Иллюстрация: Molly Crabapple

Репрессии против мусульман в Синьцзяне достигают уровня преступлений против человечности – доклад Amnesty International

  • Сотни тысяч мужчин и женщин из числа представителей мусульманских меньшинств подверглись массовому интернированию и пыткам
  • Миллионы мусульман подвергаются масштабной систематической слежке
  • Мусульманские этнические группы вынуждены отказываться от своих религиозных традиций, культурных обычаев и местных языков
  • Подробные показания более чем 50 бывших заключённых свидетельствуют об ужасающих условиях и обращении с заключёнными в лагерях для интернированных
  • Amnesty International начинает новую кампанию, призывая немедленно закрыть лагеря для интернированных и представляя более 60 личных историй тех, кто предположительно находится под стражей в данный момент

Уйгуры, казахи и другие преимущественно мусульманские этнические меньшинства в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая сталкиваются с организованным государством систематическим массовым заключением под стражу, пытками и преследованием, что равносильно совершению преступлений против человечности, заявила сегодня Amnesty International, представляя доклад и запуская кампанию солидарности с жертвами.

В новом 160-страничном докладе «Как с врагами на войне»: Китай проводит массовое интернирование, пытки и преследование мусульман в Синьцзяне» группа кризисного реагирования Amnesty International опубликовала десятки новых свидетельств бывших заключённых, в которых подробно описаны крайние меры, к которым китайские власти прибегают начиная с 2017 года. По сути, речь идёт о попытке искоренить религиозные традиции, культурные обычаи и местные языки мусульманских этнических групп по всему региону. Эти преступления, совершаемые под прикрытием борьбы с «терроризмом», направлены против этнических уйгуров, казахов, хуэй, киргизов, узбеков и таджиков.

Китайские власти создали одну из самых разветвлённых в мире систем тотальной слежки и организовали обширную сеть из сотен центров «трансформации через образование» – фактически, лагерей для интернированных – по всему Синьцзяну. Пытки и другие виды жестокого обращения применяются в этих лагерях на повседневной основе, все аспекты ежедневной жизни заключённых жёстко регламентируются с целью насильственно привить им светские взгляды и идеалы коммунистической партии, сделав их частью однородной китайской нации.

«Китайские власти построили в Синьцзян-Уйгурском автономном районе ужасающую антиутопию огромных масштабов, – заявила Аньес Калламар, генеральный секретарь Amnesty International. – Уйгуры, казахи и другие мусульманские меньшинства сталкиваются с преступлениями против человечности и другими серьёзными нарушениями прав человека, которые угрожают уничтожить их религиозную и культурную самобытность».

«Всё человечество должно испытать шок от того, что огромное число людей подверглись промыванию мозгов, пыткам и другим видам унижающего достоинство обращения в лагерях для интернированных, пока миллионы других людей живут в постоянном страхе в условиях вездесущей слежки», – добавила она.

Всё человечество должно испытать шок от того, что огромное число людей подверглись промыванию мозгов, пыткам и другим видам унижающего достоинство обращения в лагерях для интернированных, пока миллионы других людей живут в постоянном страхе в условиях вездесущей слежки

Аньес Калламар, генеральный секретарь Amnesty International



Массовое заключение под стражу

В докладе приводятся документальные свидетельства того, как с начала 2017 года в Синьцзяне было произвольно отправлено под стражу огромное количество мужчин и женщин из преимущественно мусульманских этнических меньшинств. Сотни тысяч из них были брошены в тюрьмы, сотни тысяч других – вероятно, около миллиона человек или больше – были отправлены в лагеря для интернированных.

Все из более чем 50 бывших заключённых, опрошенных Amnesty International, были задержаны за действия, которые представляются абсолютно законными, например, за то, что у них были фотографии по религиозной тематике или они общались с кем-то за границей. Один из сотрудников госструктур, участвовавший в массовых арестах в конце 2017 года, рассказал организации, как полиция без предупреждения забирала людей из их домов и лишала их свободы без соблюдения надлежащих правовых процедур.

Большинство пострадавших, с которыми разговаривала Amnesty International, первоначально были допрошены в полицейских участках, где фиксировали их биометрические и медицинские данные перед отправкой в лагерь. Зачастую их допрашивали на «креслах тигра» – стальных стульях с прикреплёнными к ним ножными кандалами и наручниками, удерживающими тело в болезненных положениях. В полицейских участках широко практиковались избиения, лишение сна и содержание в переполненных камерах. Задержанные сообщали, что во время допросов и перевозки охранники надевали на них капюшоны и заковывали в кандалы.

