Фото: ANATOLII STEPANOV/AFP via Getty Images

Доклад Amnesty International 2021/22. Обзор ситуации в Европе и Центральной Азии

В 2021 году в Европе и Центральной Азии всё шире распространялся авторитаризм. Несколько государств с беспрецедентной наглостью попирали права человека, из-за чего обязательства в области прав человека грозили превратиться в фикцию, а региональные организации — в бессмысленные площадки для ведения пустых «диалогов». В некоторых странах подобные тенденции проявлялись в том, что чрезмерно расширялись полномочия государства, уничтожалась независимость судов, велось наступление на свободы, подавлялось инакомыслие. Правозащитники в регионе сталкивались с ограничениями, несправедливыми судебными преследованиями и запугиваниями.

По всему региону ксенофобные нарративы о миграции пронизывали общественное мнение, миграционная политика ужесточалась. ЕС стремительно укреплял свои внешние рубежи, многие страны открыто информировали о количестве незаконных выдворений на своих границах. Выдворение — это довольно мягкое название для практик, которые зачастую представляют собой чудовищное насилие. Дюжина стран ЕС призвала руководство блока ослабить правила, касающиеся защиты беженцев.

Усиливался расизм в отношении чернокожих людей, мусульман, рома и евреев. Во многих странах протесты Black Lives Matter 2020 года вызвали ответную негативную реакцию, страх перед миграцией укреплял предубеждения в отношении мусульман, рома во время пандемии коронавируса всё сильнее ощущали свою социальную исключённость. Значительно участились случаи словесных и физических нападений на евреев. Трудно было не заметить расизм в международной политике европейских стран в области вакцин и климата. В самой Европе, напротив, уровень вакцинации был относительно высок, кроме некоторых стран Восточной Европы и Центральной Азии, где он оставался низким.

Расизм часто шёл рука об руку с сексизмом и гомофобией. В то время как в одних странах наблюдался значительный прогресс в области соблюдения прав женщин, другие двигались в противоположном направлении. Авторитарный поворот также сопровождался законодательными инициативами, которые стигматизировали ЛГБТИ и ограничивали их в правах. В отдельных странах откат к авторитаризму вкупе с воздействием пандемии коронавируса и захватом власти в Афганистане «Талибаном», возможно, откинули права женщин и ЛГБТИ на десятки лет назад. 

Откат назад внутри стран сопровождался обострением международных отношений. Последствия конфликта между Арменией и Азербайджаном продолжали уносить жизни людей. В конце года Россия стянула войска к границе с Украиной, и война на европейском континенте стала выглядеть всё более вероятной.

Чрезмерные полномочия государства

Авторитарные тенденции сопровождались чрезмерным расширением полномочий государства и отказом от традиционной системы сдержек и противовесов. В России по политически мотивированным обвинениям надолго заключили в тюрьму главного оппозиционного политика страны, Алексея Навального; Россия проигнорировала все распоряжения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) освободить его. Власти Беларуси, передав ложное сообщение о бомбе на борту, заставили гражданский авиарейс отклониться от маршрута, чтобы они смогли задержать находившегося в самолёте журналиста-эмигранта Романа Протасевича.

Под предлогом пандемии коронавируса, миграционных «кризисов» и борьбы с терроризмом и экстремизмом власти некоторых государств постоянно выходили за рамки правомерных действий. Так, Польша, Литва и Латвия объявили чрезвычайное положение, которое не отвечало международным стандартам и сильно ограничило работу СМИ и неправительственных организаций на границе.

Власти применяли всё более сложные технические средства против своих критиков. Как было установлено в рамках «Проекта Pegasus», власти Венгрии, Польши, Азербайджана и Казахстана применяли шпионское программное обеспечение Pegasus производства компании NSO Group для слежки за правозащитниками, журналистами и прочими людьми, а правительство Германии признало факт приобретения этой технологии. Как стало ясно из утечки тысяч файлов, грузинские спецслужбы массово следили за журналистами, гражданскими активистами, политиками, религиозными деятелями и дипломатами.

