CARL DE SOUZA/AFP via Getty Images

Годовой доклад 2020/21. Обзор ситуации в Северной и Южной Америках

Северная и Южная Америки вступили в 2020 год как регион с самым высоким уровнем неравенства, а пандемия новой коронавирусной инфекции (COVID-19) лишь усугубила его. Среди наиболее пострадавших были представители маргинализованных общин, и к концу года уровни бедности взлетели. Антикризисные меры, принимавшиеся властями, имели далеко идущие последствия для прав человека, оказывая разрушительное влияние на жизнь огромного количества людей.

Ограничения, введённые для борьбы с COVID-19, больно ударили по обширному сектору теневой экономики региона, и государственные меры часто нарушали социальные, экономические и культурные права тех, кто был наименее защищён. Противоречивая медицинская информация, непрозрачность и недостаточные меры защиты маргинализованных общин наложились на существовавшее ранее неравенство и малую доступность в сфере медицинского обслуживания, что имело разрушительные последствия. В регионе, где живёт всего 13% населения планеты, зарегистрировано 49% всех случаев смерти от COVID-19 в мире. Отсутствие СИЗ вкупе с неудовлетворительными и небезопасными условиями труда привели к чудовищным жертвам среди работников здравоохранения, которых зачастую заставляли молчать о происходящем и в случае неподчинения наказывали.

По всему региону из-за карантинов, вызванных пандемией COVID-19, участилось насилие в отношении женщин, в том числе домашнее насилие и убийства. Практически повсеместно меры по защите женщин и девочек были недостаточными. В одних странах программы поддержки были урезаны, в других — представители властей сами совершали насилие. В нескольких государствах власти не относили услуги в области сексуального и репродуктивного здоровья к категории жизненно необходимых во время пандемии.

Не менее чем в десятке стран власти вели наступление на свободу выражения мнений. Полиция и военные пресекали или неправомерно ограничивали реализацию прав на свободу объединений и мирных собраний, причём незаконное применение силы было зафиксировано более чем в десятке стран. По-прежнему серьёзную озабоченность внушали проблемы безнаказанности и недоступности правосудия.

Произвольные аресты были обыденным явлением и зачастую имели отношение к ограничениям, введённым из-за COVID-19. В некоторых странах людей принудительно отправляли на карантин в государственные центры, которые не отвечали санитарным стандартам и не имели условий для поддержания физической дистанции. Примерно в трети стран региона тюремное население не могло пользоваться своим правом на здоровье.

Власти некоторых государств помещали беженцев, просителей убежища и мигрантов под стражу в таких условиях, где они могли легко заразиться COVID-19. Из ряда стран людей высылали без надлежащего рассмотрения их ходатайств о предоставлении убежища.

Беспрецедентное Региональное соглашение о доступе к информации, участии общественности и правосудии по вопросам окружающей среды в Латинской Америке и Карибском бассейне (Соглашение Эскасу), наконец, вступило в силу после его ратификации Мексикой в ноябре. Тем не менее права коренных народов оставались под угрозой, и Северная и Южная Америки были по-прежнему одним из самых опасных в мире регионов для правозащитников, особенно для тех из них, кто занимается земельными, территориальными и экологическими вопросами.

Экономические, социальные и культурные права

В октябре Экономическая комиссия ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна опубликовала прогноз, что экономики региона ждёт падение на 9,1%, а 37,3% населения будут жить в бедности к концу года, и это худшие значения с 2006 года.

В некоторых случаях лишения были особенно велики. Так, к июню 40,9% населения Аргентины жили в бедности. В июле 96% домохозяйств Венесуэлы жили в бедности, вызванной низким уровнем доходов, причём 79% — в крайней бедности и не могли позволить себе даже основные продукты.

Власти многих стран не смягчили социально-экономические последствия пандемии COVID-19 для наиболее уязвимых групп населения. Так, в Бразилии финансовая помощь малообеспеченным людям была недостаточной, а федеральная программа поддержки была плохо организована. В Гватемале жилые районы и общины остались без доступа к воде, и люди не могли надлежащим образом поддерживать гигиену во время пандемии.

