Убийство Самюэля Пати Amnesty International. Kiran Ridley/Getty Images

Франция: Контр-террористические меры в ответ на убийство Самюэля Пати могут нарушать права человека

Шестнадцатого октября в городе Конфлан-Сент-Онорин недалеко от Парижа был убит 47-летний учитель Самюэль Пати. Восемнадцатилетний юноша, находящийся во Франции в статусе беженца, обезглавил учителя за то, что он, как утверждается, показывал своим ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда. Двадцать девятого октября трое человек были убиты в церкви в Ницце. Главный подозреваемый – 21-летний гражданин Туниса. Власти задержали ещё одного человека по подозрению в соучастии в этом преступлении.

Amnesty International самым решительным образом осуждает эти убийства. Все наши мысли сейчас с семьями погибших. Французские власти по закону обязаны незамедлительно провести тщательное, независимое, беспристрастное, прозрачное и эффективное расследование этих убийств. Все подозреваемые в причастности к этим преступлениям должны быть привлечены к ответственности и понести наказание по результатам справедливых судебных разбирательств.

К сожалению, после убийств министр внутренних дел Франции Жеральд Дарманен выступил с заявлениями, вызывающими обеспокоенность в отношении готовности властей соблюдать международные обязательства страны в области прав человека. На слушаниях в Национальном собрании 2 ноября министр представил дополнительную информацию о мерах правительства по борьбе с терроризмом. Amnesty International обеспокоена тем, что эти меры нарушают принципы недискриминации, невысылки, а также право на свободу объединений.

СВОБОДА ВЫРАЖЕНИЯ МНЕНИЙ

Свободное выражение мнений, которые могут вызывать беспокойство, оскорблять или шокировать, является краеугольным камнем права на свободу выражения мнений. Власти должны дать возможность каждому человеку выражать своё мнение. Это право включает возможность критиковать все религии. Любое подстрекательство к насилию в отношении лиц, критикующих религии, должно быть запрещено.

Право на свободу выражения мнений также защищает возможность критиковать способы изображения или представления религий таким образом, который может быть воспринят как стереотипный или оскорбительный. Свобода выражения мнений также подразумевает возможность несогласия с этим выбором, например, восприятие его как стереотипного или предвзятого.

Французские власти должны защищать право каждого человека на свободу вероисповедания или убеждений и на свободу выражения мнений. Эти права закреплены как в международных, так и в региональных договорах по правам человека. В соответствии с международным законодательством в области прав человека не допускается никаких ограничений права придерживаться (или не придерживаться) религиозных верований или иных убеждений, равно как и каких-либо мнений в целом. Тем не менее, право выражать какие-либо мнения (свобода выражения мнений) или исповедовать религию или убеждения по своему выбору может подлежать определённым ограничениям, однако лишь в тех случаях, когда такие ограничения очевидно необходимы и соразмерны достижению определённых законных целей, таких как охрана общественной безопасности, порядка, здоровья, равно как и основных прав и свобод других лиц. Европейский суд по правам человека постановил, что право на свободу выражения мнений «применимо не только к той информации или идеям, который воспринимаются благосклонно, представляются безобидными или воспринимаются безразлично, но и к таким, которые оскорбляют, шокируют, вызывают беспокойство государства или какой-либо общественной группы. Таковы требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых не может быть демократического общества».

Право на свободу выражения мнений требует, чтобы власти не только воздерживались от стереотипных  и дискриминационных высказываний, но и играли активную роль в борьбе со стереотипами и предвзятостью. Поддерживая право каждого человека критиковать религии, они также должны сейчас, после произошедших убийств, обеспечить, чтобы ни мусульмане, ни беженцы не становились объектами дискриминационных высказываний и насилия, и должны защищать право каждого человека исповедовать свою религию или убеждения, не опасаясь дискриминации и насилия. Однако несмотря на это обязательство, власти Франции за последние 20 лет приняли ряд законов и придерживаются практик, ограничивающих ношение религиозных и культурных символов или одежды, и дискриминирующих мусульман при осуществлении их прав на свободу вероисповедания или убеждений и на свободу выражения мнений.

ПРАВО НЕ ПОДВЕРГАТЬСЯ ДИСКРИМИНАЦИИ

Любые меры, которые французские власти могут принять в целях защиты национальной безопасности, должны быть не только необходимыми и соразмерными, но также должны соответствовать принципу недискриминации. Этот принцип требует, чтобы власти Франции воздерживались от принятия любых мер, которые могут прямо или косвенно дискриминировать любые группы, определяемые в соответствии с закреплёнными этим принципом признаками, такими как религия или убеждения, раса, этническая принадлежность, национальность или миграционный статус.