Некоторым всё же пришлось понести ответственность за прошлые деяния. Так, в Северной Македонии бывший руководитель тайной полиции и ещё несколько человек были осуждены за незаконную прослушку. ЕСПЧ постановил, что в Соединённом Королевстве разрешение на массовый перехват коммуникаций не сопровождалось гарантиями защиты от злоупотреблений. Вместе с тем в Швейцарии на референдуме был одобрен новый закон о борьбе с терроризмом, наделяющий полицию широкими полномочиями. Вывод войск из Афганистана так и не стал поводом переосмыслить ни чрезмерные полномочия государства в области слежки, ни прочие злоупотребления в борьбе с терроризмом.

Уничтожение независимости судебной власти

Одной из отличительных черт чрезмерного расширения государственных полномочий являлось уничтожение независимости судебной власти. Польша демонстративно игнорировала все попытки европейских организаций остановить разрушение независимости судов в стране и вступила в конфронтацию с ЕС, вызвав самый большой на сегодняшний день кризис, касавшийся соблюдения принципа верховенства права. В серии постановлений ЕСПЧ и Суда ЕС говорилось, что судебные реформы в Польше не отвечают критериям справедливого судебного разбирательства. В ответ Конституционный трибунал Польши принял решение о приоритете польского законодательства над законодательством ЕС, а также постановил, что справедливое судебное разбирательство в духе Европейской конвенции противоречит конституции страны, что спровоцировало такое редкое событие, как расследование со стороны генерального секретаря Совета Европы.

Ещё хуже была ситуация в Беларуси, где власти использовали судебную систему для того, чтобы карать пострадавших от пыток и очевидцев нарушений прав человека. В Грузии задержание видных лидеров оппозиции, включая бывшего президента Михаила Саакашвили, и унижающее достоинство обращение с ними под стражей тоже заставили усомниться в независимости судов. Принятие новой Конституции Кыргызстана, по мнению многосторонних организаций, могло привести к ослаблению независимости судебной власти.

Турция ничего не предпринимала для устранения глубоких изъянов в своей судебной системе, ограничиваясь чисто косметическими мерами. Несмотря на давление она отказывалась выполнять важнейшие постановления ЕСПЧ, и по состоянию на конец года против неё была начата редко используемая санкционная процедура.

Свобода выражения мнений, собраний и объединений

Свобода выражения мнений

Власти многих государств стремились подавить критику, задушить организации гражданского общества, способные аккумулировать недовольство, а также не допустить уличных протестов. В некоторых странах главными опасностями для свободы СМИ были кампании по дискредитации, интернет-травля журналистов (особенно женщин) и угрозы. В Боснии и Герцеговине к журналистам было подано (преимущественно политиками) почти 300 исков о клевете, а в Хорватии — более 900. В Болгарии, Чехии и Словении власти вели наступление на общественные СМИ.

В Польше защитников прав женщин и ЛГБТИ притесняли и привлекали к уголовной ответственности. В Румынии журналистов, расследовавших коррупцию, допрашивали из-за их журналистской работы. В Косово австрийская энергетическая компания отозвала иски, поданные к экоактивистам, которые публично высказывались о последствиях строительства ГЭС на реках страны, с целью запугивания.

В странах на востоке региона множество гражданских активистов и журналистов, выражавших своё несогласие с позицией властей, подверглись уголовным преследованиям за законную деятельность; всё больше стран вводили уголовную ответственность за оскорбление общественных деятелей. В Казахстане и России для подавления инакомыслия всё чаще применялось законодательство о борьбе с «экстремизмом».

В Беларуси власти отправляли за решётку активистов и журналистов, стараясь искоренить даже намёк на независимое выражение мнений и мирное несогласие. Постоянно звучали утверждения, что власти Беларуси преследуют диссидентов за рубежом. Так, появились доказательства того, что убийство журналиста Павла Шеремета было спланировано белорусскими властями. В украинской столице был найден повешенным белорусский эмигрант Виталий Шишов, который незадолго до этого жаловался на угрозы со стороны белорусских спецслужб. В Туркменистане некоторые пользователи интернета сообщали, что их заставляют клясться на Коране, что они не станут входить в интернет через VPN.