Некоторые государственные меры вылились в дискриминацию, которая привела к нарушению социальных, экономических и культурных прав. Так, колумбийские власти усилили меры по принудительному уничтожению производства коки, несмотря на то, какое влияние это оказывало на общины крестьян-кампесино, для которых кока — основной источник средств к существованию. Власти Венесуэлы откладывали предоставление Всемирной продовольственной программе полного доступа в страну, а национальные системы распределения продовольствия в своей работе руководствовались политически дискриминационными критериями. Власти Мексики и Эквадора на пике пандемии урезали бюджеты, не обеспечив достаточной защиты базовых социально-экономических потребностей обездоленных людей и групп. Власти государств должны гарантировать возможность пользоваться экономическими, социальными и культурными правами без дискриминации. Необходимо, чтобы планы экономического восстановления включили в себя все необходимые меры, призванные ликвидировать диспропорциональные последствия пандемии и кризиса для определённых людей, исторически обездоленных в силу своего этнического, расового, гендерного, правового и социально-экономического статуса. Прежде чем вводить меры бюджетной экономии, государства должны тщательно изучить все остальные варианты и провести оценку воздействия на права человека, а также приоритизировать наиболее обездоленных людей при распределении ресурсов.

Право на здоровье

Пандемия оказала опустошительное воздействие во многих странах с ограниченностью или неравенством доступа к медицине. В течение года в Северной и Южной Америках от COVID-19 умерли более 750 тысяч человек. По показателю количества зарегистрированных смертей от COVID-19 на миллион населения лидировали Аргентина, Бразилия, Мексика, Перу, США и Чили.

Правительства многих государств ориентировались в своих противоэпидемических мерах на руководящие указания Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Однако власти Бразилии, Венесуэлы, Никарагуа и США часто выдавали спутанные рекомендации, не предпринимали шагов для защиты наиболее уязвимых групп и демонстрировали непрозрачность.

В Бразилии рекомендации федеральных властей и властей штатов часто противоречили друг другу, а меры, принятые для смягчения последствий COVID-19 среди коренных народов, были неэффективны. Организация коренных народов Бразилии сообщала, что от пандемии пострадали 158 коренных народов, и по состоянию на 8 октября среди них было зафиксировано более 840 смертей.

Власти Никарагуа поощряли массовые собрания без соблюдения физической дистанции, а официальная информация о мерах борьбы с COVID-19 не отличалась прозрачностью.

В США несостоятельные и рассогласованные меры, принятые государством в ответ на пандемию, несоразмерно и дискриминирующим образом сказались на многих людях из-за их расовой принадлежности, социально-экономического положения и прочих характеристик. Кроме того, США инициировали свой выход из ВОЗ.

В Венесуэле власти скрывали информацию о тестировании, количестве заражённых и смертях из-за COVID-19. Поступала также информация о том, что беременным женщинам с подозрением на COVID-19 отказывали в надлежащем предоставлении услуг в государственных медицинских учреждениях.

Медсестра Йени Сандовал с пациентом. Тарзана, Калифорния, США, 3 января 2021 г. Фото: APU GOMES/AFP via Getty Images

Работники здравоохранения

Пандемия нанесла сокрушительный удар по работникам здравоохранения в регионе: от COVID-19 скончались как минимум 3000 человек. Панамериканская организация здравоохранения 2 сентября сообщила, что в Северной и Южной Америках COVID- 19 заразились около 570 тысяч работников здравоохранения, и это «самый высокий показатель заразившихся работников здравоохранения в мире».

