Очередь за бесплатной едой. Лахор, Пакистан, 3 мая 2020 г. Фото: AFP via Getty Images

«Неравенство и недофинансирование — наши слабые звенья в борьбе с коронавирусом». Amnesty International рассказывает о том, к чему привела экономия правительств на здравоохранении

Авторы: Дэвид Гриффитс, руководитель управления Генерального секретаря, и Сара Джексон, заместитель директора региональной программы по странам Восточной Африки, Африканского Рога и по району Великих озер

Существует поговорка: «Есть недели, за которые случаются десятилетия». Наступили именно такие недели.

Эпидемия коронавирусной инфекции, COVID-19, потрясла весь мир. В одночасье изменились господствовавшие годами порядки и убеждения. Всего лишь несколько недель назад кто бы мог подумать, что отказ от встреч с престарелыми родителями станет проявлением доброты и внимания? Что власти государств будут отпускать на свободу заключённых, чтобы обеспечить нашу безопасность? Что в США, стране — гегемоне мира, иссякнут запасы медицинских масок? Что газета Financial Times призовёт к перераспределению богатства? Что для того, чтобы мы могли спокойно выйти из дома, ходить в школу, на работу, свободно жить, потребуется новая вакцина? Наш образ жизни поменялся в одночасье, и сейчас переписываются правила, по которым живут наши общества и экономики.

Идут недели, и по мере того как надвигаются новые волны заражений, становится ясно, что простого выхода из сложившейся ситуации нет и не предвидится. COVID-19 — в чистом виде «коварная проблема». Этот термин предложили калифорнийские учёные Хорст Риттель и Мелвин Уэббер в 1973 году для описания проблем, которые не поддаются описанию и, очевидно, являются нерешаемыми. Комплексная и глобальная проблема COVID-19 привела к почти беспрецедентному нарушению сложившегося порядка.

Мы полностью отдаём себе отчёт в своей уязвимости. Сидя дома и поддерживая физическую дистанцию, мы, тем не менее, остаёмся в курсе глобального масштаба событий благодаря вездесущему интернету и социальным сетям. Вирус, которому нипочём государственные границы, разрушает глобальные цепочки поставок. Мы все в его власти. Миф о том, что мы — хозяева своей судьбы, уступает место осознанию того, что наш мир гораздо сильнее взаимосвязан, чем мы могли себе представить.

Вирус, которому нипочём государственные границы, разрушает глобальные цепочки поставок. Мы все в его власти. Миф о том, что мы — хозяева своей судьбы, уступает место осознанию того, что наш мир гораздо сильнее взаимосвязан, чем мы могли себе представить.

Пандемия наглядно продемонстрировала, что каждый из нас защищён лишь настолько, насколько защищён самый бедный из нас.

Пандемия наглядно продемонстрировала, что каждый из нас защищён лишь настолько, насколько защищён самый бедный из нас. В той или иной мере это было справедливо и раньше, но только сейчас мы увидели это настолько чётко и однозначно. И хотя наиболее богатые всегда могут защититься, распространение смертоносного вируса демонстрирует, что крайняя нищета и неравенство в конечном итоге ставят под угрозу всех нас.

Распространяясь, пандемия проверяет на прочность самые могучие системы здравоохранения в богатых странах. Новости на Западе пестрят заголовками о нагрузке на эти системы. Однако из поля зрения выпадает то, что из-за грандиозного неравенства многим развивающимся странам катастрофически не хватает ресурсов на борьбу с COVID-19 и защиту самых уязвимых людей от его последствий. В ситуации такого кризиса хуже всего подготовленные, хуже всего финансируемые системы здравоохранения в мире оказываются нашим самым слабым звеном: если коронавирус хоть где-то сохранится, никто не может считать себя в безопасности.

Из-за грандиозного неравенства многим развивающимся странам катастрофически не хватает ресурсов на борьбу с COVID-19 и защиту самых уязвимых людей от его последствий

В то время как кругом творится невероятное, мы внезапно оказались в той редкой ситуации, когда каждый из нас напрямую заинтересован в том, чтобы мир стал более равноправным. Сейчас категорически недостаточно мыслить узконациональными интересами — на текущий вызов можно ответить, лишь думая об интересах всего человечества.

Кризис зачастую приводит к трансформационным изменениям — как к лучшему, так и к худшему. Разобравшись в том, как прежняя политика сделала из COVID-19 «коварную проблему», мы сможем понять, как выстроить более равноправные, устойчивые и жизнестойкие общества. Возникшая же сейчас солидарность способна стать катализатором системных изменений к лучшему.