С того момента, как задержанные попадали в похожие на тюрьмы лагеря для интернированных, их жизнь строжайшим образом регламентировалась. У них не было ни малейшего личного пространства или самостоятельности, их подвергали суровым наказаниям – иногда вместе со всеми сокамерниками – за малейшее неповиновение. Интернированным запрещалось свободно разговаривать друг с другом, их жестоко наказывали, если они отвечали надзирателям или другим охранникам на своих родных языках, а не на официальном китайском языке. Все повседневные действия заключённых подчинялись строгим предписаниям, их поведение постоянно отслеживалось и оценивалось.

Одна женщина, которую лишили свободы за то, что на её телефоне был установлен WhatsApp, сказала: «Каждый день вы встаёте в пять утра и заправляете свою постель, причём это должно быть сделано идеально. Затем следует церемония поднятия флага и «принесение клятвы». Потом вы идёте на завтрак в столовую. Потом на занятия. Потом обед. Потом занятия. Потом ужин. Потом опять занятия. Потом надо ложиться спать. Каждую ночь двое человек должны «дежурить», то есть следить за остальными сокамерниками, по два часа…  На себя не оставалось ни минуты. Вы были просто изнурены».

В первые недели или месяцы интернирования заключённых обычно заставляют либо неподвижно сидеть, либо стоять на коленях в одном и том же положении в своих камерах в полной тишине большую часть суток. После этого, как правило, начиналось принудительное «обучение», в ходе которого их заставляли отказаться от ислама, отказаться говорить на своём языке и отбросить все свои культурные обычаи; кроме того, проводились усиленное обучение официальному китайскому языку и активная пропаганда, восхваляющая коммунистическую партию Китая.

В первые недели или месяцы интернирования заключённых обычно заставляют либо неподвижно сидеть, либо стоять на коленях в одном и том же положении в своих камерах в полной тишине большую часть суток


Помимо походов в сопровождении вооружённой охраны в столовую и обратно, на занятия или на допросы, заключённые практически никогда не покидают свои камеры и редко имеют возможность видеть дневной свет или выходить на открытый воздух.

Систематические пытки

Все бывшие заключённые, опрошенные Amnesty International, подвергались пыткам или другим видам жестокого обращения.

К ним относятся и накопленный эффект от ежедневного бесчеловечного обращения с ними, и физические пытки, заключавшиеся в избиениях, воздействии электрошока, одиночном заключении, лишении пищи, воды и сна, воздействии сильного холода и незаконном использовании средств сдерживания, в том числе пыточных инструментов, таких как «кресло тигра». Некоторые сообщали, что их удерживали в «кресле тигра» в течение 24 часов и дольше.

Пожилая женщина, которую наказали за то, что она вступилась за свою сокамерницу, рассказала, что её поместили в маленькую, тесную, холодную камеру без окон, где ей сковали руки и ноги и заставили сидеть на железном стуле трое суток подряд.

Двое бывших заключённых рассказали, что их заставляли носить тяжёлые кандалы – в одном случае в течение целого года. Другие рассказывали, что их избивали электрошоковыми дубинками и применяли перцовый аэрозоль.

Некоторые заключённые рассказывали, что их пытали многократно, при этом другие заключённые должны были смотреть, как мучают их сокамерников. Amnesty International стало известно об одном случае, когда заключённый, как утверждается, скончался в результате того, что его продержали прикованным к «креслу тигра» на глазах у его сокамерников 72 часа, и всё это время он вынужден был мочиться и испражняться под себя.

Двое бывших заключённых рассказали, что их заставляли носить тяжёлые кандалы – в одном случае в течение целого года


Тотальная слежка

Мусульмане Синьцзяна – и в лагерях, и за их пределами – подвергаются тотальной слежке, не имеющей прецедентов в мире.

В течение по крайней мере нескольких месяцев после освобождения из лагеря все бывшие интернированные находятся практически под постоянным электронным и личным наблюдением, включая практику принудительного «проживания в семье» сотрудников госорганов, которые следят за ними и сообщают о «подозрительном» поведении. К ним могут быть причислены мирное соблюдение религиозных обрядов, использование несанкционированного программного обеспечения для средств связи (например, VPN или WhatsApp), или оплата «необычного» количества топлива или электроэнергии.

Свобода передвижения тех, кто вышел из лагерей для интернированных, также строго ограничивается: огромное число сотрудников силовых структур патрулируют улицы и осуществляют досмотр на тысячах контрольно-пропускных пунктов, иносказательно называемых «круглосуточные полицейские участки».

