Иллюстрация: Amnesty International

“Родственники принимают все решения: как одеваться, что есть, выходить или не выходить из дома”. Как живут в Кыргызстане женщины с инвалидностью, пережившие домашнее насилие

В феврале 2021 года 26-летней Гульзат (имя изменено) с диагнозом детский церебральный паралич удалось, наконец, покинуть дом, где с ней жестоко обращались с самого детства. Этот случай – один из немногих примеров домашнего насилия в отношении женщин с инвалидностью, попавших в национальные СМИ.

В Кыргызстане домашнее насилие, как и инвалидность, сопряжено с множеством стереотипов. Страна отличается крайне консервативными исторически сложившимися социальными нормами, согласно которым женщинам «стыдно» рассказывать о насилие в семье. Более того, женщины с инвалидностью практически полностью зависимы от помощи родных. По причине зависимости они просто не могут заявить властям на обидчиков из числа родных. И даже если попытаются, сложившиеся нормы, касающиеся заявлений о домашнем насилии, не предусматривают ни достаточную защиту, ни приемлемые пути осуществления правосудия. В 2015 году в Заключительных замечаниях по периодическому докладу Кыргызстана Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин выразил обеспокоенность «сохранением глубоко укоренившихся патриархальных представлений и стереотипов о роли и обязанностях женщин и мужчин в семье и обществе, которые носят дискриминационный характер по отношению к женщинам и увековечивают их подчинённое положение в семье и обществе».

Гульзат росла с отцом-алкоголиком, который часто жестоко избивал жену. После смерти родителей Гульзат и её брата забрали к себе бабушка с дедушкой в отдалённую деревню в горах, где она и жила до 26 лет. Там Гульзат постоянно подвергалась физическому насилию, а с 16 лет её регулярно насиловали дед и дядя. Она жила в изоляции. В 26 лет Гульзат не умеет ни читать, ни писать, и ей не хватает жизненных навыков, чтобы жить самостоятельно. Брату Гульзат удалось вырваться от родных, именно он привлёк внимание властей и местной некоммерческой организации (НКО) «Равенство» – Союз людей с инвалидностью в Кыргызстане к этой жуткой истории. «Равенство» помогла Гульзат переехать в Бишкек (столицу Кыргызстана), где она сейчас живёт в шелтере для пострадавших от домашнего насилия.

В недавнем докладе министерство внутренних дел сообщило, что в Кыргызстане в 2019 году о домашнем насилии заявили порядка 6 650 женщин. 86% обратившихся впоследствии забрали заявление, прежде чем дело попало в суд, причём большинство поступили так под давлением со стороны родственников. К уголовной ответственности привлекли лишь 200 человек.

В Кыргызстане в 2019 году о домашнем насилии заявили порядка 6 650 женщин. 86% обратившихся впоследствии забрали заявление, прежде чем дело попало в суд, причём большинство поступили так под давлением со стороны родственников

По данным официальной статистики за 2019 год, большинство случаев домашнего насилия были зарегистрированных властями через кризисные центры. Такие центры предлагают консультационную, психологическую, юридическую и медицинскую помощь женщинам и детям, пострадавшим от домашнего насилия. Из 6 650 зарегистрированных случаев порядка 6 020 женщин обратились именно в кризисные центры. При этом на страну в 6,5 миллионов жителей приходится всего 14 постоянных кризисных центров и один Центр помощи и реабилитации. Все они, кроме одного, находятся в Бишкеке и Оше. Существует лишь два постоянных шелтера для пострадавших от домашнего насилия женщин с детьми: один в Бишкеке (на 12 мест) и один в Оше (также на 12 человек, как правило на 3-4 женщины с детьми), причём ни один из них не функционирует за счёт государства. Зачастую единственной надеждой на помощь для пострадавших от домашнего насилия являются организации гражданского общества, которые обеспечивают работу шелтеров и других объединений помощи пострадавшим. Все НКО, в том числе работающие на благо людей с инвалидностью, существуют за счёт частных пожертвований и международных грантов, поскольку правительство не предлагает регулярного финансирования.

Мухайо Абдураупова, адвокат, специализирующаяся на домашнем насилии в Оше и сельских районах южного Кыргызстана, рассказала о нескольких вариантах того, как можно заявить о домашнем насилии, и почему они не срабатывают.

«Пострадавшие в результате домашнего насилия могут позвонить в милицию, а затем официально подать письменное заявление. Они могут обратиться в больницу, где врач обязан зафиксировать побои. Есть две горячие линии, куда женщины могут позвонить: 102 в милицию и 117 на новую горячую линию исключительно для пострадавших от домашнего насилия. Есть и другая возможность: можно заявить в кризисный центр для женщин и детей.

Если бы все выполняли свою работу – суды, милиция, медицинские работники и даже местные женские консультации – случаев домашнего насилия в Кыргызстане было бы меньше. Если женщину бьёт муж или родственники, все об этом знают и при этом молчат. То, что подумают окружающие, гораздо важнее здоровья женщины. В милиции женщин активно отговаривают заявлять на мужей. Государство назначает женщинам адвокатов-мужчин, а суды унижают женщин в ходе разбирательств. Медэксперты требуют плату за первичный осмотр. Пострадавшие от домашнего насилия сталкиваются с препятствиями на всех этапах обращения за правосудием», – рассказала Мухайо Абдураупова.