Практически во всех странах медицинские специалисты жаловались на неспособность государства обеспечить их СИЗ в достаточном количестве и создать безопасные условия труда и винили сложившуюся ситуацию в высоком уровне смертности и заболеваемости. Президент Эль-Сальвадора наложил вето на указ № 620 о гарантиях медицинского страхования и биологической безопасности оборудования для медицинских работников; Конституционная палата впоследствии признала этот указ соответствующим конституции. Бразильская ассоциация коллективного здравоохранения и Бразильское общество семейной и общинной медицины критиковали отсутствие социальной защиты для родственников работников здравоохранения и ненадёжные трудовые договоры. Трудовые договоры работников здравоохранения в Мексике были некорректно составлены, и у них не было ни оплачиваемых больничных, ни социального пакета.

Если работники здравоохранения рассказывали о ненадлежащем оказании медицинской помощи и неудовлетворительных условиях работы, их наказывали. В нескольких больницах Гондураса от работников здравоохранения потребовали подписать соглашения о конфиденциальности, запрещающие им публично поднимать тревожащие их вопросы. В Никарагуа был уволен как минимум 31 медицинский работник за то, что они высказывали обеспокоенность по поводу своих условий труда, нехватки СИЗ и государственных мер борьбы с пандемией. Работники здравоохранения Венесуэлы, которые выступили с публичной критикой по поводу государственных мер борьбы с пандемией, были ненадолго задержаны, а потом столкнулись с определенными ограничениями.

Условия содержания под стражей

Многие пенитенциарные учреждения региона, в том числе в Бразилии, Никарагуа, Парагвае, США, Тринидаде и Тобаго, Чили и Эль-Сальвадоре, отличались неудовлетворительными санитарными условиями и переполненностью. Из-за недостаточности принятых государством мер право узников на здоровье не соблюдалось, и возрастали их риски заразиться COVID-19 и умереть.

В Уругвае, где удельная численность заключённых одна из самых высоких в регионе, тысячи заключённых и арестованных до суда содержались в переполненных камерах, в антисанитарных условиях.

По данным Национального совета юстиции Бразилии, по состоянию на октябрь было зафиксировано более 39 тысяч случаев заражения и 199 смертей от COVID-19 в пенитенциарных учреждениях страны.

С марта по май в регионе произошло около 90 тюремных бунтов из-за небезопасных условий содержания и растущих опасений по поводу COVID-19. Самые худшие из этих инцидентов унесли жизни в общей сложности 73 человек: 50 в тюрьме «Лос-Льянос» в Венесуэле и 23 в тюрьме «Модело» в колумбийской Боготе.

Власти государств обязаны гарантировать соблюдение права на здоровье тем, кто находится под стражей или отбывает наказание. Это значит, что им должна быть доступна такая же профилактика, товары и услуги, как и остальным жителям страны.  Вакцинирование от COVID-19, лечение и тестирование должны быть доступны, инклюзивны и предоставляться без дискриминации. Государства должны учитывать факторы, повышающие риск отдельного человека или сообщества заразиться COVID-19, и уделять внимание маргинализованным группам и людям, которые могут подвергаться пересекающейся дискриминации.

Свобода выражения мнений

Право на свободу выражения мнений находилось под угрозой в Боливии, Бразилии, Венесуэле, на Кубе, в Мексике и Уругвае; порой причиной тому служили ограничения, введённые из-за COVID-19.

В Мексике в течение года были убиты по меньшей мере 19 журналистов. В своём письме 650 журналистов и представителей интеллигенции обвинили президента в действиях, которые препятствуют реализации права на свободу выражения мнений. Кроме того, появилась информация, что государственное информационное агентство участвовало в клеветнической кампании в соцсетях, которая была развязана против нескольких журналистов и предположительно велась на государственные деньги.

В Бразилии с января 2019 года по сентябрь 2020 года представители федеральных властей сделали 449 агрессивных выпадов в адрес журналистов и их деятельности. В Венесуэле организации гражданского общества сообщали, что с января по апрель 2020 года журналисты и другие работники медиа более 400 раз столкнулись с актами агрессии, включая запугивание, произвольные задержании и физические нападения. Работники здравоохранения и журналисты, рассказывавшие о пандемии, тоже подвергались притеснениям, получали угрозы и привлекались к ответственности по делам о разжигании ненависти.