Свобода собраний

Во многих странах власти начали или продолжили несоразмерно ограничивать мирные собрания, а полиция зачастую незаконно применяла к протестующим силу и дискриминационные практики охраны правопорядка. В Греции пандемия служила предлогом, чтобы неправомерно ограничивать право на свободу мирных собраний: в частности, там был введён третий тотальный запрет на публичные собрания на открытом воздухе и разогнаны несколько мирных демонстраций. На Кипре тоже продолжал действовать полный запрет на массовые акции. Власти Турции по-прежнему произвольно ограничивали свободу мирных собраний: с незаконным применением силы были произвольно задержаны сотни людей, которых затем привлекли к ответственности просто за осуществление ими своих прав.

В Беларуси право на мирный протест фактически перестало существовать, и тысячи людей покинули страну, опасаясь репрессий. В России людей привлекали к ответственности даже за одиночные пикеты, а в Москве, по сообщениям, для идентификации и наказания мирных демонстрантов использовались технологии распознавания лиц. В Казахстане ограничительное законодательство позволяло раз за разом отклонять заявки на проведение мирных демонстраций.

В Сербии так и не было начато никаких расследований по заявлениям 40 человек, которых ранили полицейские во время демонстрации в 2020 году. В Соединённом Королевстве прокуратура решила отказаться от преследования участников демонстраций Black Lives Matter, а в Северной Ирландии полиция вернула 72 демонстрантам уплаченные ими штрафы. Вместе с тем неоднозначный проект закона о полиции предусматривал резкое расширение полномочий полиции по неправомерному ограничению протестов, а также драконовские штрафы за нарушения.

В конце 2021 года антиковидные ограничения вызвали масштабные протесты в Бельгии, Нидерландах, Австрии, Италии и Хорватии. Некоторые из них сопровождались беспорядками и закончились задержанием десятков протестующих, среди демонстрантов и правоохранителей были пострадавшие.

Протесты в Санкт Петербурге Amnesty International.

Свобода объединений

Свобода объединений была под угрозой по всему региону. В Венгрии был отменён закон, налагавший произвольные ограничения на неправительственные организации, однако на смену ему пришли новые нормы, также вызывавшие тревогу; между тем Суд ЕС постановил, что другой закон — закон об уголовной ответственности за помощь мигрантам — нарушает законодательство ЕС. В Греции сохранялись ограничения на регистрацию неправительственных организаций, которые работают с мигрантами и беженцами. Турция, используя в качестве предлога рекомендации Группы разработки финансовых мер, ввела новые нормы, создающие условия для притеснения неправительственных организаций.

На востоке континента власти государств всё чаще связывали гражданскую активность с политической деятельностью, а нарушения ограничительных правил, касавшихся свободы объединений, карались лишением свободы. В России законы об «иностранных агентах» и о «нежелательных организациях» систематически применялись, чтобы затруднять работу многих организаций гражданского общества и СМИ либо закрывать их; за предполагаемые нарушения закона об «иностранных агентах» была ликвидирована одна из самых уважаемых правозащитных организаций страны — «Мемориал».

В Беларуси к концу года свыше 270 организаций гражданского общества были произвольно распущены либо принудительно закрыты. В своём интервью Би-би-си Александр Лукашенко прировнял неправительственные организации к политической оппозиции и пообещал «выре[зать] всех мерзавцев, которых вы [Запад] финансировали». В Узбекистане «незаконная организация общественных объединений или религиозных организаций» по-прежнему каралась лишением свободы.

Правозащитники

Государства не исполняли свои обязательства создавать безопасную и благоприятную среду для правозащитников. Защитники людей без постоянного места жительства сталкивались с административными ограничениями, уголовным преследованием и притеснениями со стороны полиции. Защитники прав женщин и ЛГБТИ подвергались гонениям, несправедливым судебным преследованиям, разворачивались кампании по их дискредитации.

