Фото: Айзат Русланова

Как внедрить обучение правам человека в учреждения профессионального образования? Рассказывает партнёр Amnesty International из Кыргызстана Айзат Русланова

Учреждения профессионального технического образования – раньше их называли ПТУ – “нелюбимый ребёнок” в системе образования почти во всём регионе бывшего СССР: они часто страдают от недофинансирования, кадрового голода, отсутствия внимания со стороны государства, а родители продолжают пугать детей присказкой “будешь плохо учиться, окажешься в ПТУ”. Между тем профетехлицеи – неотъемлемая, важная и самодостаточная часть системы образования, и в них можно добиваться результатов с точки зрения обучения в области прав человека наравне с другими образовательными учреждениями. О том, как это сделать возможным, рассказывает Amnesty International на примере Кыргызстана программная офицерка IDEA Central Asia Айзат Русланова.

Айзат, расскажите о вашей работе с молодежью в Кыргызстане и почему права человека важны для вас?

Для нашей организации уважение прав человека – один из принципов работы. Мы стараемся продвигать права человека и принципы равенства и недискриминации через все наши проекты. Мы работаем с подростками и в обучении правам человека уделяем внимание политическим правам, поскольку именно пользование ими позволяют принимать активное участие в жизни своего сообщества, влиять на принятия решений. Кроме этого, мы отдельно работаем с девочками в области защиты прав женщин. Важное направление – работа с органами местного самоуправления и государственными органами. Мы понимаем, что, в принципе, ситуацию не изменишь без взаимодействия с лицами, принимающими решения. В системе формального и неформального образования мы работаем с администрациями школ и профессионально-технических лицеев. Если с Министерством образования и науки Республики Кыргызстан, к сожалению, установить плодотворного сотрудничества пока не получилось, то опыт работы с Агентством начального профессионального образования, наоборот, оказался очень положительным. Цель нашего взаимодействия с государственными органами и органами местного самоуправления в том, чтобы права человека, принципы равенства и недискриминации отражались при обновлении учебных программ или стандартов.

Как появилась идея работы с профтехлицеями? С чего началась работа?

Ранее мы работали со школами через школьные парламенты. Такие парламенты – это отличный институт для социализации ребят и развития гражданственности и гражданского участия. Но мы также понимали, что работа со школами ведётся уже многими организациями. А вот в системе профтехобразования (бывшие ПТУ) ребята остаются самыми уязвимыми во всей системе образования, если сравнивать с дошкольным, школьным и высшими учебными заведениями. Мы говорим об уязвимости, потому что бюджет этих заведений намного меньше, программы не обновляются, условия обучения намного хуже и ребята, в основном, представляют уязвимые категории населения. Именно поэтому мы выбрали работу с системой среднего профессионального образования.

В самом начале мы провели исследование и выяснили, что программа дисциплины “Правовые основы профессиональной деятельности” очень давно не обновлялась и что в принципе учебно-методического материала по этому предмету нет.

В самом начале мы провели исследование и выяснили, что программа дисциплины “Правовые основы профессиональной деятельности” очень давно не обновлялась и что в принципе учебно-методического материала по этому предмету нет

На практике оказалось, что правовые основы профессиональной деятельности везде преподаются по-разному: где-то говорится больше о технике безопасности, где-то – о трудовых правах, где-то предмет просто не ведётся из-за отсутствия учебников. На основе этого анализа мы приняли решение разработать учебно-методический материалы и пособие для учителей о том, как этот материал использовать.

Пособие играет особенно важную роль, потому что преподаватели не проходят повышение квалификации на регулярной основе, тем более в таких вопросах как права человека и механизмы защиты прав человека. Это пособие обучает самих преподавателей по данным темам. А для того, чтобы данный предмет не основывался только на том, что рассказывает преподаватель, мы решили в качестве закрепляющего элемента создать рабочую тетрадь. В неё входят практические задания, которые позволяют поглубже изучать каждую тему самостоятельно.

Какие основные темы вы внесли учебные материалы? И почему это ценный ресурс для учителей и лицеистов?

Темы, которые мы внесли, ранее не рассматривались в системе начального профессионального образования: основы концепции прав человека, права женщин, гендерное равенство, дискриминация, гендерные стереотипы. Мы старались сфокусироваться на особенностях, которые есть в Кыргызстане, например, на до сих пор происходящих похищениях девочек и женщин для принуждения вступления в брак. Весь материал основывался на международных документах, актуальных для Кыргызстана, таких как Всеобщая декларация прав человека, Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и других. Мы старались использовать простой, понятный и доступный язык, чтобы были преподаватели могли с легкостью понять и объяснить ученикам.