С марта по июль никарагуанский Центр мониторинга посягательств на независимую прессу сообщил о 351 случае агрессии, включая несправедливые судебные преследования, произвольные задержания и притеснения работников медиа и их родственников.

Власти государств должны признать ту важную роль, которую журналисты играют в обществе, и принять все меры к тому, чтобы они могли выполнять свою работу без притеснений и насилия.

Протесты с требованием выделения государственной помощи пострадавшим от пандемии в трущобах Параисополиса, Сан-Паулу, Бразилия, 18 мая 2020 г. Фото: MIGUEL SCHINCARIOL/AFP via Getty Images

Применение чрезмерной силы

Более чем в десятке стран региона отмечалось применение чрезмерной силы сотрудниками правоохранительных органов и военными. От этого чаще других страдали представители маргинализованных сообществ. Часто чрезмерная сила использовалась для воспрепятствования реализации права на свободу мирных собраний.

В Бразилии в течение первого полугодия от рук полицейских погиб как минимум 3181 человек, что на 7,1% больше по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. По данным Бразильского форума общественной безопасности, 79,1% людей, убитых полицией, были чернокожими.

В Венесуэле повсеместно полиция, военные и вооружённые группировки незаконно применяли силу против демонстрантов. УВКПЧ сообщало, что в стране в ходе силовых операций с 1 января по 31 мая было убито как минимум 1324 человека.

В США в течение 2020 года не менее 1000 человек были убиты полицейскими с использованием огнестрельного оружия. Только с 26 мая по 5 июня в 40 штатах и городе Вашингтоне (округ Колумбия) было задокументировано 125 разных случаев неправомерного применения силы полицией в отношении людей, протестовавших против незаконных убийств чернокожих людей.

В других странах также имели место примеры чрезмерного или ненужного применения силы при обеспечении соблюдения карантинных мер. В Аргентине полицейские нападали на представителей коренных общин во время операций, связанных с предполагаемыми нарушениями ограничений, которые были введены из-за COVID-19. В Мексике полицейские избили до смерти 30-летнего каменщика, которого задержали в штате Халиско предположительно за то, что на нём не было маски. В Чили государство подало более 1000 исков к мирным демонстрантам по закону «О государственной безопасности», который противоречит нормам международного права в области прав человека и способствует политически мотивированным судебным преследованиям.

Власти всех государств должны прилагать максимум усилий к тому, чтобы их протоколы и практики соответствовали международным стандартам, включая Основные принципы ООН применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка.

Произвольное содержание под стражей

О случаях произвольного содержания людей под стражей сообщалось из Венесуэлы, Гватемалы, Доминиканской Республики, Мексики, Никарагуа, а также с военно-морской базы США в заливе Гуантанамо на Кубе. В некоторых странах произвольные задержания были связаны с мерами, принятыми для борьбы с распространением COVID-19.

Венесуэльская правозащитная организация «Форум по уголовно-правовым вопросам» сообщала, что после введения режима чрезвычайного положения в марте из-за пандемии COVID-19 участились произвольные, политически мотивированные задержания. В октябре организация зафиксировала 413 произвольных задержаний. Начиная как минимум с апреля, возвращавшихся в страну венесуэльцев помещали в государственные центры на обязательный карантин. Через такие «пункты комплексного оказания социальных услуг» к августу, по официальным данным, прошло 90 тысяч человек.

В Мексике во время июньских протестов в городе Гвадалахара полицейские произвольно задержали по меньшей мере 27 человек. Демонстрантов похитили, затолкав в автомобили без опознавательных знаков, и на протяжении нескольких часов их местонахождение оставалось неизвестным.

В Доминиканской Республике с 20 марта по 30 июня полиция осуществила примерно 85 тысяч задержаний за предполагаемое несоблюдение вечернего комендантского часа, введённого из-за пандемии. Среди задержанных были люди, которые шли купить продовольствие или другие товары первой необходимости. В Гватемале после введения в марте обязательного комендантского часа было задержано более 40 тысяч человек, включая людей, занятых в теневой экономике.