Защитников прав мигрантов привлекали к уголовной ответственности, в частности, на Кипре, во Франции, Греции, Италии и на Мальте. В Италии и Греции продолжались судебные процессы в отношении отдельных людей и неправительственных организаций. Вместе с тем в 2021 году были оправданы некоторые защитники прав мигрантов, например в «Станстедском деле» в Соединённом Королевстве.

Власти Польши обжаловали оправдательный приговор, вынесенный трём активисткам, против которых были выдвинуты обвинения в «оскорблении чувств верующих» за постеры с изображением Девы Марии с нимбом в виде радуги. Против правозащитниц, отстаивавших право на безопасный и легальный аборт, разворачивались кампании по их дискредитации, а кроме того, им угрожали убийством.

В Турции против правозащитников безосновательно возбуждались уголовные дела, по итогам которых выносились обвинительные приговоры. Самым показательным было дело Османа Кавалы, который на протяжении четырёх лет оставался за решёткой, причём против него были выдвинуты новые обвинения, несмотря на постановление ЕСПЧ с требованием его немедленного освобождения.

В России преследования правозащитников носили массовый и вопиющий характер. После того как против адвоката-правозащитника Ивана Павлова было произвольно возбуждено уголовное дело о «разглашении тайны следствия», он уехал из России и был объявлен в розыск. ЕСПЧ постановил, что государственные органы не провели надлежащего расследования похищения и убийства Натальи Эстемировой. В Беларуси преследованиям подвергались активисты из всех слоёв общества. По состоянию на конец года под стражей произвольно находились семь членов ведущей правозащитной организации страны, «Весны»: часть из них уже получили большие сроки, а часть ожидали вынесения приговоров. В Азербайджане продолжал отбывать приговор критик властей Гусейн Абдуллаев, несмотря на то что Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям расценила лишение его свободы как произвольное и потребовала его освобождения.

Права беженцев и мигрантов

В 2021 году возводились новые стены на границах, ослаблялся режим защиты соискателей статуса беженца, и повсеместно гибель людей и пытки считались приемлемой мерой, которая могла бы послужить средством для отпугивания нелегальных мигрантов.

Греция внесла Турцию в список безопасных стран для просителей убежища из Афганистана, Сомали и других государств. Попытки Дании аннулировать вид на жительство, выданный сирийским беженцам, и вернуть их в Сирию пробили новое дно. Некоторые страны возвращали афганских беженцев буквально до самого захвата власти «Талибаном».

Власти Беларуси приложили руку к созданию новых маршрутов миграции через Беларусь в ЕС и насильно выталкивали мигрантов и беженцев на границы с Польшей, Литвой и Латвией, которые упразднили право обращаться за убежищем на границе и легализовали выдворения. К концу года на границах застряло множество людей, несколько человек скончались. На «старых» маршрутах миграции из Турции в Грецию, через центральную часть Средиземного моря в Италию и из Марокко в Испанию тоже происходили силовые выдворения, а люди, спасённые на море, подолгу не могли сойти на берег.

Власти многих государств открыто называли количество людей, которых не пустили в страну, что зачастую означало суммарные возвращения без оценки потребностей в защите. Турция и Венгрия говорили о десятках тысяч, а на границах Беларуси с Польшей, Латвией и Литвой число таких людей перевалило за 40 тысяч.

Во многих других странах, включая Боснию и Герцеговину, Грецию, Северную Македонию и Хорватию, власти суммарно, незаконно и принудительно возвращали беженцев и мигрантов в те страны, где они находились ранее, невзирая на их индивидуальные обстоятельства, а потом отрицали эти факты. Этнических казахов, бежавших из китайского Синьцзяна, привлекали к ответственности за нелегальный переход казахстанской границы.