Огромное число сотрудников силовых структур патрулируют улицы и осуществляют досмотр на тысячах контрольно-пропускных пунктов, иносказательно называемых «круглосуточные полицейские участки»


Религиозные гонения

Мусульмане не могут исповедовать свою религию в Синьцзяне. Десятки мусульман и мусульманок рассказали Amnesty International, что региональные власти Китая проявляют чрезвычайную враждебность по отношению к исламу. Основные религиозные и культурные обычаи были признаны «экстремистскими», а их исполнение становилось основанием для взятия под стражу.

В результате большинство людей перестали молиться или проявлять какие-либо внешние признаки того, что они исповедуют ислам. Это касается одежды, внешнего вида и даже речи. «Мы больше не могли говорить ‘ас-саляму-алейкум’ [стандартное приветствие во многих исламских культурах, означающее “мир тебе”]», – сказал один человек Amnesty International. Коран, молитвенные коврики и другие религиозные артефакты были практически запрещены.

Бывшие китайские госслужащие рассказали Amnesty International, как они врывались в дома людей, чтобы конфисковать все религиозные артефакты. «Мы приказали им удалить все фотографии мечетей и вывесить китайские флаги», – сказал один из них.

Опрошенные Amnesty International люди рассказали, как по всему Синьцзяну мечети, места поклонения, кладбища и другие религиозные и культурные объекты систематически сносились или приспосабливались под иное использование.

Широкомасштабное сокрытие информации

Китайское правительство сделало всё возможное, чтобы скрыть совершаемые им нарушения международного права в области прав человека в Синьцзяне. Власти угрожают, задерживают и жестоко обращаются с любым человеком, осмелившимся высказаться открыто.  

Китайское правительство сделало всё возможное, чтобы скрыть совершаемые им нарушения международного права в области прав человека в Синьцзяне

Судьба сотен тысяч заключённых остаётся неизвестной. Многие могут по-прежнему оставаться в заключении в лагерях. Других приговорили к длительным срокам тюремного заключения – данные правительства Китая показывают значительный рост числа приговоров к тюремному заключению, а на спутниковых снимках видно, что с 2017 года в Синьцзяне идёт активное строительство новых тюрем. Многих людей принудительно заставили работать.  

«Китай должен немедленно ликвидировать лагеря для интернированных, освободить людей, произвольно содержащихся в лагерях и тюрьмах, и положить конец систематическим нападениям на мусульман в Синьцзяне, – подчеркнула Аньес Калламар. – Международное сообщество должно открыто высказаться и действовать сообща, чтобы раз и навсегда положить конец этой чудовищной практике. ООН должна создать и срочно направить в регион независимый следственный механизм для привлечения к ответственности всех подозреваемых в совершении преступлений по международному праву».

ООН должна создать и срочно направить в регион независимый следственный механизм для привлечения к ответственности всех подозреваемых в совершении преступлений по международному праву

Аньес Калламар, генеральный секретарь Amnesty International



ПРИМЕЧАНИЯ

1. Содержащиеся в докладе выводы основаны главным образом на свидетельствах очевидцев, собранных с октября 2019 по апрель 2021 года, а также на анализе данных спутниковых снимков и правительственных документов, ставших известными общественности. Amnesty International опросила более 50 бывших заключённых, большинство из которых никогда ранее не высказывались открыто, а также многих других людей, побывавших в Синьцзяне с 2017 года, более 70 членов семей пропавших без вести или задержанных, источники в правительственных кругах, журналистов и других.

2. По соображениям обеспечения безопасности почти все эти интервью проводились при условии, что Amnesty International не будет публиковать имён интервьюируемых и/или любую информацию, которая может быть использована для опознания интервьюируемого, его семьи или кого-либо ещё, кому может угрожать опасность в том случае, если он/она будет идентифицированы. Во всех случаях в докладе использованы вымышленные имена.

3. Параллельно с докладом Amnesty International запускает новую кампанию, основанную на материалах 60 личных дел представителей мусульманских меньшинств, пропавших без вести и предположительно содержащихся в лагерях для интернированных или тюрьмах Синьцзяна. Организация будет вести активную кампанию за их освобождение, а также за освобождение всех, кого произвольно содержат под стражей в лагерях или тюрьмах.

Amnesty International пригласила известную художницу Molly Crabapple, которая создала серию из 30 оригинальных иллюстраций, изображающих чудовищные сцены, описанные в показаниях бывших заключённых. Их можно увидеть в тексте доклада и на сайте https://xinjiang.amnesty.org .