Getty Images

«Всё вокруг обстреливалось!» Российское вторжение в Украину. Месяц спустя

В ночь на 24 февраля я не могла уснуть, постоянно проверяя новости в Твиттере и выискивая любые доказательства того, что российское вторжение, которое предрекали так долго, не состоится. Эта ночь была бессонной для многих людей в Украине.

Я постоянно обновляла ленту новостей, снова и снова натыкаясь на тревожные сообщения — «небо над всей территорией украинской границы закрыты для полетов», «российские дипломаты в спешке покинули посольство в Украине». Прошло несколько часов. В который раз обновив ленту новостей, на телефоне появилось видео канала CCTV, на котором танки пересекали один из блокпостов на украинской границе. «Началось», — с таким содержанием начали появляться твиты.

Буквально через несколько мгновений, когда я прочитала эту новость, послышался громкий взрыв. В ту же минуту все в доме проснулись в шоке, не веря происходящему. Всего за несколько минут мы взяли две сумки, заблаговременно приготовленные несколькими неделями ранее «на всякий пожарный», одели сонную дочь, спавшую в пижаме, в зимнюю куртку и без оглядки подались прочь из дому. Было темно и туманно. Чашка чая, которую я заварила поздно ночью, так и осталась нетронутой на столе.

И хотя возможность российского вторжения обсуждалась уже месяцами, люди в Украине не верили в то, что это реально на самом деле. И не только в Украине. Вторжение привело бы к катастрофическим последствиям не только для моей страны, но и для России тоже, а также для других стран по всему миру. Конечно же, никто бы не позволил этому случиться!

В течение месяцев люди в Украине пытались продолжать жить обычной жизнью вопреки обескураживающем новостям. Тем не менее, сейчас уже легко проследить, насколько быстро развивались события, приведшие к вторжению.

В январе 2022 года Россия разместила около 100 тысяч своих военных и техники вдоль украинской границы. Сообщалось, что эти войска принимали участие в военных учениях и собирались возвратиться на свои места постоянной дислокации. Пятнадцатого февраля Государственная дума попросила президента Путина признать независимость так называемых «Донецкой и Луганской Народных Республик», то есть территорий, контролируемых пророссийскими вооружёнными группами на востоке Украины. 

Менее чем неделю спустя Путин уже председательствовал на совещании российского Совета Безопасности, которое транслировалось по телевидению. На совещании он просил членов Совета по одному высказаться по поводу признания «республик». Все члены Совета ожидаемо выразили свою полную поддержку, хотя по некоторым из них было видно, что они нервничают.

В тот же день, 21 февраля, в телевизионном обращении к народу Путин заявил, что Украина никогда не была настоящим государством, и что она была «искусственно» создана в 20 веке. Почти часовое обращение отрицало украинскую государственность, упрекая НАТО и обещая восстановить для России «историческую справедливость».

«Он что, войну объявляет?» — спросил один из иностранных журналистов в своем твите после обращения. Ответ не заставил себя долго ждать.

Двадцать четвёртого февраля Россия вторглась в Украину, подвергнув обстрелу военные объекты во многих регионах Украины. Российские войска перешли границу на севере и востоке Украины, а также проникли на её территорию с юга через оккупированный Крым. Российские корабли заблокировали Чёрное море.

На протяжении последнего месяца российские войска неоднократно нарушали нормы международного гуманитарного права («законы войны»), систематически и беспорядочно атакуя, убивая и калеча мирное население, а также уничтожая дома, больницы, школы и другие объекты гражданской инфраструктуры.

Масштабы и последствия этой войны беспрецедентны в Европе с времён Второй мировой. Сотни, может быть, и тысячи мирных граждан были убиты или ранены в ходе нападения российской армии. Свыше 10 миллионов людей покинули свои дома, а 3 миллиона украинцев эмигрировали из Украины.

Несмотря на заявления Путина в самом начале войны о том, что целью российской армии являются исключительно объекты военной инфраструктуры, его слова так и не подтвердились.

