаю несколько упаковок одного лекарства — а вдруг другим людям в очереди тоже нужно это лекарство и им не хватит? Сердечные и успокоительные препараты распродаются в мгновение ока; многие лекарства поступают малыми партиями, если вообще поступают.

Что вы посоветуете тем, кто хотел был помогать пожилым людям?

Я думаю, первым шагом должно быть создание горячей телефонной линии для психологической поддержки пожилых людей. Такая линия должна быть полностью бесплатной, чтобы пожилым людям не надо было оплачивать дополнительные телефонные счета.

Важно также подготовить волонтёров к работе с людьми старшего поколения, обучить их хотя бы самым основным навыкам работы с такой категорией людей.

Обычный разговор также может значительно улучшить эмоциональное состояние пожилого человека, помочь ему почувствовать, что о нем заботятся.

Самое важное, конечно, обеспечить безопасность старшего поколения, но сейчас полной безопасности нет нигде.


[1] Город недалеко от Киева, где на протяжении месяца происходили ожесточённые бои между российскими и украинскими вооруженными силами в феврале–марте этого года.