Некоторые суды признавали подобные действия незаконными. Так, Конституционные суды Сербии и Хорватии постановили, что выдворениями полиция нарушала права людей. ЕСПЧ постановил, что Хорватия нарушила права афганской девочки, которую сбил поезд, после того как её выдворили обратно в Сербию в 2017 году. Суды в Италии и Австрии нашли, что цепные высылки просителей убежища в Словению и Хорватию нарушают нормы международного права. Несмотря на все эти решения, мало кто понёс ответственность за выдворения и жестокое обращение.

ЕС и Италия финансировали буксировку судов ливийской береговой охраной обратно в Ливию, где мигрантам грозили серьёзные нарушения их прав. К октябрю на центрально-средиземноморском маршруте ливийская береговая охрана перехватила и вернула в Ливию свыше 27 тысяч беженцев и мигрантов.

Дискриминация

Во многих странах всё ярче проявлялись расизм и дискриминация в отношении чернокожих людей, мусульман, рома и евреев. В Соединённом Королевстве авторы правительственного отчёта отмели все опасения по поводу институционального расизма, а новый законопроект о полиции предвещал усугубление дискриминации в отношении чернокожих людей, цыган, рома и людей, ведущих кочевой образ жизни. Власти Дании убрали из законодательства все упоминания гетто, однако продолжали лимитировать выдачу социального жилья жителям страны «незападного происхождения». Оправдываясь борьбой с радикализацией и терроризмом, власти Австрии и Франции усиливали слежку за мусульманскими общинами, устраивали обыски в мечетях и (или) закрывали организации, которые занимаются мониторингом исламофобии. В Германии по состоянию на 5 ноября 2021 года было официально зарегистрировано 1850 антисемитских и других преступлений на почве ненависти против евреев – наибольшее число с 2018 года; резкие всплески сообщений о подобных инцидентах были также зарегистрированы в Австрии, Италии, Соединённом Королевстве и Франции.

Рома

Рома по-прежнему подвергались гонениям и дискриминации, включая сегрегацию в сфере образования, жилья и трудоустройства. Их сообществам уделялось слишком много внимания со стороны полиции и слишком мало — со стороны системы образования. Два громких случая гибели рома от рук полицейских (один в Чехии, другой в Греции) напомнили смерть Джорджа Флойда в США.

После многолетней кампании, ведшейся активистами, чешский Сенат, наконец, проголосовал за законопроект о выплате компенсаций тысячам женщин-рома, которых незаконно стерилизовали по решению государственных органов в период с 1966 по 2012 год. Власти Словакии официально извинились за принудительную стерилизацию тысяч женщин-рома, но пока не создали действенного механизма по выплате компенсаций.

Права ЛГБТИ

ЛГБТИ страдали от дискриминации и насилия по всему региону. В нескольких странах, включая Польшу и Венгрию, обсуждались или уже были приняты законы, стигматизирующие либо дискриминирующие ЛГБТИ. В Сербии президент отказался утверждать закон о гражданском партнёрстве. Некоторые политики делали гомофобные выпады, в том числе в Болгарии и Турции.

Секс между мужчинами по взаимному согласию оставался уголовным преступлением в Туркменистане и Узбекистане. В России закон о запрете «гей-пропаганды» подстегивал дискриминацию ЛГБТИ; в Грузии один журналист погиб вследствие нападения толпы на офис «Тбилиси Прайда».

Права женщин

Сексуальные и репродуктивные права

В Польше, Андорре, Сан-Марино, на Мальте и в некоторых других странах доступ к безопасным и легальным абортам оставался важнейшей проблемой в области прав человека. В Польше вступило в силу решение Конституционного трибунала о неконституционности абортов в случаях тяжёлых патологий плода. В течение года с момента принятия такого решения 34 тысячи женщин обратились в неправительственную организацию «Аборты без границ», которая организует поездки за границу для проведения абортов и консультаций.

В Андорре продолжалось дело о клевете в отношении правозащитницы, которая подняла в ООН тему полного запрета на аборты в стране. Из положительных изменений следует отметить, что в Сан-Марино по итогам общенародного голосования были легализованы аборты.