Власти Франции ни при каких обстоятельствах не должны принимать меры, направленные против мусульман и не отвечающие критериям доказательности в уголовно-правовых процедурах. Все уголовные преследования должны соответствовать международным стандартам в области прав человека. Amnesty International показала, что в прошлом французские власти использовали концепцию «радикализации» для оправдания чрезвычайных мер, которые вводились без веских оснований и дискриминационным образом. Административные меры, такие как пребывание по фиксированному месту жительства, используются во Франции в качестве промежуточных мер перед возбуждением уголовного преследования, в частности, по причине того, что правовые гарантии являются слабыми, а исполнительная власть пользуется высокой степенью свободы при принятии тех или иных решений. Подобная свобода действовать по своему усмотрению в сочетании со слабыми правовыми гарантиями создают условия для произвольных и дискриминационных действий в отношении мусульман. Специальный докладчик ООН по вопросам поощрения и защиты прав человека и основных свобод в условиях борьбы с терроризмом пришёл к выводу, что: «Арабские и/или мусульманские общины во Франции в первую очередь подвергались исключительным мерам во время чрезвычайного положения; эта ситуация продолжается и сейчас в соответствии c Законом об укреплении внутренней безопасности и борьбе с терроризмом (SILT), применяемым в сочетании с другими мерами по борьбе с терроризмом».

После убийства Самюэля Пати ряд политических лидеров выступили с дискриминационными заявлениями в отношении мусульман в национальных средствах массовой информации; эти заявления звучали на фоне общей атмосферы подозрительности и неприятия по отношению к мусульманам. Среди этих заявлений особую тревогу вызывает заявление министра внутренних дел, которое подводит под общий знаменатель существование особых халяльных прилавков в супермаркетах, «общинный сепаратизм» и терроризм. Все эти заявления накаляют и без того напряжённую атмосферу, особенно в преддверии предстоящих парламентских дебатов по поводу так называемого закона о «секуляризме и свободах», направленного против религиозного сепаратизма.

Официальные лица должны воздерживаться от любых стереотипных, стигматизирующих и дискриминационных комментариев в отношении мусульман и беженцев. Подобные заявления подпитывают существующую и постоянно усиливающуюся дискриминацию в отношении мусульман во Франции. Во время чрезвычайного положения 2015-2017 годов власти Франции предпринимали непропорционально жёсткие меры в отношении мусульман; эти меры осуществлялись без соблюдения надлежащих правовых процедур, что привело к долгосрочным последствиям для пострадавших лиц и членов их семей, в частности, к страху, стрессу и другим проблемам, связанным со здоровьем. Власти и политические лидеры не должны вновь воспроизводить имевшее место в прошлом дискриминационное отношение, которое способствует представлению всех мусульман как потенциальных подозреваемых.

Помимо этого, судебные органы должны гарантировать, что любое подстрекательство к совершению насильственных действий в отношении мусульман и мест отправления религиозных обрядов является запрещённым. Любые предполагаемые дискриминационные мотивы, связанные с преступлениями с применением насилия, должны быть расследованы. Государственное вмешательство должно включать меры по борьбе с дискриминацией, в частности, призывы со стороны политических лидеров к осуждению дискриминации, а также расширение образовательной политики, как это предложено в Рабатском плане по запрету пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию.

НЕВЫСЫЛКА

Восемнадцатого октября в средствах массовой информации появилось сообщение о том, что министр внутренних дел Жеральд Дарманен намерен добиваться ужесточения французских законов и практики предоставления убежища, чтобы избежать «почти автоматического предоставления статуса беженца гражданам определённых стран». Он также заявил о запланированной высылке 231 иностранца, которых подозревают в «радикализации». Это заявление прозвучало после обнародования информации о том, что подозреваемый в убийстве по делу Самюэля Пати имеет статус беженца во Франции. Второго ноября министр пояснил, что 16 иностранных граждан, подозреваемых в «радикализации», были высланы в предыдущем месяце, и что в ближайшие месяцы будут высланы ещё многие другие.

Международное право и стандарты в области прав человека устанавливают абсолютный запрет на пытки и другие виды жестокого обращения, который включает в себя запрет отправлять кого-либо в такое место, где человек может подвергнуться подобному злоупотреблению, независимо от предполагаемого нарушения (принцип невысылки, non-refoulement). Принцип невысылки применяется ко всем, включая лиц, лишённых предоставляемой статусом беженца защиты, а также включая лиц, совершивших какое-либо преступление. Европейский суд по правам человека со всей определённостью постановил, что практика установления баланса между угрозой причинения вреда человеку в случае его высылки из страны и той угрозой, которую этот человек создаёт для общества в случае, если его не подвергают высылке, – подобная практика является неправильной.