В ряде стран власти поместили десятки тысяч людей на карантин в специальные государственные центры. Зачастую там не было минимальных санитарных условий и возможности поддерживать физическую дистанцию, чтобы защитить людей от заражения COVID-19. В Эль-Сальвадоре более 2000 человек были помещены в такие центры за предполагаемые нарушения обязательного карантина, введённого в марте, и некоторые из них провели там до 40 дней. По состоянию на конец июня в Парагвае в обязательном карантине находилось около 8000 человек — преимущественно парагвайцы, вернувшиеся из соседней Бразилии.

Власти стран региона не должны под предлогом пандемии прибегать к чрезмерной силе и произвольным задержаниям. Репрессии — это не защита.

Правозащитница Шакелия Джексон, сестра Накия Джексона, убитого полицией в Кингстоне, Ямайка, 20 января 2014 г. Фото: Amnesty International

Безнаказанность и доступ к правосудию

Вызывало серьёзную озабоченность то, что в ряде стран, в частности в Боливии, Бразилии, Венесуэле, Гватемале, Чили, Эль-Сальвадоре, нарушения прав человека и преступления в рамках международного права оставались безнаказанными, а также то, что никто не понёс наказание за нарушения, которые были допущены при реализации программ тайных задержаний, осуществлявшихся в прошлом Соединёнными Штатами Америки.

Виновники нарушений прав человека, которые были совершены  в Боливии во время послевыборного кризиса, начавшегося в октябре 2019 года, так и не были привлечены к суду. Национальная полиция и вооружённые силы применяли чрезмерную силу для подавления демонстраций, в результате чего были убиты как минимум 35 человек и пострадали ещё 833. Международная группа независимых экспертов по расследованию этих событий, анонсированная временным правительством в январе, была окончательно сформирована в ноябре.

Чилийский Национальный институт по правам человека выражал озабоченность низкой скоростью, с которой проводились расследования нарушений прав человека, совершённых во время массовых протестов в октябре 2019 года: официальные обвинения были предъявлены некоторым полицейским почти год спустя после событий. Расследования административных дел и санкции, наложенные национальной полицией Чили, были неэффективны, и часто дела возбуждались за менее серьёзные правонарушения.

В сентябре независимая миссия ООН по установлению фактов о Венесуэле потребовала привлечь к уголовной ответственности подозреваемых в преступлениях против человечности. Миссия расследовала 53 внесудебных казни и 5094 убийства, осуществлённых сотрудниками силовых структур. Миссия пришла к выводу, что «эти преступления были скоординированы и совершены в соответствии с политикой государства, с ведома или при прямой поддержке командиров и высокопоставленных государственных должностных лиц».

Чтобы разорвать порочный круг нарушений, подстёгиваемых безнаказанностью, власти государств должны обеспечить возмещение вреда лицам, чьи права были нарушены, провести оперативные и беспристрастные расследования и привлечь виновников к уголовной ответственности на справедливом процессе.

Насилие над женщинами и девочками

По всему региону из-за карантинов, вызванных пандемией COVID-19, участилось насилие в отношении женщин, в том числе домашнее насилие, изнасилования, убийства и фемицид.

Ситуация в Мексике оказалась одной из худших: поступила информация о 3 752 случаях убийства женщин в 2020 году, 969 из которых расследовались как фемицид. Ожидалось, что количество известных случаев насилия над женщинами в стране за год превысит значение 2019 года, когда было зафиксировано 197 693 таких случая.

В Бразилии за первое полугодие поступили сообщения о почти 120 тысячах случаев физического домашнего насилия. С марта по май количество фемицидов выросло в 14 из 26 штатов, и в некоторых из них рост составил от 100% до 400%.

В Колумбии, по данным НКО «No es Hora de Callar» («Не время заткнуться»), за первое полугодие 2020 года поступила информация о 99 фемицидах, включая случаи, когда женщин пронзали острыми предметами, поджигали, подвергали сексуальному насилию, пытали и расчленяли.

