Право на свободу собраний в первый год COVID-19 Amnesty International. Фото: Burak Akbulut/Anadolu Agency via Getty Images

Как Испания соблюдала право на свободу собраний в первый год пандемии COVID-19. Рассказывают волонтёры Amnesty International

Статья 4 Международного пакта о гражданских и политических правах и статья 15 Европейской конвенции по правам человека оговаривают возможность отступление от обязательств в области прав человека во время чрезвычайных ситуаций, угрожающих жизнедеятельности государства. Появление COVID-19 привело к тому, что целый ряд стран ввели ограничения определённых прав, что оправдывалось как мера по защите здоровья населения. Некоторые страны начали с введения законов и актов, обеспечивающих соблюдение протоколов по COVID-19 и обеспечивающие защиту общественного здоровья, которые, в том числе, существенно ограничили право людей собираться мирно и без оружия.

Испания официально не ограничивала и не отступала от права на мирные собрания в соответствии с международным правом

Случай Испании довольно интересен и отличается от ситуации в других странах. Это связано с тем, что, поскольку другие страны явным образом и формально заявляли о своём отступлении от права на мирные собрания, в Испании не было принято никаких формальных постановлений или законодательных актов, подтверждающих ограничение властями права на мирные собрания. В списке стран, принявших “меры, влияющие на свободу собраний”, который ведёт отслеживающий ограничения свобод в период пандемии COVID-19 проект Международного центра некоммерческого права (ICNL), Испания отсутствует, при этом в Испании фиксируются явные нарушения права на свободу собраний. Как указано в статье 15 Европейской конвенции по правам человека, отступление от обязательств по соблюдению прав человека должно следовать определённым существенным и процедурным условиям. Процедурным условием является полное информирование Генерального секретаря Совета Европы со стороны государства, использующего право отступления (дерогации). Испания не ввела формальных ограничений на свободу мирных собраний и не оформила отступление от неё по международному праву. Четырнадцатого марта 2020 года Испания объявила чрезвычайное положение, наложив строгие ограничения на передвижения за исключением основных нужд и профессиональных требований.

Указ № 463/2020: объявление “тревожного положения” для разрешения кризиса здравоохранения, вызванного COVID-19

Тринадцатого марта глава правительства Испании объявил о “положении повышенной готовности”, продлившемся до 22 июня. Согласно некоторым новостным сообщениям, этот указ не был достаточно ясен и граждане не понимали, какие их действия являются законными, а какие нет, в итоге “население оставалось в ситуации правовой незащищенности, ставшей результатом введения в действие неоднозначных постановлений, обширных полномочий полиции, предыдущей истории безнаказанности за нарушения прав человека и дискриминационных основ правоприменения”.

“Королевский указ вводит национальное “положение повышенной готовности” из-за пандемии коронавируса на 15 дней. Этот указ ограничивает индивидуальные перемещения с целью удовлетворения основных потребностей (покупка еды или получение медицинской помощи), приостанавливает деятельность не системообразующих предприятий и централизует контроль над услугами здравоохранения и другими важнейшими функциями правительства”, – тем не менее поясняло правительство.

Использование Закона, ограничивающего свободу слова (“закона-кляпа”) 2015 года, нарушает права на мирные собрания в Испании 

В период “положения повышенной готовности” не было введено особых постановлений, оговаривающих ограничительные меры, ущемляющие права человека. Для обеспечения ограничений использовались Уголовный кодекс и Закон о гражданской безопасности или “закон-кляп” (вступил в силу в 2015 году). Согласно их положениям гражданам не позволяется проводить демонстрации рядом со зданиями обеих палат парламента, а полиция имеет право штрафовать тех, кто отказывается разойтись во время собраний или демонстраций в общественных местах. Кроме того, полиция тогда получила право выписывать штрафы до 30 тысяч евро за фотографирование полицейских во время протестных акций.

В период “положения повышенной готовности” не было введено особых постановлений, оговаривающих ограничительные меры, ущемляющие права человека. Для обеспечения ограничений использовались Уголовный кодекс и Закон о гражданской безопасности или “закон-кляп”

Штрафы для участников протестов

Во время пандемии COVID-19 сотрудники полиции использовали статью 36.6 этого закона для выписывания нарушителям ограничений “положения повышенной готовности” штрафов в размере от 600 до 30 тысяч евро за “неповиновение или сопротивления властям или её представителям при исполнении их обязанностей”. В результате по состоянию на 15 июня 2020 года на фоне пандемии COVID-19 было выписано более миллиона штрафов, 8500 человек были задержаны.

Закрытие общественных пространств

Для успешной реализации свободы собраний граждане нуждаются в доступе к общественным пространствам, где можно организовать протестные акции. Однако 25 сентября 2020 года Исабель Диас Аюсо, председатель правительства автономного сообщества Мадрида, объявила о выборочном закрытии 37 таких пространств в регионе. Эти места использовались для протестных акций против ограничительных мер. По словам главы региона, целью закрытия было “предотвращение дальнейшего распространения коронавируса”.

Преследование протестующих

Организаторы демонстрации против ношения масок в августе того же года получили угрозы со стороны правоохранительных органов. Хосе Мануэль Франко, руководитель региональных органов безопасности Мадрида, заявил, что начнёт расследование и примет меры, в том числе наложит штрафы на организаторов акции протеста против ношения масок. Участников демонстрации обвинили в нарушении протоколов социального дистанцирования и создании скоплений людей, Франко прямо дал понять, что это повлечёт последствия: “Я хочу прояснить, что это повлечет наказание по всей строгости закона”. Организаторам могут грозить более тяжелые штрафы в размере более 60 тысяч евро, если их признают виновными в серьёзном нарушении мер защиты общественного здравоохранения.

Автор – Ребекка Куайе
Перевод – Анна Щетникова

Мнение автора может не совпадать с мнением Amnesty International