COVID-19: «коварная проблема» в чистом виде

Пандемия COVID-19 поставила нас перед необходимостью неотложных коллективных действий. Однако как и все «коварные проблемы», она ставит государственные власти перед сложнейшими дилеммами. В большинстве стран тестирование проводится ограниченно, поэтому мы до конца не понимаем, насколько распространена коронавирусная инфекция. Поскольку это новый вирус, предпосылки для построения научных моделей постоянно меняются по мере поступления новой информации. Лишь вакцина способна решить проблему раз и навсегда. Для тестирования, изоляции и отслеживания контактов требуются значительные ресурсы — плюс они сопряжены с потенциально неприятными посягательствами на автономию личности и неприкосновенность частной жизни, а локдаун влечёт за собой серьёзные социально-экономические последствия. При этом варианты ответных мер ограничены той политикой и бюджетными решениями, которые принимались ранее.

Фото: AFP via Getty Images

Варианты ответных мер ограничены той политикой и бюджетными решениями, которые принимались ранее

Кроме того, в связи с пандемией возникают большие вопросы касательно наших прав человека. По всему миру власти государств защищают право на здоровье, для чего путём карантинов, запретов на въезд и выезд, закрытия школ и рабочих мест беспрецедентно ограничивают целый ряд других прав, включая права на свободу передвижения, объединений, публичных собраний, работу, семейную жизнь. В международном праве описаны обязательства государств, контекст влияет на то, как сбалансировать эти права, чтобы налагаемые ограничения одновременно соответствовали критериям необходимости и соразмерности. Для анализа этих компромиссов требуются мультидисциплинарные подходы, учитывающие разные аспекты — здравоохранение, этику, правовые нормы в области прав человека, экономическую политику.

В свете мер, принимаемых для борьбы с пандемией, граждане должны пристально следить за тем, чтобы их правительства не воспользовались кризисом как предлогом и средством для консолидации власти. Технологии слежки способны помочь властям отслеживать распространение коронавируса, и несколько стран уже разработали (или вот-вот разработают) новые инструменты такого рода, для чего даже обратились к технологическим компаниям с просьбой ослабить защиту конфиденциальности. На фоне усугубляющегося кризиса конфиденциальность отступает на второй план. При этом, хотя согласно нормам в области прав человека технологии должны применяться лишь в течение ограниченного промежутка времени и соразмерно, можно не сомневаться, что они останутся с нами надолго после того, как первоначальная цель их применения исчерпает себя, так как политические лидеры, получив однажды новые полномочия, редко добровольно от них отказываются. Мы реально рискуем потерять даже иллюзию конфиденциальности — того права, которого люди лишены уже во многих странах, например в Китае, где интернет находится под контролем авторитарного государства.

Мы реально рискуем потерять даже иллюзию конфиденциальности — того права, которого люди лишены уже во многих странах, например в Китае, где интернет находится под контролем авторитарного государства

Неравенство ограничивает нашу жизнестойкость

Пандемия подвергает всех нас опасности, вне зависимости от привилегий, которыми мы пользуемся. Однако притом что нас несёт одним течением, сидим мы в очень разных лодках.

В этом смысле поучительна история, случившаяся в Сингапуре. Этот город-государство изначально заслужил всеобщее восхищение своими успехами в борьбе с эпидемией, однако затем там произошла большая вспышка заболеваемости среди трудовых мигрантов из Южной Азии, живущих в очень скученных условиях. И статистика резко испортилась.

Фото: Yasuyoshi CHIBA / AFP via Getty Images

Влияние, которое неравенство оказывает на права бедных людей, стало заметно тем, кого раньше ограждала социальная сегрегация

Как и в случае с большинством других проблем в области здравоохранения, бедняки намного более беззащитны перед коронавирусом, нежели богатые люди. Так, известно, что регулярное мытьё рук помогает предотвратить распространение болезни, однако многим жителям неофициальных поселений это просто недоступно. Так, в столице Кении Найроби, лишь 50% жителей имеют водопроводную воду. Те же, у кого её нет, платят за воду в 10–25 раз больше, отдавая за неё до трети своих доходов. Распространение COVID-19 и нагрузку на систему здравоохранения можно сократить путём поддержания физической дистанции. Однако это невозможно, если большие и чаще всего бедные семьи живут в условиях скученности. Необходимость оставаться дома больнее всего ударяет по беднейшим слоям населения, усугубляя неравенство. Люди, которые трудоустроены неофициально, а также те, кто получают деньги строго за отработанные часы, либо попали под сокращение, переведены на неполный рабочий день или не могут работать из-за прекращения функционирования общественного транспорта, локдаунов либо комендантского часа, редко получают компенсацию выпадающих доходов.

Если государство не смягчит экономические последствия для наиболее маргинализованных групп, есть реальная вероятность нарастания социальной напряжённости среди отчаявшихся людей. Поняв, что им надо бороться за выживание своей семьи, люди могут выйти на улицы, что, в свою очередь, грозит дальнейшим распространением инфекции.