В Аргентине количество звонков на горячие линии по вопросам насилия над женщинами выросло более чем на 18%, по сравнению с 2019 годом; по данным мониторинговых организаций гражданского общества, в стране произошло не менее 298 случаев фемицида.

Руководство некоторых стран не считало проблему насилия над женщинами серьёзной и урезало программы поддержки. В ряде стран представители государства сами совершали насилие. Например, в Доминиканской Республике, где уровень гендерно обусловленных убийств женщин один из самых высоких в мире, власти так и не ввели национальный протокол для расследования пыток — и это на фоне неопровержимых доказательств того, что полицейские постоянно насилуют, избивают, унижают секс-работниц, совершая действия, которые могут квалифицироваться как пытки и другие виды жестокого обращения.

По всему региону меры, принимавшиеся для защиты женщин и девочек, были недостаточными, а случаи насилия над женщинами не расследовались тщательно. Например, в своем ответе на рекомендации Комитета ООН против пыток канадское правительство не выразило готовности восстановить справедливость в отношении представительниц коренных народов, которые пережили принудительную и недобровольную стерилизацию.

В США, где оружейные магазины были отнесены на время пандемии к жизненно важным предприятиям, экспоненциальный рост продаж огнестрельного оружия вылился в повышение угрозы насилия с применением оружия в отношении женщин и детей из-за находившегося в свободном доступе оружия в домах, где люди были вынуждены сидеть на карантине вместе со своими абьюзерами.

Пандемия COVID-19 высветила и обострила глобальный кризис в области насилия над женщинами и девочками. В государственных планах восстановления после пандемии мнение женщин и девочек должно занимать центральное место, а искоренение гендерно обусловленного насилия и устранение его первопричин должно стать приоритетом.

Сторонницы легализации абортов ожидают решения Сената Аргентины по вопросу о легализации искусственного прерывания беременности. Буэнос-Айрес, Аргентина, 30 декабря 2020 г. Фото: EMILIANO LASALVIA/AFP via Getty Images

Сексуальные и репродуктивные права и здоровье

Во многих странах, включая Аргентину, Венесуэлу, Парагвай, Перу, Уругвай и Чили, власти не расценивали услуги в области сексуального и репродуктивного здоровья как жизненно необходимые во время пандемии. Это стало косвенным следствием перегруженности систем здравоохранения, прекращения оказания медицинской помощи и перенаправления ресурсов на борьбу с пандемией.

К августу Министерство здравоохранения Парагвая зарегистрировало 339 случаев рождения детей у девочек в возрасте 10–14 лет и 9382 — у подростков 15–19 лет. В июне управление омбудсмена Перу обратило внимание на случаи, когда во время пандемии девочкам и женщинам перестали выдавать наборы первой помощи для жертв сексуального насилия.

В декабре Конгресс Аргентины принял закон о легализации абортов.

Несмотря на некоторые признаки прогресса, аборты оставались уголовным преступлением в большинстве стран региона, что представляло собой серьёзное препятствие для реализации права на здоровье. Полный запрет на аборты действовал на Гаити, в Гондурасе, Доминиканской Республике, Никарагуа, Эль-Сальвадоре и на Ямайке; ещё в ряде стран, в частности в Бразилии, Гватемале и Парагвае, они разрешены только тогда, когда речь идёт о спасении жизни женщины. В Эль-Сальвадоре 18 женщин оставались за решёткой по обвинениям, связанным с неотложными гинекологическими вмешательствами.

Власти государств должны обеспечить реализацию сексуальных и репродуктивных прав, включая проведение абортов, и отменить законы об уголовной ответственности за эту процедуру.

Права лесбиянок, геев, бисексуальных и трансгендерных людей и интерсексов (ЛГБТИ)

В ряде стран региона, включая Гондурас, Колумбию, Парагвай, Пуэрто-Рико и США, ЛГБТИ подвергались насилию и становились жертвами убийств. На континенте было убито не менее 287 трансгендерных людей и людей с разнообразной гендерной самоидентификацией. Лидером по абсолютному количеству смертей в стране оказалась Бразилия.

