Задержание протестующего в Минске, 11 августа 2020 г. Фото: Valery SharifulinTASS via Getty Images

Сразу за углом – отделение милиции. Репортаж из Минска

Впервые материал опубликован на английском языке в EUObserver. Имя автора, сотрудника Amnesty International, не указывается по соображениям безопасности

«Молодой человек, идите сюда, давайте поговорим», – она подзывает парня, пробегающего мимо подъезда жилого дома в Минске. Ей около пятидесяти, на руках она держит маленькую собачку. Две женщины помоложе стоят вместе с ней в тени кустов, окружающих серую бетонную шестиэтажку, типичную для всех городов бывшего СССР. Они разговаривают тихо, очень тихо.

В три часа ночи эти три женщины дежурят на своём посту. Они предупреждают протестующих, пробирающихся через дворы этих однотипных шестиэтажек, стоящих в глубине улицы Якуба Коласа. «Сразу за углом этого дома находится отделение милиции», – говорят они.

«Спасибо! – отвечает молодой человек. – Я только завернул за угол, а там ОМОН кого-то принимает». Он один из тысяч протестующих, вышедших на улицы Минска в ночь после объявления официальных результатов президентских выборов в Беларуси. Протестующие требуют, чтобы Александр Лукашенко, который руководит страной с 1994 года, покинул свой пост. Согласно официальным экзит-полам, на выборах 9 августа он получил 80% голосов.

Молодой человек шёл в составе длинной колонны протестующих по проспекту Машерова, одной из главных улиц города, когда наперерез им выехаи тёмно-зелёные милицейские автозаки. Сотни человек оказались зажаты между милицией и Комаровским рынком, и начали метаться из стороны в сторону, пока кто-то не выломал ворота рынка, что позволило демонстрантам вырваться из западни.

Одиночные участники протестов становились лёгкой добычей полиции. Пока мы разговаривали с тремя женщинами и молодым человеком, на улицах продолжались милицейские рейды. В темноте минских дворов мечутся тени – это протестующие  небольшими группами выскальзывают на улицы, рассредоточиваясь по городу. Микроавтобусы снуют по тёмным переулкам. Они ездят с открытыми дверями, чтобы сотрудники силовых структур могли быстро выскочить и затащить внуть всех тех, кого они посчитают подозрительными, будь то действительно протестующие или случайные прохожие.

Девятого августа, в первую ночь протестов, Министерство внутренних дел объявило о задержании тысячи протестующих в Минске и ещё двух тысяч человек в других городах Беларуси.

Одна из молодых женщин в нашей группе говорит, что хотела бы присоединиться к протестам. «Я медсестра, но не думаю, что они не будут разбираться, кто перед ними – медсёстры, врачи или кто ещё», – говорит она, имея в виду бойцов ОМОНа. По слухам, которые быстро распространяются по Telegram-каналам, милиция использует для маскировки машины скорой помощи, чтобы подобраться поближе к протестующим и задержать их. Разговаривая с нами, женщина бессознательно поглаживает живот. Видно, что она беременна.

«Мальчики, принести вам воды?» – спрашивает cтаршая из женщин. Она рассказывает, что стоит здесь с подругами уже несколько часов, читая новости с мобильного телефона, который подключен к Wi-Fi из её квартиры. Сотовая связь не работает по всей стране с начала голосования 9 августа, и многие их тех, кто вышел на улицы, оказались полностью отрезаны от любой информации о том, что происходит в городе, рискуя попасть в руки милиции.

Лишившись обычных средств онлайн-общения, протестующие в Минске – многие из которых едва ли старше 25 лет – проявляют невероятную изобретательность и взаимовыручку. «Не ходите туда, там дворы прочёсывает ОМОН», – говорит один из протестующих. «Идите спокойно, улица свободна до Немиги», – объясняет другой. В ход идут листовки: протестующие распечатывают их у себя дома и расклеивают в подземных переходах или кладут под дворники автомобилей.

После трёх дней протестов ясно, что воля протестующих в Беларуси вернуть себе свои права и свободы не сломлена. В то же время власти не готовы уступить протестующим и намерены применять самые жестокие методы подавления протестов.