Расскажите о процессе апробации пособия “Правовые основы профессиональнойдеятельности”? Как учителя его приняли? Какие сложности были?

Процесс апробации был достаточно тяжелым. Дело в том, что этот предмет вели преподаватели, которые совсем не специализировались ни на правовых вопросах, ни на вопросах прав человека. Разработка нашего учебного пособия позволила пересмотреть отношение к данному предмету внутри системы начального профессионального образования. Пришло понимание, что, на самом деле, «Правовые основы профессиональной деятельности» – это основополагающий предмет для профессиональных технических лицеев.

Разработка нашего учебного пособия позволила пересмотреть отношение к […] предмету [“Правовые основы профессиональной деятельности”]внутри системы начального профессионального образования

Когда мы только начинали весь процесс апробации, отношение преподавателей было весьма скептическим. Они говорили: “У нас и так много предметов, и ребята приходят сюда получать конкретные прикладные навыки – учиться шить, учиться металлорезке, учиться кулинарии, а тут вы со своими правами”. Вот с таким скептицизмом со стороны преподавательского состава мы столкнулись, когда только объявили об апробации.

Во время апробации мы столкнулись с другим вызовом – преподаватели сами многого не знают, и, прежде чем вести урок на основе разработанного пособия, они должны сами многому научиться. С одной стороны, это было хорошо, потому что преподаватели говорили: “А мы этого не знали. Ой, это очень интересно. А вот как на самом деле!” Радовало, что они готовы получать новые знания. С другой стороны, было на самом деле печально, что они не знали базовых вещей о праве и правах, но при этом вели предмет “правовые основы”. Это был интересный процесс, мы много извлекли из него уроков.

Кстати, до апробации ученики в основном не ходили на этот урок, потому что он толком не преподавался, был неинтересным. По плану должен быть один урок в неделю в течение одного семестра. После апробации мы начали замечать, что ребята всё чаще начали посещать уроки. Учителям стало интересно преподавать, а значит и ученикам стало интересно учиться и вовлекаться в урок.

По итогам апробации мы узнали, что преподаватели и ребята были очень довольны: узнали много нового о правах человека. Вызвала интерес тема по миграции, по безопасной миграции, потому что ребята из профтехлицеев как раз чаще всего и уезжают из Кыргызстана в поисках работы за границей. Например, учащиеся говорили, что теперь они имеют представление о том, что они могут требовать от работодателя.

Вызвала интерес тема по миграции, по безопасной миграции, потому что ребята из профтехлицеев как раз чаще всего и уезжают из Кыргызстана в поисках работы за границей

Мы обучили 24 преподавателя из восьми лицеев Кыргызстана, а лицеев у нас всего 96, так что это очень мало. Тем не менее, поскольку пилот был успешным, третьи курсы повышения квалификации мы уже проводили в партнёрстве с Агентством начального профессионального образования при МОН КР и с Республиканским научно-методологическим центром. Тогда мы уже расширили проект, и в нём участвовали 15 лицеев, а часть сессий проводили преподаватели, которые ранее уже обучались у нас.

Какие самые ценные выводы вы извлекли для себя по итогам?

Во-первых, мы рассчитывали, что мы будем работать с преподавателями данной дисциплины, которые знают и понимают специфику дисциплины и примерно знают программу. Мы не ожидали, что столкнемся с преподавателями, которые совсем не понимают предмет, не понимают специфику и темы. Для нас это был большой вызов, который мы смогли преодолеть только благодаря менторам и гостевым лекторам из экспертного сообщества. Во-вторых, мы жалеем, что не работали с учениками напрямую, а вся наша коммуникация происходила с преподавателями. Ведь для того, чтобы объективно оценивать результат, важно также получать обратную связь от учащихся.

Расскажите в целом, стоит ли продолжать работу с профтехлицеями? И если да, что нужно сделать для того, чтобы создать в лицеях среду, дружественную правам человека?

Да, безусловно, стоит продолжать работу с профтехлицеями. Сейчас Агентство начального профессионального образования при МОН КР ликвидировали, а это 96 лицеев и 2-3 лицея при исполнительных учреждениях. То есть сейчас, вместо целого агентства с огромным штатом, у нас всего лишь управление, которое состоит из 6 человек. И теперь всё то, что делалось агентством, откатилось назад, что очень печально. А ведь, на самом деле, работы с профтехлицеями очень много: есть много предметов, которые существуют, но программы по ним не прописаны или сами программы пестрят гендерными стереотипами, которые транслируются ученикам при профориентации.