Пандемия COVID-19 также сказалась на ЛГБТИ. Поскольку системы здравоохранения занимались преимущественно пандемией, ЛГБТИ стало сложнее получать другие важнейшие услуги, например психологическое консультирование или консультации сексолога. Во многих странах временно прекратилось тестирование на ВИЧ.

Несмотря на несколько позитивных судебных решений, вынесенных в Боливии и Чили, во многих государствах однополые партнёрства и браки не признавались.

Власти государств должны обеспечивать механизмы защиты ЛГБТИ от всех форм насилия и дискриминации и учитывать их специфические потребности в комплексах мер, направленных на смягчение социально-экономических последствий пандемии.

Протесты в связи с убийством чернокожего Жуау Альберту Сильвейры Фрейтаса в Порту Алегри, Бразилия, 23 ноября 2020 г. Фото: SILVIO AVILA/AFP via Getty Images

Права коренных народов

Пандемия COVID-19 очень сильно сказалась на коренных народах Северной и Южной Америки из-за малодоступности им чистой воды, медицинской помощи, социальной поддержки, а также антисанитарии и отсутствия приемлемых с точки зрения их культуры механизмов по защите их права на здоровье и источники дохода. Особенно остро эта проблема стояла в Аргентине, Боливии, Венесуэле, Колумбии, Парагвае, Перу, Чили и Эквадоре.

Во многих странах власти не заручались свободным, предварительным и осознанным согласием коренных народов, прежде чем санкционировать затрагивающие их интересы крупные добывающие, сельскохозяйственные и инфраструктурные проекты. Так, в Аргентине внушала тревогу перспектива добычи лития на землях коренных народов без их согласия. В ряде государств добывающая промышленность во время пандемии была объявлена жизненно важной отраслью, что создало угрозу заражения коренных народов.

В Бразилии сохранялась угроза правам коренных народов и прочих традиционных общин из-за незаконной добычи полезных ископаемых, лесных пожаров и захвата земель для незаконного выпаса скота и ведения других видов агробизнеса. По данным Национального института космических исследований, с августа 2019 года по июль 2020 года сведение лесов в Бразилии ускорилось на 9,5%, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.

В Канаде наблюдался некоторый прогресс с признанием земельных прав коренных народов. Тем не менее Федеральный апелляционный суд Канады отклонил иск объединений коренных народов, в котором они пытались опротестовать строительство нефтепровода компании «Trans Mountain».

Государственные власти должны гарантировать право коренных народов на свободное, предварительное и осознанное согласие при реализации всех проектов, которые существенно затрагивают их права.

Права беженцев, просителей убежища и мигрантов

Десятки тысяч людей (в основном из Венесуэлы, Гондураса, с Кубы и из Эль-Сальвадора) продолжали бежать от насилия, нищеты и неравенства.

В порядке усиления пограничного контроля из-за COVID-19 власти ряда государств, включая Канаду, Перу и США, запретили въезд беженцам, просителям убежища и мигрантам. Многие страны, например Гватемала, Колумбия, Мексика, США, Тринидад и Тобаго, принудительно высылали людей без надлежащего рассмотрения их ходатайств о присвоении статуса беженца или о предоставлении убежища.

Власти США прекратили рассмотрение всех дел просителей убежища на границе США с Мексикой и с марта по сентябрь незаконно задержали и выслали почти 330 тысяч мигрантов и просителей убежища, включая примерно 13 тысяч детей без сопровождения взрослых. В Мексике власти применяли чрезмерную силу к мигрантам, беженцам, просителям убежища и произвольно задерживали их, а негосударственные субъекты их похищали, избивали и убивали. Власти Мексики задержали в общей сложности 87 260 мигрантов, включая более 11 тысяч детей, и депортировали 53 891 человека.

