Джулиан Ассанж Фото: David Levenson/Getty Images

«Заставьте замолчать одного этого человека, и США и их союзники заткнут рты и другим». Репортаж Amnesty International с суда над Джулианом Ассанжем

Джулия Холл, эксперт Amnesty International по правам человека в Европе

Последний раз, когда я видела Джулиана Ассанжа, он выглядел усталым и измождённым.

Опрятно одетый, в повседневном деловом костюме, основатель Wikileaks сидел в стеклянной кабине в глубине зала суда, примыкающего к тюрьме строгого режима Белмарш в Лондоне, под охраной двоих тюремных служащих.

Я прилетела из США, чтобы присутствовать на этом судебном заседании. Ассанжа по туннелю вывели из его камеры в зал суда.

Я сидела в нескольких метрах от него и была поражена тем, насколько Джулиан Ассанж стал лишь бледной тенью себя прежнего. 

Я сидела в нескольких метрах от него и была поражена тем, насколько Джулиан Ассанж стал лишь бледной тенью себя прежнего. 

Десятого сентября Джулиана Ассанжа вновь привели в зал суда, и судебное разбирательство продолжилось. По его итогам будет вынесено решение по запросу администрации Трампа о его экстрадиции в США.

Однако на скамье подсудимых оказался не один Джулиан Ассанж. Вместе с ним судят и основные принципы свободы СМИ, лежащие в основе права на свободу выражения мнений и права общественности на доступ к информации. Заставьте замолчать одного этого человека, и США и их союзники заткнут рты и другим, посеяв в глобальном медиа-сообществе страх перед гонениями и судебным преследованием. Журналисты и разоблачители нарушений и без того уже подвергаются нападкам и в США, и во многих других странах по всему миру.

Ставки сегодня действительно высоки. Если Великобритания выдаст Ассанжа, он столкнётся в США с судебным преследованием по обвинениям в шпионаже, в результате чего он может оказаться за решёткой на десятилетия – возможно, в тюремном учреждении, специально оборудованном для самых засекреченных узников, где действует наиболее строгий тюремный режим, в том числе предусматривающий длительное содержание в одиночной камере. И всё это за действия, которые новостные редакторы совершают ежедневно во всех странах мира – за публикацию информации, представляющей общественный интерес, которая была получена из своих источников.

Если Великобритания выдаст Ассанжа, он столкнётся в США с судебным преследованием по обвинениям в шпионаже, в результате чего он может оказаться за решёткой на десятилетия

Действительно, президент Дональд Трамп назвал действия Wikileaks «позорными» и заявил, что обнародование засекреченных сведений должно караться смертной казнью.

Без сомнения, это окажет серьёзный сдерживающий эффект на всех, кто обнародует засекреченные данные, на журналистов, ведущих свои расследования, на любого человека, решившегося содействовать обнародованию секретной информации о злоупотреблениях со стороны правительства. США не остановятся и перед тем, чтобы без стеснения действовать за пределами своей территории, дотягиваясь и до тех, кто не является гражданином США, в частности, до таких, как австралиец Ассанж.

США не остановятся и перед тем, чтобы без стеснения действовать за пределами своей территории, дотягиваясь и до тех, кто не является гражданином США, в частности, до таких, как австралиец Ассанж.

Не нужно быть экспертом в области законодательства по экстрадиции, чтобы понять, что обвинения против Ассанжа являются политически мотивированными. 

Правительство США всё это время неотступно преследовало Ассанжа, и Великобритания добровольно помогала в том, чтобы выждать и схватить его; в итоге Ассанж оказался в застенке, обычно предназначенном для самых закоренелых, отъявленных преступников. Это подавляет его как физически, так и эмоционально – вплоть до полной дезориентации. Сломать Ассанжа, изолировав его от семьи, друзей, команды юристов, похоже, в этом и заключалась стратегия США, и по всей видимости, эта стратегия работает.

Не требуется знать нюансы закона об экстрадиции, чтобы понять, что обвинения против Ассанжа не только представляют собой классические «политические преступления», запрещённые по закону об экстрадиции. Ещё важнее то, что эти обвинения политически мотивированы.

Семнадцать обвинений, выдвинутых США в соответствии с Законом о шпионаже 1918 года, могут привести к приговору к 175 годам тюремного заключения. Добавьте сюда единственное обвинение в компьютерном мошенничестве (как утверждается, оно было добавлено, чтобы осовременить Закон о шпионаже, приведя его в соответствие с компьютерной эрой), и вы получите ещё пять лет ничем не обоснованного тюремного срока. Ассанж – единственный из всех, кто обнародовал засекреченные сведения, столкнулся с  подобными обвинениями в шпионаже. 

Семнадцать обвинений, выдвинутых США в соответствии с Законом о шпионаже 1918 года, могут привести к приговору к 175 годам тюремного заключения

Нет сомнения, что эти обвинения политически мотивированы со стороны администрации США, которая уже практически признала виновным и осудила Ассанжа в общественном мнении. Госсекретарь Майк Помпео заявил, что Wikileaks — «враждебная разведывательная служба», деятельность которой необходимо «сдерживать и контролировать». Вопиюще несправедливое судебное преследование в отношении Ассанжа является примером того, насколько далеко готовы зайти США, чтобы «управлять» информационными потоками о злоупотреблениях со стороны правительства, подрывая тем самым право общества на доступ к информации.

Ассанж был в поле зрения уже предыдущей американской администрации, при президенте Бараке Обаме, однако администрация Обамы отказалась от судебного преследования Ассанжа. Но нынешний генеральный прокурор США Уильям Барр с 2019 года вынес уже не одно, а два обвинительных заключения, последнее по времени – в июне этого года. Это второе обвинительное заключение стало неожиданностью не только для команды, защищающей Ассанжа, но и для государственного обвинителя и судьи, которых новое обвинительное заключение также застигло врасплох.

Ассанж был в поле зрения уже предыдущей американской администрации, при президенте Бараке Обаме, однако администрация Обамы отказалась от судебного преследования Ассанжа

Ранее в этом году, сидя всего в нескольких метрах от Джулиана Ассанжа, я была поражена тем, насколько он превратился лишь в бледную тень себя прежнего. За неделю судебных слушаний он несколько раз неожиданно вставал, чтобы обратиться к судье. Он сказал ей, что он в замешательстве, что не может должным образом воспринимать судебные слушания. Он заявил, что препятствия в тюрьме и суде означали, по сути, что он не мог проконсультироваться со своими адвокатами. Формально ему не разрешено было обращаться к судье напрямую, однако он делал это неоднократно – отголоски той напористой тактики, использовавшейся им в прошлом, чтобы защищать себя и те принципы, которых он придерживался.

Обнародование информации подобной той, что раскрыл Ассанж, является краеугольным камнем свободы СМИ и права общественности на доступ к информации. Её следует защищать, а не преследовать в уголовном порядке. 

В случае, если Джулиан Ассанж будет экстрадирован, это будет иметь далеко идущие последствия для прав человека. Это создаст крайне негативный прецедент в отношении защиты тех людей, которые сообщают о злоупотреблениях или обнародуют засекреченную информацию, представляющую общественный интерес.