Насилие над женщинами и девочками

Что касается насилия в отношении женщин, то картина была неоднозначной. В то время как Турция вышла из Стамбульской конвенции — знакового договора о борьбе с насилием в отношении женщин, Молдова и Лихтенштейн ратифицировали её. Кроме того, Словения изменила своё законодательство об изнасилованиях, положив в его основу принцип согласия. Поправки к законам об изнасилованиях находились в стадии рассмотрения также в Нидерландах, Испании и Швейцарии.

Вместе с тем насилие над женщинами носило повсеместный характер. В России Консорциум женских неправительственных объединений установил, что 66% женщин, убитых с 2011 по 2019 год, были жертвами домашнего насилия. В Узбекистане Министерство внутренних дел отклонило запрос неправительственной организации «НеМолчи.Уз», которая просила опубликовать информацию о количестве возбуждённых дел в связи с насилием над женщинами, назвав это «нецелесообразным». В Азербайджане защитниц прав женщин и журналисток шантажировали, против них велись кампании по дискредитации с акцентом на их гендерной принадлежности, а женские акции протеста против домашнего насилия разгонялись с применением силы. После захвата власти в Афганистане «Талибаном» в Центральной Азии всё больше усилий прикладывалось к продвижению «традиционных» ценностей. В Украине продолжались гомофобные нападения, а из неподконтрольных властям районов Донбасса поступали сообщения о нехватке услуг для пострадавших от домашнего насилия.

Право на здоровье и социальную защиту

Пандемия коронавируса продолжала оказывать значительное влияние, которое до некоторой степени смягчил высокий уровень вакцинации во многих странах региона, особенно в ЕС. Пандемия оказывала сильнейшее давление на недофинансируемые, перегруженные системы здравоохранения.

Ряд государств отступали от Европейской конвенции по правам человека, некоторые объявили у себя длительную чрезвычайную ситуацию в области общественного здоровья и вводили всё новые локдауны и ограничения по мере возникновения новых волн заражений и мутаций.

Неравномерность вакцинации в регионе усугубилась зачастую из-за широкого распространения скептического отношения к прививкам среди населения. Так, если в Исландии, Испании, на Мальте, в Португалии было вакцинировано более 80% жителей страны, то в Армении, Беларуси, Боснии и Герцеговине, Грузии, Кыргызстане, Таджикистане и Украине — менее 30%. В некоторых случаях мигранты, не имеющие документов, и представители традиционно дискриминируемых групп испытывали сложности с получением прививок. Смертность была по-прежнему особенно высока среди пожилых людей.

Европа пообещала пожертвовать много вакцин, но глобальное неравенство доступа к ним осложнялось тем, что Соединённое Королевство, Норвегия, Швейцария и ЕС блокировали отказ от прав интеллектуальной собственности в рамках ТРИПС, который позволил бы значительно нарастить производство вакцин, особенно на глобальном Юге.

В украинском Донбассе местные медицинские учреждения, по сообщениям, были переполнены пациентами; им не хватало медицинского персонала и оснащения, включая вакцины. Власти Туркменистана неизменно отрицали случаи заболевания коронавирусом, однако в июле ввели обязательную вакцинацию для всего взрослого населения.

В отсутствие схем всеобъемлющей социальной защиты всё больше работников оказывались из-за коронавируса в ситуации нестабильности. Особенно уязвимы были женщины и трудовые мигранты. В Австрии мигрантки — сиделки с проживанием сталкивались со злоупотреблениями, дискриминацией и несправедливостью при оплате труда, переработками. В Италии работники здравоохранения и домов престарелых, которые поднимали вопросы о небезопасных условиях работы в домах престарелых или пытались создавать профсоюзы, подвергались дисциплинарным взысканиям и притеснениям. В Армении пандемия увеличила тяжесть неоплачиваемой работы по уходу, которой занимаются женщины и девочки.

Права человека в зонах конфликта

Тлеющие конфликты на постсоветском пространстве по-прежнему тормозили развитие и крайне негативно сказывались на свободе передвижений и праве на здоровье для жителей по обе стороны линий соприкосновения.

