Биография Аньес Калламар назначена генеральным секретарем Amnesty International. REUTERS/Denis Balibouse

Годовой доклад 2020/21. Предисловие генерального секретаря Аньес Калламар

В 2020 году какая-то горстка молекул потрясла мир.

Локальный вирус, который не разглядеть невооружённым глазом, с большой скоростью распространился по всему земному шару и вызвал пандемию новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Независимо от того, какая из гипотез происхождения коронавируса подтвердится, его стремительное распространение и вызванные им массовые жертвы стали возможны в том числе благодаря глубокому и широкому глобальному неравенству между странами и внутри них. Ситуацию значительно усугубило урезание бюджетов, подкосившее общественную инфраструктуру и системы общественного здравоохранения, а также ослабление международной архитектуры в том, что касается её формы, функций и руководства. И ситуацию значительно усугубили лидеры государств, которые демонизируют и исключают целые группы людей, отстаивая архаичные конструкты государственного суверенитета и распространяя отрицательство науки, доказательности и универсальных норм.

Мы живём в исключительное время. Но готовы ли мы ответить на его вызовы?

Исключительное время требует исключительных ответов и исключительных лидерских качеств.

В 2020 году исключительные лидерские качества продемонстрировали отнюдь не обладатели власти, привилегий и больших доходов. Их продемонстрировали медсёстры и медбратья, врачи, работники здравоохранения, которые работали на передовой и спасали жизни. Их продемонстрировали те, кто ухаживал за пожилыми людьми. Их продемонстрировали лаборанты и учёные, проведшие миллионы тестов и испытаний и изо всех сил искавшие вакцины. Представители преимущественно самых малооплачиваемых профессий, которые кормили всех остальных, убирали наши улицы, заботились о телах сотен тысяч умерших, ремонтировали системы жизнеобеспечения, патрулировали улицы, водили остатки нашего общественного транспорта.

В 2020 году исключительные лидерские качества продемонстрировали отнюдь не обладатели власти, привилегий и больших доходов. Их продемонстрировали медсёстры и медбратья, врачи, работники здравоохранения, которые работали на передовой и спасали жизни

В 2020 году, когда значительная часть мира прекратила функционировать, именно эти люди принимали на себя удар и выделялись на общем фоне. Равно как и те, кто в знак солидарности не выходил из дома (конечно, если у них был дом), поддерживал эмоционально изматывающую физическую дистанцию и заботился об окружающих.

Однако за всем этим героизмом пандемия обнажила разрушительные последствия злоупотреблений властью — как структурные, так и исторические. Пандемия COVID-19, возможно, не определяет, кто мы, но совершенно точно она акцентировала то, какими мы быть не должны.

Отчётливо видя это, люди восстали. Восстали против неравенства, против полицейского насилия, слишком часто обращённого против чернокожих, меньшинств, малоимущих и бездомных людей. Восстали против исключённости, патриархата, ненавистнической риторики и безжалостности шовинистического руководства.

Требования движений Black Lives Matter и MeToo отозвались по всему миру. Народные протесты против репрессий и неравенства выплеснулись на улицы Беларуси и Польши, Ирака и Чили, Гонконга и Нигерии. И часто этим мы были обязаны лидерским качествам правозащитников и борцов за социальную справедливость, которые, рискуя собственной безопасностью, вели нас за собой по всему миру.

Требования движений Black Lives Matter и MeToo отозвались по всему миру. Народные протесты против репрессий и неравенства выплеснулись на улицы Беларуси и Польши, Ирака и Чили, Гонконга и Нигерии. И часто этим мы были обязаны лидерским качествам правозащитников и борцов за социальную справедливость, которые, рискуя собственной безопасностью, вели нас за собой по всему миру

Временами мы видели проблески исключительных лидерских качеств у политиков, причём зачастую у руководительниц, которые принимали смелые и непростые решения, чтобы защитить жизни, сохранить системы здравоохранения, инвестировать в беспрецедентно быстрый поиск безотлагательных решений, выделить экономическую помощь отчаянно нуждающимся в ней людям, которые практически лишились средств к существованию.

Но наряду с этим, пандемия увеличила и масштабы посредственности и лживости, эгоизма и обмана среди мировых политических лидеров.

Когда я пишу эти строки, богатейшие страны почти монопольно завладели всеми мировыми запасами вакцин, а беднейшие страны встали перед перспективой тяжелейших последствий для здоровья людей и прав человека и, следовательно, долгосрочного социально-экономического спада.