Согласно французскому законодательству, иностранные граждане, представляющие серьёзную угрозу общественному порядку или национальной безопасности, могут быть подвергнуты высылке; единственное исключение делается для несовершеннолетних. В случае крайней необходимости высылка может быть произведена безотлагательно без соблюдения каких-либо процессуальных гарантий, включая возможность обжаловать это решение до исполнения постановления о высылке. Таким образом, французское законодательство в данный момент не соответствует международному праву в области прав человека в отношении невысылки.

Amnesty International обеспокоена тем, что высылка иностранных граждан, о которой объявил министр внутренних дел, нарушает принцип невысылки, который также является одним из принципов обычного международного права. Amnesty International призывает власти Франции соблюдать свои международные обязательства и воздержаться от высылки кого-либо туда, где этому человеку будет угрожать реальная опасность подвергнуться пыткам и другим видам жестокого обращения.

СВОБОДА ОБЪЕДИНЕНИЙ

Девятнадцатого декабря Жеральд Дарманен, министр внутренних дел, объявил о том, что правительство намерено распустить некоторые организации и закрыть ряд мусульманских культовых сооружений. Министр также заявил о том, что в 51 объединении пройдут обыски, кроме того, обыски будут проведены в домах у десятков людей в соответствии с информацией, имеющейся у правоохранительных органов. Второго ноября министр внутренних дел объявил, что деятельность двух организаций была прекращена, и что ещё две организации будут распущены в течение следующих двух недель. Кроме того, министр подчеркнул, что  172 обыска в домах (visites et saisines) были проведены с санкции суда, и что в отношении ещё 48 подобных случаев ожидается получение судебной санкции. Несмотря на то, что для проведения подобных обысков необходима санкция суда, решение об их проведении может приниматься на расплывчато сформулированных основаниях.

Согласно французскому законодательству, Совет министров может прекратить деятельность какой-либо организации своим указом:

Организация может быть закрыта в том случае, если, например, она поддерживает вооружённые собрания или подстрекает людей к насилию, проявлениям ненависти и дискриминации. Однако французское законодательство не требует предварительного судебного рассмотрения правительственного решения о роспуске той или иной организации. После выхода постановления о роспуске организации оно может быть обжаловано в административном порядке в суде. Кроме того, согласно другому правовому положению, префекты, то есть местные представители исполнительной власти, могут закрывать те места отправления культа, где звучат призывы к насилию, дискриминации и совершению связанных с терроризмом преступлений по французскому законодательству, включая оправдание терроризма. Amnesty International выразила обеспокоенность в связи с отсутствием правовой ясности в определении понятия «оправдание терроризма», и призвала государства отменить его. Второго ноября министр внутренних дел заявил, что после убийства Самюэля Пати было возбуждено 66 расследований по подозрению в «оправдании терроризма».

В соответствии с международным правом и стандартами в области прав человека государства могут ограничивать право на свободу объединений и свободу вероисповедания или убеждений, однако любые подобные ограничения должны быть предписаны законом и быть необходимыми в демократическом обществе для обеспечения интересов национальной безопасности или общественной безопасности, общественного порядка, защиты национальной безопасности, общественного здоровья или прав других лиц. Любое подобное ограничение должно быть необходимым и соразмерным целям, которые планируется достичь. Таким образом, французское законодательство в настоящее время не соответствует обязательствам страны по международному праву в области прав человека в отношении свободы объединений. Роспуск НКО и закрытие мест отправления религиозных культов, о которых объявил министр внутренних дел после убийства Самюэля Пати, основано, по всей видимости, на предполагаемом существовании связей между этими НКО и местами отправления религиозных культов и совершённым убийством.

Согласно международному праву и стандартам в области прав человека государства могут осуществлять уголовное преследование за приготовления, ведущие к совершению преступления, а также за подстрекательство к совершению преступления. Криминализация подготовительных действий должна соответствовать принципу законности; следует избегать её произвольного и дискриминационного применения на практике и обеспечить, чтобы была установлена достаточно тесная и прямая связь между любыми подготовительными действиями, подлежащими уголовному преследованию, и совершением основного преступного деяния, с учётом реальной и предсказуемой угрозы того, что преступное действие действительно состоится.

Кроме того, государства должны запрещать только те формы выражения мнений, которые действительно равносильны подстрекательству, которые побуждают других людей к совершению общепризнанных преступных действий с намерением подстрекать их к совершению таких действий и с разумной вероятностью того, что они будут совершать такие действия, с наличием чёткой и прямой причинно-следственной связи между заявлением/выражением и преступным деянием.

Amnesty international утверждает, что прекращение деятельности объединений, – в том числе тех, которые управляют местами отправления религиозных культов, – должно осуществляться исключительно в соответствии с международным правом в области прав человека. Его следует осуществлять только там, где это необходимо и соразмерно защите национальной безопасности или прав других лиц. В противном случае такие действия представляют собой нарушение права на свободу объединений, а в отношении мест отправления культа – нарушение свободы вероисповедания или убеждений.