В течение года более 100 человек были убиты или ранены, подорвавшись на минах, которые вооружённые силы Армении оставили на территориях, отошедших к Азербайджану после армяно-азербайджанского конфликта 2020 года. Никто не понёс ответственности за военные преступления, совершённые в ходе того конфликта, правосудия для жертв так и не удалось добиться. Более 40 этнических армян, захваченных после прекращения огня, оставались в плену, как утверждалось, в бесчеловечных условиях. Большинство из 40 тысяч азербайджанских гражданских лиц, перемещённых во время конфликта 2020 года, смогли вернуться в свои дома; вместе с тем более чем 650 тысячам человек, уехавшим в 1990-х годах, не представлялось возможным вернуться из-за мин, разрушенной инфраструктуры и невозможности зарабатывать на жизнь. Около 36 тысяч этнических армян были по-прежнему перемещены внутри страны.

Конфликт в украинском Донбассе продолжался: власти Украины и поддерживаемые Россией сепаратисты обвиняли друг друга в нарушении режима прекращения огня, а мониторинговая миссия ООН сообщила о девяти новых произвольных арестах, осуществлённых Службой безопасности Украины. В конце года России стянула войска к границе с Украиной, что вызвало тревогу по поводу возможного вторжения.

В неподконтрольных грузинским властям Абхазии и Южной Осетии / Цхинвальском регионе ограничивался въезд и выезд на подконтрольную правительству территорию. Не прекращались пытки и другие виды жестокого обращения: смерть Инала Джабиева в 2020 году под стражей в Южной Осетии / Цхинвальском регионе так и не была эффективно расследована, житель Абхазии Анри Атейба скончался в изоляторе временного содержания после задержания.

Несостоятельность в вопросах изменения климата

У Европы перед остальным миром есть особая обязанность бороться с климатическим кризисом из-за той роли, которую она до сих пор играет в глобальных выбросах, и из-за её богатства. Несмотря на это, европейские страны и ЕС всё ещё не приняли такие цели по снижению выбросов, включая политику поэтапного отказа от ископаемого топлива, которые соответствовали бы их уровню ответственности и острой необходимости удержать рост глобальных температур в пределах 1,5°C. На ежегодной конференции ООН по изменению климата (26-я сессия КС) европейские страны выступили против создания глобального финансового механизма для финансовой помощи развивающимся странам, которые терпят убытки и ущерб из-за климатического кризиса. Тем не менее Шотландия и бельгийский регион Валлония пообещали выделять финансирование на покрытие убытков и ущерба.

Чтобы заставить власти ограничивать выбросы и бороться с изменениями климата, в Германии, Франции и Бельгии активисты обращались в суд и выигрывали дела. В знаковом деле по иску организаций гражданского общества суд в Голландии постановил, что компания Shell  должна до конца 2030 года снизить свои глобальные выбросы углерода на 45% по сравнению с уровнем 2019 года. Своё решение суд аргументировал, среди прочего, тем, что коммерческие предприятия обязаны соблюдать права человека. В Грузии прекратилось строительство ГЭС, проект которой вызвал волну протестов из-за её опасности для окружающей среды.

Права человека в регионе и в мире

Авторитарный поворот сопровождался снижением роли международных организаций. ОБСЕ, казалось, была бессильна остановить сползание в конфликты: крупные страны игнорировали её советы и пренебрегали результатами мониторинга, если вообще позволяли его проводить. Совет Европы не мог добиться от государств-членов выполнения их обязательств и постановлений ЕСПЧ. ЕС был парализован кризисами, касавшимися соблюдения принципа верховенства права, и не желал принуждать членов к исполнению собственных правил по отношению к мигрантам и беженцам.

Россия и Китай наращивали своё влияние и пользовались им, особенно на востоке. Обе эти страны расшатывали международно-правовую базу в области прав человека. Россия поддерживала репрессии, которые власти Беларуси развернули против собственного народа. Экономические и политические санкции ЕС против России и Беларуси оказались неспособны остановить эту волну безжалостных репрессий.