Когда я пишу эти строки, богатейшие страны почти монопольно завладели всеми мировыми запасами вакцин, а беднейшие страны встали перед перспективой тяжелейших последствий для здоровья людей и прав человека и, следовательно, долгосрочного социально-экономического спада

В то время как миллионы людей умирают и ещё миллионы лишаются средств к существованию, как нам относиться к тому, что состояние богатейших людей планеты увеличилось, доходы технологических компаний-гигантов взлетели, а фондовые рынки во всех мировых финансовых центрах демонстрируют рост? И самое главное, что они могут предложить, чтобы справедливо разделить бремя пандемии, чтобы обеспечить устойчивое, справедливое и равноправное восстановление после неё? По состоянию на начало 2021 года они так и не нарушили своё молчание по этому поводу.

Как вышло, что снова — и в этот раз в условиях пандемии — глобализация экономики означает, что самым неимущим приходится отдавать больше всех?

2020 год продемонстрировал также слабость международного сотрудничества: рассыпающаяся многосторонняя система пасует перед лицом самых сильных и мало что даёт самым слабым, не имея возможности, а то и вовсе не желая наращивать международную солидарность. Вопиющая безответственность Китая, который в начале пандемии всячески препятствовал передаче важнейшей информации, имела катастрофические последствия, а решение США в разгар пандемии выйти из Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) продемонстрировало крайнюю степень пренебрежения интересами остального мира.

Мелочные полумеры (например, решение «большой двадцатки» приостановить в 2020 году погашение долгов 77 странами, чтобы потом получить эти деньги с процентами) создавали угрозу того, что структурное неравенство и экономические проблемы приобретут в восстановительном периоде хронический характер, а это, в свою очередь, может иметь тяжёлые последствия для экономических и социальных прав миллионов людей.

После многих лет управленческих провалов в 2020 году мы наблюдали лишь новые доказательства того, что наши глобальные политические институты не годятся для тех глобальных целей, которым они призваны служить.

После многих лет управленческих провалов в 2020 году мы наблюдали лишь новые доказательства того, что наши глобальные политические институты не годятся для тех глобальных целей, которым они призваны служить

Пандемия жёстко высветила неспособность мира эффективно сотрудничать на условиях равноправия, когда происходит маловероятное глобальное событие, влекущее за собой огромные последствия. Поэтому, вглядываясь в будущее, трудно избавиться от чувства нависшей угрозы, когда мы задумываемся о кризисе ещё большего масштаба, о кризисе, от которого нет вакцины, а именно о климатическом кризисе.

В 2020 году миллионы людей страдали от катастрофических последствий экстремальных климатических явлений. Стихийные бедствия, усугубившиеся на фоне глобального потепления и нестабильности климата, больно ударили по правам миллионов людей на жизнь, питание, здоровье, жилище, воду, санитарные услуги. В частности, мы наблюдали затяжную засуху в странах Африки к югу от Сахары и в Индии, опустошительные тропические штормы в Юго-Восточной Азии, Карибском бассейне, на юге Африки и в Тихом океане, катастрофические пожары в Калифорнии и Австралии. И какова же реакция? Обязательство развитых стран выделить в рамках Парижского соглашения до 2020 года не менее 100 миллиардов долларов США развивающимся странам на финансирование деятельности по борьбе с изменением климата попросту не выполнено. Примечательно, что государства не приняли на себя и обязательств, которые позволили бы достичь цели на 2030 год наполовину сократить мировые выбросы парниковых газов. Вместе с тем, чтобы предотвратить повышение мировой температуры более чем на 1,5°C по сравнению с доиндустриальным уровнем, которое приведёт к необратимым последствиям, требуется резкая перемена курса.

366 дней 2020 года мы наблюдали за культивированием убийственного эгоизма, трусостью, посредственностью и токсичными провалами вследствие ксенофобии и расовой ненависти. 366 дней наглядно продемонстрировали, насколько неизменным и насколько современным оказалось жестокое наследие веков расизма, патриархата и неравенства. Однако те же 366 дней подарили нам множество изобильных источников вдохновения, из которых мы как человеческая общность можем черпать силы и устойчивость; они показали нам, что люди готовы отстаивать свои права и требовать справедливого и честного восстановления после пандемии.

Исключительное время требует исключительных ответов и исключительных лидерских качеств. Так что же нам нужно, чтобы создать мир, который был бы намного более устойчивым к грандиозным вызовам, ждущим нас впереди?

Фундамент устойчивого постпандемического глобального общества не сводится к одному лишь восстановлению. Потребуется также подотчётность, соблюдение прав человека и переосмысление и переформулирование наших отношений с окружающей средой и экономикой.

Фундамент устойчивого постпандемического глобального общества не сводится к одному лишь восстановлению. Потребуется также подотчётность, соблюдение прав человека и переосмысление и переформулирование наших отношений с окружающей средой и экономикой

Власти должны незамедлительно принять меры к ускорению производства вакцин и всеобщему обеспечению ими. Это самая базовая, даже элементарная проверка на способность мира к сотрудничеству: думать глобально, действовать локально, планировать на долгосрочную перспективу. Также требуется поддержать отказ от претензий по Соглашению Всемирной торговой организации по ТРИПС, что позволило бы нарастить производство медицинской продукции для борьбы с COVID-19 и заставило бы фармацевтические компании поделиться своими инновациями и технологиями на основе открытых, неисключительных лицензий и инициатив, таких как Пул доступных технологий для борьбы с COVID-19, созданный ВОЗ.