Если бы все выполняли свою работу – суды, милиция, медицинские работники и даже местные женские консультации – случаев домашнего насилия в Кыргызстане было бы меньше

Мухайо Абдураупова, адвокат, специализирующаяся на домашнем насилии в Оше и сельских районах южного Кыргызстана

К сожалению, большинство мер, предлагаемых властями, и инициатив НКО, какими бы незначительными они ни были, недоступны женщинам с инвалидностью. У женщин с инвалидностью зачастую нет доступа в интернет, так как у них нет на это средств. Женщины с ограниченными возможностями, не выходящие из дома, не будут обращаться в милицию, в больницу или в кризисный центр. В большинстве случаев женщины не знают номеров горячих линий, поскольку не бывают в муниципальных органах, где можно узнать, куда обращаться за помощью. Если НКО не работают напрямую с женщинами с инвалидностью и не общаются с ними в ходе своей деятельности, пострадавшие от домашнего насилия не знают, как заявить о насилии.

Активисты, отстаивающие права людей с инвалидностью, говорят о серьёзном занижении сведений о случаях домашнего насилия и об отсутствии достоверной статистики таковых, в частности статистики случаев домашнего насилия в отношении женщин с инвалидностью. Принятый в 2017 году закон «Об охране и защите от семейного насилия» не упоминает людей с инвалидностью, вследствие чего государственные и местные органы не собирают данные и не проводят мониторинг профилактики насилия по отношению к людям, имеющим инвалидность.

Правозащитница Укей Мурталиева, отстаивающая права женщин с инвалидностью, объясняет отсутствие заявлений о домашнем насилии сочетанием целого ряда факторов. С одной стороны, в стране нет служб, специально предназначенных для решения проблем женщин с инвалидностью, которые могли бы обнаруживать случаи насилия, посещая женщин на дому. С другой стороны, гендерная дискриминация в сочетании с дискриминацией по признаку инвалидности в обществе крайне негативно влияет на женщин с инвалидностью и на их доступ к правам.

«Зачастую родственники принимают за женщин все решения: как одеваться, что есть, выходить или не выходить из дома. Нередко родственники решают, что девочкам с инвалидностью не нужно ходить в школу. Женщинам с инвалидностью недоступно правозащитное образование, они не знают своих прав. Они не имеют средств к существованию и в конечном счёте крайне зависят от родных в обеспечении своих потребностей. В результате женщины просто не знают, что можно заявить о насилии властям, а если и знают, то не знают как», – считает Укей Мурталиева.

Зачастую родственники принимают за женщин все решения: как одеваться, что есть, выходить или не выходить из дома. Нередко родственники решают, что девочкам с инвалидностью не нужно ходить в школу. Женщинам с инвалидностью недоступно правозащитное образование, они не знают своих прав

Укей Мурталиева, правозащитница

Кыргызстан принял позитивные юридические меры по борьбе с домашним насилием. В стране действует передовой закон «Об охране и защите от семейного насилия» принятый в 2017 году. В 2019 году Кыргызстан ратифицировал Конвенцию ООН о правах людей с инвалидностью. В стране приняты планы по реализации Конвенции, однако прогресс крайне медленный и незначительный.

Тем не менее на пути реализации Конвенции и закона о домашнем насилии, стоят существенные препятствия, такие как нехватка шелтеров, бездействие милиции, традиционная стигматизация, низкий потенциал государства, а теперь ещё и пандемия Covid-19. Кроме того, наблюдаются весьма тревожные политические процессы, которые могут нанести серьёзный ущерб приверженности Кыргызстана соблюдению принятых на себя международных обязательств в области прав человека. Например, в этом году парламент Кыргызстана одобрил новый закон об НКО, предусматривающий введение дополнительных бюрократических требований в отношении организаций гражданского общества, получающих финансирование из-за границы. Новая Конституция, принятая при новом правительстве в 2021 году, уже содержит некоторые нормы из этого закона, к тому же подчёркивает важность «традиционных ценностей» и может свести на нет все позитивные достижения из-за отказа привести законодательство в соответствие с международными обязательствами Кыргызстана.

В этом году парламент Кыргызстана одобрил новый закон об НКО, предусматривающий введение дополнительных бюрократических требований в отношении организаций гражданского общества, получающих финансирование из-за границы

«Законодательству Кыргызстана не хватает принятия того факта, что женщины с инвалидностью подвергаются двойной дискриминации, а также концепции прямой и косвенной дискриминации по признаку инвалидности и пола. Нужен компетентный орган (или комитет), который бы отслеживал процесс включения принципа недискриминации во все законодательные акты, регламенты и стратегии, формирующие законодательство Кыргызстана, а также реализовывал меры по борьбе с дискриминацией женщин с инвалидностью. Все женщины в Кыргызстане должны находиться под защитой государства», – уверена Гульмира Казакунова, директор ОО «Равенство» – Союз людей с инвалидностью в Кыргызстане.