В Соединённом Королевстве был принят закон, позволяющий оставлять безнаказанными преступления, которые совершались за рубежом. Закон «О зарубежных операциях» ограничил возможность судебного преследования в связи с зарубежными военными операциями, в том числе лимитировал сроки подачи гражданских исков и установил «презумпцию недопустимости уголовного преследования» за большинство преступлений по истечении пяти лет.

Вместе с тем имели место и положительные инициативы. В марте Совет Европы принял рекомендацию о мерах, направленных против торговли товарами, которые применяются для смертной казни, пыток и других видов жестокого обращения. Некоторые страны предпринимали шаги, чтобы поставить заслон безответственной передаче вооружений. Власти Германии из-за конфликта в Йемене продлили мораторий на экспорт вооружений в Саудовскую Аравию, но не распространили его на остальные страны, участвующие в конфликте. Во Франции неправительственные организации обратились в суд, чтобы добиться прозрачности в том, что касается передачи вооружений Саудовской Аравии и Объединённым Арабским Эмиратам. В Швейцарии был принят закон, который регулирует экспорт оружия и запрещает его передачу государствам, где идёт внутренний конфликт или есть риск серьёзных или систематических нарушений прав человека.

Рекомендации

Нижеприведённые рекомендации должны стать сигналом к действию для правительств, которым следует вернуться к соблюдению прав человека и коллективно обеспечивать выполнение государствами своих обязательств. До сих пор о необходимости безотлагательно принимать меры говорили только климатические активисты и правозащитники, но и те, и другие находятся под сильнейшим давлением со стороны властей и корпораций. Сейчас правам человека нужно больше защитников, иначе достижения последних десятилетий могут быть перечёркнуты.

Властям государств следует признать ключевую роль, которую играют правозащитники, вместо того чтобы стигматизировать их и привлекать к уголовной ответственности за их деятельность. Пространство, в котором каждый человек мог бы осуществлять свои права на свободу выражения мнений, объединений и мирных собраний, должно быть защищено от чрезмерного государственного вмешательства под различными предлогами. Государства должны остановить сползание общества в состояние, когда слежка становится нормой, уважать принцип верховенства права и прекратить уничтожение независимости судебной системы.

Властям государств также следует удвоить свои усилия по предотвращению дискриминации в отношении чернокожих людей, мусульман, рома и евреев, и обеспечить, чтобы государственные деятели воздерживались от распространения стигматизирующей риторики и реализации политики, направленной против этих общин.

Перед лицом продолжающейся пандемии коронавируса необходимо срочно обеспечить равный доступ к вакцинам как внутри, так и между всеми странами в регионе и за его пределами. Требуется сотрудничество между государствами, чтобы гарантировать наличие приемлемых, недорогих, доступных вакцин и лечения для всех.

Поскольку люди, спасающиеся от конфликтов и нищеты, продолжают гибнуть на суше и на море в попытке добраться до безопасного места, власти государств должны расширить возможности для безопасной, легальной миграции, особенно для того, чтобы в Европу могли попасть нуждающиеся люди, в частности путём получения гуманитарных виз, переселения, спонсорства со стороны общины и воссоединения семей.

Власти должны срочно принять меры для борьбы с критической, но зачастую остающейся невидимой ситуацией, сложившейся с насилием в отношении женщин и девочек. Первоочередной задачей здесь является ликвидация гендерно обусловленного насилия и искоренение его первопричин. Необходимо предпринимать дальнейшие шаги для ликвидации всех форм дискриминации в законе и на практике.

Власти государств должны поставить перед собой более амбициозные цели по снижению выбросов и внедрить надлежащие политики, предусматривающие соблюдение прав человека, включая поэтапный отказ от использования и производства ископаемого топлива путём справедливого перехода. Им следует срочно увеличить климатическое финансирование стран с более низким уровнем дохода и выделять дополнительное целевое финансирование на покрытие их убытков и ущерба.