После того как будет сделан этот первый шаг, чтобы «восстановить лучше, чем было», потребуется не просто перезагрузка. Потребуется переформатирование, которое искоренит первопричины кризиса, обеспечив неделимую и всеобщую защиту и уважение прав.

Во-первых, нужно положить конец курсу на укрепление «безопасности», который проводят государства и который после терактов 11 сентября привёл к массовому подавлению гражданского общества, усугубившемуся за время пандемии. Этот курс создаёт иллюзию нормальности чрезвычайных полномочий исполнительной власти и правоохранителей, и сейчас есть угроза того, что он останется с нами навечно. Он должен быть демонтирован.

Нужно положить конец курсу на укрепление «безопасности», который проводят государства и который после терактов 11 сентября привёл к массовому подавлению гражданского общества, усугубившемуся за время пандемии

Во-вторых, справедливое и устойчивое восстановление требует переформатирования режимов налогообложения в мире. Надлежащее налогообложение необходимо для мобилизации ресурсов, которые нужны для осуществления экономических и социальных прав, включая наши права за здоровье, образование и социальную защиту. Здесь важную роль будет играть честное и согласующееся с ценностями прав человека налогообложение транснациональных доходов, а также скоординированные усилия, направленные на пресечение уклонения от уплаты налогов и агрессивного снижения налоговых обязательств. Государства должны обложить новым налогом на ископаемые виды топлива компоненты доходов энергетических компаний (и их выплат акционерам), которые поступают от деятельности, связанной с ископаемым топливом. Это подтолкнёт акционеров и компании к переходу на возобновляемую энергетику без перекладывания основного бремени на потребителей.

В постпандемическом обществе нет места близорукому принятию решений. Пока в мировой экономике доминируют малорегулируемые, спекулятивные и сверхстяжательские инвестиции в углеродоёмкие активы, климатический кризис продолжит усугубляться, неся с собой многочисленные нарушения и быстро приближая нас к неотвратимой точке разрыва, которая поставит под угрозу само существование человечества.

В-третьих, мы должны осознать, что концепция национального суверенитета государств, которые действуют сами по себе и в своих интересах, не больше приспособлена для этих глобальных вызовов, чем ручной тормоз велосипеда для остановки пассажирского самолёта.

Мы должны осознать, что концепция национального суверенитета государств, которые действуют сами по себе и в своих интересах, не больше приспособлена для этих глобальных вызовов, чем ручной тормоз велосипеда для остановки пассажирского самолёта

Предварительным условием для активного восстановления является реформирование глобальной системы управления и перепрофилирование глобальных институтов с целью укрепления и обеспечение соблюдения прав человека. Мы не можем принять выборочный подход некоторых государств, которые снимают симпатичные им вишенки с торта глобального управления и выкидывают «неудобные» ингредиенты вроде прав человека, подотчётности и прозрачности.

Для адекватного глобального управления требуется глобальный пересмотр того, как на практике реализуются международные нормы и стандарты в области прав человека в целях предотвращения геноцида и преступлений против человечности; злоупотреблений властью и коррупции; безжалостной цензуры и подавления инакомыслия; дискриминации, насилия и пыток со стороны тех, кто по долгу службы обязан нас защищать.

Чтобы отыскать путь к устойчивому восстановлению, нам необходимы инновации, креативность и изобретательность, которые невозможны без уважения, отстаивания и защиты наших свобод, а не их ограничения. Глобальное управление не справится со своими глобальными задачами до тех пор, пока всё его функционирование не будет пронизано системным взаимодействием с глобальным гражданским обществом, признанием его ценности и уважением к нему. Мы должны добиваться этого. Мы должны требовать этого. Мы должны объединяться для этого. И как гражданское общество, мы, в свою очередь, должны быть готовы достойно сыграть свою роль.

Рискуя судьбами последующих поколений, мы игнорируем уроки, которые вновь преподал нам 2020 год: взаимозависимость человечества; универсальность того, что «нам, народам», требуется от власти во время кризиса; а также неотделимость нашего будущего от будущего, которое мы создаём для своей планеты. Другими словами, год преподнёс нам урок прав человека.

Остаётся вопрос: найдём ли мы в себе смелость, чтобы осознать, что должно быть сделано, и мужество, чтобы осуществить это в нужном масштабе и темпе?

Аньес Калламар

Генеральный секретарь
Amnesty International