Иллюстрация: Amnesty International

#LetsTalkAboutYes. Как развенчивать мифы и разрушать стереотипы о согласии в сексе – советует Amnesty International

В основе так называемой «культуры изнасилования», нормализующей и даже оправдывающей сексуальное насилие (в том числе изнасилования) в обществе, лежат вредные мифы и гендерные стереотипы, способствующие её формированию.

Обстоятельства изнасилования могут быть самыми разными. Добровольное согласие обоих партнёров – единственный способ отличить изнасилование от не изнасилования. Манера одеваться, прошлое или брак не подразумевают согласия.

Важно, чтобы наши действия и слова способствовали развенчанию мифов об изнасиловании, а не питали их.

Помните, что «разрушители мифов» могут невольно упрочить их, сами того не желая. Привлечение повышенного внимания к «мифам» может способствовать распространению таковых. Всегда остаётся риск того, что люди запомнят сам миф, а не аргументы, нацеленные на его «разрушение».

В случае создания публичного контента следует тщательно взвешивать, не будут ли публикуемые художественные произведения, мнения или комментарии невольно восприниматься как содержащие или упрочивающие неверные суждения или стереотипы, касающиеся гендера, пола, согласия и прочих аналогичных вопросов. В случае сомнений перед публикацией лучше посоветоваться с другими людьми.

Ниже приводятся факты, отвечающие на самые частые «мифы об изнасиловании» и стереотипы:

  • То, как человек одевается, сколько спиртного выпил, с кем встречается, как себя ведёт и какой жизнью живёт не делает его виновным в том, что его изнасиловали. В изнасиловании виноват исключительно насильник.
  • Изнасилование – нарушение физической неприкосновенности и сексуальной автономии другого, а значит уголовное преступление, обусловленное действиями насильника, а НЕ жертвы (ответ на такие высказывания, как «она сама напросилась из-за того, как была одета», «они заигрывали», «даже если это и изнасилование, жертва сама виновата», «изнасилование того, кто работает в секс-индустрии, не изнасилование» и т.п.).
  • Убедиться в согласии другого партнёра – обязанность обоих. Отсутствие «нет» ещё не значит «да». Только выраженное «да» можно считать согласием. Есть множество причин, по которым человек не может сказать «нет». Кроме того, разные люди по-разному реагируют на сексуальное насилие (ответ на такие высказывания, как «они не говорили нет», «они не были против» и «не было никакого насилия»).
  • Несмотря на то, что чаще всего жертвами изнасилований становятся женщины и девушки, изнасилованию может подвергнуться любой человек, независимо от гендера (ответ на высказывание «мужчин не насилуют»).
  • Свидание, приглашение домой и предыдущие сексуальные отношения не могут быть истолкованы как согласие на секс в этот конкретный раз (ответ на высказывание «они же согласились на секс на прошлой неделе, значит и сегодня не против»).
  • Чаще всего насильники – сексуальные партнёры, бывшие партнёры или знакомые жертвы (ответ на высказывание «чаще всего насильники – незнакомцы, люди, которых пострадавшие не знают, явные и абсолютные ”злодеи”», «невозможно изнасиловать сексуального партнера или того, с кем состоишь в браке»).
  • Чаще всего жертвы подвергаются изнасилованию у себя дома, недалеко от дома или дома у того, кого хорошо знают (ответ на высказывание «многие считают, что сексуальное насилие и изнасилования происходят только по ночам в общественных местах и на улицах под покровом темноты, например в закоулках, лесах, парках»).
  • Изнасилование – уголовное преступление, которое может повлечь тяжёлый вред. Нередко считается, что изнасилование – не «настоящее преступление» или что жертвы заявляют в полицию об изнасиловании только потому, что пожалели, что вступили в сексуальные отношения. НА САМОМ ДЕЛЕ изнасилование – уголовное преступление из-за вреда физическому и психическому здоровью жертвы, а также посягательства на физическую неприкосновенность и сексуальную автономность (ответ на высказывание «это всего лишь нежелательный секс»).
  • Для того чтобы заявить о насилии в полицию, пострадавшим приходится проявить недюжинную смелость и силу духа. Жертвы заслуживают того, чтобы им поверили. Их нужно поддержать и провести тщательное расследование по факту заявления (ответ на такие высказывания, как «многие пострадавшие врут о том, что подверглись изнасилованию/ преследованию, и заявляют в полицию только из мести или потому что не хотят признавать добровольную связь», «женщины – мстительны»).
  • Многие пострадавшие не заявляют в полицию об изнасиловании. Те, кто решил заявить или рассказать о том, что произошло, часто делают это лишь спустя несколько недель, месяцев, а то и лет. Несмотря на это, то, что им пришлось пережить, по-прежнему актуально и важно (ответ на высказывание «о “настоящем” сексуальном насилии заявляют сразу», см. #WhyIDidntReport в Twitter).
  • Изнасилования случаются гораздо чаще, чем кажется, причём чаще всего пострадавшими становятся женщины. В ЕС жертвой изнасилования становится 1 из 20 женщин в возрасте от 15 лет и старше. А это порядка 9 миллионов женщин. При этом 1 из 10 женщин в странах ЕС сталкивается с сексуальным насилием в той или иной форме (ответ на высказывание «изнасилования случаются нечасто»).
  • Важно обеспечить признание того факта, что изнасилование носит гендерный характер, и начать применять подход, учитывающий гендерные особенности, уделяя при этом должное внимание конкретным потребностям различных групп пострадавших от сексуального насилия. Меры, разработанные в помощь женщинам и девушкам, можно использовать и для защиты мужчин, небинарных людей, представителей любого гендера, переживших сексуальное насилие (ответ на высказывание «почему речь идёт только о женщинах? Мужчин тоже насилуют»).
  • У работников сексуальной индустрии тоже есть право соглашаться или не соглашаться на секс, следовательно, они могут стать жертвами изнасилований, как и любой другой человек. Предложение секса за деньги подразумевает согласие, а не изнасилование или насилие (ответ на высказывание «изнасилование того, кто работает в секс-индустрии, не сексуальное насилие»).

Теперь вы знаете, как говорить о согласии и готовить контент, который, по вашему мнению, может обогатить дискуссию в контексте ведения семинаров – самостоятельно или в группе. В другом нашем блоге мы рассказываем о принципах «мультиплицирования», то есть о том, как мотивировать дискуссию о согласии в сексе и сделать её креативной.