Дмитрий Полиенко Фото: частный архив

«Сейчас власти Беларуси любой ценой изолируют моего мужа и других активных людей». Открытое письмо Насты Полиенко, жены узника совести Дмитрия Полиенко

С января 2020 года мой муж отбывал наказание без направления в исправительное учреждение. Это значит, что он жил дома, а к нам постоянно приходила с проверками милиция. Фактически Дима находился в постоянной изоляции и мог выходить из дома только на два часа по будним дням, а места, куда он мог пойти, были строго ограничены. Но чем ближе надвигалась дата президентских выборов, тем очевиднее для нас становилось, что какое-то время Дима снова проведёт за решёткой. Мы чувствовали это, судя по нарастающей волне репрессий со стороны государства в отношении активистов.

И вот в начале июля мы получили повестку в суд. Диму обвинили в призывах к несанкционированному массовому мероприятию на его странице в соцсетях была размещена информация о флешмобе солидарности. Суть флешмоба заключалась в том, чтобы люди, находясь у себя дома, включали музыку и били ложкой по кастрюле в семь часов вечера. И несмотря на то, что в описании не были оговорены ни место, ни время сбора людей, на мужа составили протокол.

Задержаны Дмитрий Полиенко и Настя Гусева (обновлено ...

Во время суда Дима выступил, а потом решил покинуть заседание. Ведь он не был задержан и в принципе мог вообще не являться в суд. Но при попытке выйти из зала, Дима был схвачен неизвестными, которые выволокли его через чёрный выход и увезли.

Во время суда Дима выступил, а потом решил покинуть заседание. Ведь он не был задержан и в принципе мог вообще не являться в суд. Но при попытке выйти из зала, Дима был схвачен неизвестными, которые выволокли его через чёрный выход и увезли

Само же здание суда закрыли на ключ. Через какое-то время Диму привезли обратно в суд, и процесс продолжили. Дима сообщил всем присутствующим, что в РОВД, куда его вывозили, его избили. Там же ему сказали, что на него завели уголовное дело за оскорбление сотрудника милиции. (Но позже это уголовное дело закрыли).

По административному делу Дима получил 15 суток ареста. Когда его увезли, я пошла домой готовиться к обыску. Вскоре к нам домой действительно пришли с обыском. Никаких документов не показывали, протокола обыска и изъятых вещей не составили, по сути это было ограбление. У меня отобрали мой мобильный телефон. Другой техники в доме уже не было.

Не каждая девушка может быть соратницей политзаключенного". Беседа ...

Когда я пришла к тюрьме с передачей, мне сообщили, что Дима отказывается её принимать. Так я узнала, что он объявил голодовку. Позже я приехала с адвокатом, но даже его не пустили на встречу по надуманным причинам. За время отбывания ареста я получала кое-какую информацию о муже только от освобождённых людей, которые отбывали арест вместе с Димой. Так я, например, узнала, что ему было несколько раз отказано в вызове скорой помощи.

Тюремная администрация сообщила Диме, что в целом он получит не 15, а 45 суток ареста, хотя на тот момент никаких новых судов не было.

Тюремная администрация сообщила Диме, что в целом он получит не 15, а 45 суток ареста, хотя на тот момент никаких новых судов не было

Я считаю, что это говорит о том, что администрация ещё до всех разбирательств уже получила «заказ» на Диму и все решения суда были известны заранее.

По истечении срока первого административного ареста я приехала ждать мужа возле тюрьмы. Днём ранее администрация тюрьмы сообщила супруге Павла Северинца, Ольге, что в тот день Павла освободят. Она несколько часов ждала мужа с большой группой поддержки, но он так и не вышел. Мне было до слёз больно на это смотреть. Поэтому на следующий день я приехала к тюрьме одна и с раннего утра ждала своего мужа. Ближе к обеду я стала собираться уходить, так как была уверена, что мужа не выпустят. Но тут дверь распахнулась, и вышел Дима!

Для Димы его освобождение стало полной неожиданностью. Но ещё больше он был удивлён, что я его встретила. Уже от него я узнала, что первые шесть дней он был на сухой голодовке. Когда он терял сознание, его откачивали, но предупреждали, что скорую помощь ему не вызовут ни в коем случае. Вместо этого ему угрожали насильно вливать воду и делать уколы. Чтобы предотвратить это насилие, Дима прекратил голодовку.

Первые шесть дней он был на сухой голодовке. Когда он терял сознание, его откачивали, но предупреждали, что скорую помощь ему не вызовут ни в коем случае. Вместо этого ему угрожали насильно вливать воду и делать уколы

На свободе мой муж провёл 48 часов. После сообщения тюремной администрации о 45 сутках, Дима знал, что его снова задержат. Поэтому когда он должен был идти в милицию на «отметку» о соблюдении домашнего режима, он собрал вещи, и мы попрощались. Домой он в тот день не вернулся.

Позже я узнала, что на этот раз Дима был отправлен в тюрьму за нарушение правил отбывания домашнего режима. В этот раз его на 15 суток заключили в штрафной изолятор. Сейчас Дима находится в маленьком бетонном и сыром помещении с металлическим стулом, прибитым к полу, а спит на голых досках.  Ещё он не имеет права на личные вещи, передачи или переписку. Впереди его ждёт ещё один суд, результат которого уже давно известен 15 суток ареста.

Все эти события тесно связаны с приближением президентских выборов. Сейчас власти Беларуси любой ценой изолируют моего мужа и других активных людей. Началась настоящая охота. По нашим улицам ездит военная техника, а президенту показывают показательный спектакль с разгоном демонстрантов и спецтехникой. Все эти произвольные задержания и демонстрация грубой силы говорят лишь о том, что для подавления несогласия в стране власть готова пойти на крайние меры.

Amnesty International призывает беларуские власти немедленно и безоговорочно освободить Дмитрия Полиенко и всех тех, кто оказался за решёткой за попытку воспользоваться своими правами на свободу самовыражения и мирных собраний, и прекратить политику подавления прав человека в Беларуси. Власти Беларуси должны обеспечить полное соблюдение прав человека в стране в соответствии с международными обязательствами