Через считанные часы после вторжения Amnesty International подтвердила подлинность видео отчётов, в которых показывались беспорядочные атаки по всей Украине. Были задокументированы многочисленные удары по больницам и школам. Российские войска использовали невысокоточные взрывные устройства, такие как баллистические ракеты и запрещённое оружие, такое как кассетные бомбы. Вследствие атак российской армии были разрушены жилые дома, школы, детские садики, медицинские учреждения, продовольственные магазины.

Появляется всё больше отчётов, указывающих на своершение российскими войсками ещё большего числа военных преступлений.

Если вы смотрите новости, то вы наверняка слышали о таких больших украинских городах как Харьков, Киев и Мариуполь, а также о десятках маленьких городов и сёл в Украине, которые безжалостно обстреливаются. Их отчаявшиеся жители стали заложниками перекрёстного огня или же живут в условиях осады российскими войсками.

Харьков, второй по численности населения город Украины, находится в 30 километрах от российской границы. На город постоянно сбрасывают бомбы. Десятки убитых и раненых. Многочисленные разрушения и повреждения гражданской инфраструктуры. Люды пытаются выжить в нечеловеческих условиях.

Города возле Киева, такие как Ирпень или Буча, до войны были милыми и тихими городишками, жить в которые приезжали молодые семьи. Теперь большая их часть — руины. Их практически стёрли с лица земли, что привело к сотням жертв и тысячам беженцев. Эти мирные города переживают гуманитарную катастрофу.

На востоке Украине был когда-то город Изюм с 40-тысячным населением. Город теперь полностью разрушен. Согласно свидетельствам, собранным Amnesty International, жители Изюма не имеют доступа к электричеству, газу или теплу. Отрезаны любые средства коммуникации. Нет чистой воды. Отсутствуют санитарные условия.

Люди, которым удалось сбежать из города, делятся своими историями. Вот слова Татьяны, которая пряталась в одном из городских убежищ: «Когда мы уезжали [эвакуировались], то там оставалось три пятилитровых канистры воды на 55 человек. Я не знаю, как они выживут».

Наталья жила в частном доме. Вот, что она сказала: «Мы провели шесть дней в погребе. Он очень маленький, там приходится стоять, лечь невозможно. Как только был перерыв [в обстрелах], мы быстро выбегали и собирали яйца из-под куриц, пили эти яйца. Наш ребёнок был голоден, мы почти не ели. У нас были только остатки чёрствого хлеба, яблоки из погреба, солёные огурцы и варенье. Мы открывали банки для ребёнка. Нам неоткуда было взять другую еду; мы не могли уйти из дома. Всё вокруг обстреливалось!».

Война России против Украины разрушила нашу жизнь, наши города, семьи, надежды и мечты многих.

Тем не менее совершённые с поручения Путина разрушения являются не только разрушением Украины или украинцев. Это также разрушение надежд и стремлений многих россиян.

Эта война также разрушила жизни людей, живущих далеко за пределами этих двух государств ввиду надвигающегося продовольственного кризиса и ущерба, наносящегося окружающей среде. Тем временем всё больше людей вынуждены покидать свои дома в поисках безопасности.

Тем не менее, как и во время революции на Майдане, украинское общество показало невероятную стойкость и целостность даже в самую трудную минуту, вселяя надежду в других.

Организации гражданского общества, которые являлись основой украинского общества на протяжении многих лет, сфокусировали своё внимание на помощи мирному населению, проводя эвакуации, доставляя гуманитарную помощь из других стран, пытаясь распределить её в нуждающиеся регионы, при этом рискуя своей жизнью в условиях непрекращающихся обстрелов.

Руководительница одной из низовых общественных организаций на востоке Украины сейчас работает совместно со своими коллегами, эвакуируя мирное население из наиболее пострадавших регионов. Каждый день в Фейсбуке она публикует сообщение «Мы живы. Работаем».

И хотя потерянные в этой войне жизни будут оставаться раной для украинцев и других народов ещё многие десятилетия, пока активисты, волонтёры и общественные организации не сдались и продолжают работать, восстановление Украины, мира и прав человека остаётся возможным.

Я всё ещё надеюсь, что вернусь домой и допью чашку чая, оставленную на столе.

Мария Гурьева, Amnesty International