Беженцы, просители убежища и мигранты, помещённые в центры содержания мигрантов на территории Мексики, США и Тринидада и Тобаго, могли легко заразиться COVID-19 из-за антисанитарии и невозможности поддерживать физическую дистанцию. Например, несмотря на серьёзную вспышку заболеваемости COVID-19 в гражданских центрах содержания мигрантов, иммиграционная и таможенная полиция США отказалась освобождать находившихся там задержанных, более 8000 из которых итоге заболели коронавирусом под стражей.

Власти государств должны отпустить на свободу всех тех, кто находится под стражей исключительно из-за применения к ним мер иммиграционного контроля, и обеспечить защиту беженцам и просителям убежища в соответствии с нормами международного права.

Правозащитники

Северная и Южная Америки оставались одним из самых опасных в мире регионов для защиты прав человека.

Правозащитников убивали в Бразилии, Венесуэле, Колумбии, Мексике и Перу. В своём докладе 2020 года неправительственная организация «Global Witness» назвала Колумбию самой смертельно опасной страной для тех, кто работает в сфере защиты экологических прав и прав человека. К августу УВКПЧ задокументировало там 97 убийств правозащитников и подтвердило 45 умышленных убийств.

В Боливии, Бразилии, Венесуэле, Гватемале, Гондурасе, Колумбии, на Кубе, в Мексике, Никарагуа, Перу, США, Эквадоре, Эль-Сальвадоре правозащитники и журналисты также подвергались нападениям, запугиванию, судебным преследованиям, произвольным задержаниям и незаконной слежке.

В Венесуэле, по данным Центра правозащитников и правосудия, по состоянию на июнь произошло более 100 случаев агрессивного преследования правозащитниц, включая возбуждение против них уголовных дел, притеснения, цифровые атаки и произвольные задержания.

Власти должны создавать безопасную среду для правозащитников. Они обязаны делать всё от них зависящее, чтобы меры защиты носили комплексный характер и включали в себя аспекты индивидуальной и коллективной защиты, учитывали пересекающийся характер нарушений и особые потребности женщин-правозащитниц.

Пожары в джунглях Амазонки. Фото: AFP via Getty Images

Климатический кризис

Целый ряд климатических явлений мешал реализации прав человека в Северной и Южной Америках. В течение ноября на Центральную Америку обрушилась беспрецедентная череда ураганов, от которых пострадали не менее 2,5 миллионов человек. Аргентину, западные приграничные районы Бразилии и Парагвай поразила сильная засуха, приведшая к огромным потерям в сельском хозяйстве. В США наблюдались сильнейшие за всю историю лесные пожары, возникшие в результате обширной засухи и экстремальной жары.

И несмотря на это, мало что делалось для противодействия изменениям климата. Чили стала первой страной региона — и одной из первых в мире, — которая заявила цели по сокращению выбросов до 2030 года, однако большинство крупных производителей выбросов не последовали её примеру. В Канаде был внесён законопроект о достижении углеродной нейтральности к 2050 году, однако неправительственные организации отмечали, что в нём никак не оговаривается готовность сделать всё возможное для достижения нулевых углеродных выбросов до этой даты.

Аргентина представила улучшенные, однако недостаточные цели по снижению выбросов до 2030 года, а в начале 2020 года власти попытались внести поправки в закон «О защите естественных лесов», что могло стать шагом назад. Бразилия значительно сократила свои перспективные цели и международные обязательства прекратить незаконное сведение лесов и заняться их восстановлением.

Важный символ прогресса, Соглашение Эскасу, наконец, вступило в силу. Однако ряд государств, включая Боливию, Гватемалу, Гондурас, Никарагуа, Парагвай, Эквадор, Эль-Сальвадор, так и не приняли политики и протоколы для защиты правозащитников-экоактивистов.

Власти стран должны срочно сформулировать и реализовать цели и стратегии, направленные на снижение выбросов и защиту прав человека от климатического кризиса, а также обеспечить справедливость и соблюдение прав человека при переходе к безуглеродной экономике и устойчивому обществу. Они также должны ратифицировать Соглашение Эскасу и приступить к его реализации.