Если государство не смягчит экономические последствия для наиболее маргинализованных групп, есть реальная вероятность нарастания социальной напряжённости среди отчаявшихся людей

В пандемии COVID-19 как в капле воды отразилась вся беззащитность людей. Влияние, которое неравенство оказывает на права бедных людей, стало заметно тем, кого раньше ограждала социальная сегрегация. У стран с меньшим уровнем бедности, более социальным государством и наличием ресурсов на смягчение экономических последствий эпидемии элементарно намного больше вариантов. Некоторые богатые страны, включая Великобританию, запустили огромные программы экономического стимулирования для защиты рабочих мест и бизнесов — и даже при этом миллионы наиболее маргинализованных людей оказываются исключены из них.

Однако обеспечение жизнестойкости внутри государственных границ даст лишь ограниченный ответ на глобальные вызовы. Вместе с тем достижение жизнестойкости и стабильности перед лицом «коварных проблем» современности возможно лишь в том случае, если мы перестроим свои общества и экономики так, чтобы они обеспечивали большее равноправие и устойчивость.

Фото: AAMIR QURESHI/AFP via Getty Images

Нашему выживанию мешает недофинансирование здравоохранения

В странах с острым дефицитом коек в отделениях интенсивной терапии невозможно управлять кривой заражений COVID-19, поэтому им нужно предотвращать заражение вирусом под угрозой массовой гибели людей. Многие африканские страны, пользуясь своим обширным опытом борьбы с другими инфекционными заболеваниями, приняли упреждающие меры для предотвращения распространения коронавируса. Однако если профилактика не сработает, страны со слабыми системами здравоохранения пострадают слишком сильно. Например, в Южном Судане насчитывается всего 4 аппарата ИВЛ примерно на 11 миллионов человек. В ряде развивающихся стран высокопоставленные правительственные чиновники до сих пор регулярно ездили на лечение за границу, что позволяло им игнорировать чудовищное состояние местных медучреждений. Теперь же, когда границы и аэропорты закрыты, а зарубежные системы здравоохранения загружены до предела, это невозможно. Если ситуация с коронавирусом ухудшится, может получиться так, что ресурсов не хватит даже на высокопоставленных должностных лиц и их родственников.

Неравенство между странами усложняет развивающимся странам задачу по реализации права на здоровье. Как написал в газете Financial Times премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед, для многих африканских стран обслуживание госдолга зачастую превышает их годовой бюджет здравоохранения. И это отнюдь не единственный фактор. Многие развивающиеся страны страдают от целого ряда структурных проблем, таких как значительная доля теневой экономики и ограниченная база налогообложения, приоритизация прочих статей расходов (например, обороны), разграбление государственной казны, что препятствует надлежащему финансированию доступных и недорогих услуг здравоохранения. Между тем в условиях нынешней пандемии состояние здравоохранения в одной стране непосредственно сказывается на здоровье граждан в другой.

Правительства должны, наконец, осознать, что здоровье — это богатство. Они должны выделять больше ресурсов на общественное здравоохранение и равный и повсеместный доступ к медицинской помощи, обеспечивая тем самым существование стабильного, инклюзивного общества и сильной экономики. Для этого необходимо ликвидировать структурное неравенство между странами, чтобы развивающиеся страны могли обслуживать своё население, а не свои долги.

Правительства должны, наконец, осознать, что здоровье — это богатство. Они должны выделять больше ресурсов на общественное здравоохранение и равный и повсеместный доступ к медицинской помощи, обеспечивая тем самым существование стабильного, инклюзивного общества и сильной экономики

Нас спасёт солидарность

Лишь подход, учитывающий ни много ни мало интересы всего человечества, будет достаточен перед лицом пандемии.

Несмотря на физическое расстояние, мы сейчас связаны сильнее, чем когда-либо раньше, а наши судьбы неразрывно переплетены. «Социальная дистанция» трансформируется в «пространственную солидарность» — великодушный жест для защиты других людей. По мере экспоненциального роста заражений взаимопомощь тоже растёт как снежный ком. Люди по-разному поддерживают друг друга, чтобы справиться с одиночеством. Порождение катастрофы, эта солидарность, тем не менее, вселяет надежду, демонстрируя, на что мы способны, когда объединяемся.

Когда кажется, что мир выходит из-под контроля, люди переосмысливают общество и экономику. Эмпатия и связи, выросшие в ходе этого кризиса, могут стать катализатором изменений. И да, изменения уже происходят: Испания объявила о планах по введению безусловного базового дохода, Амстердам переходит к «экономике пончика» — комплексному, экологичному городскому планированию, ведущую роль в котором играют сами горожане. Время покажет, насколько успешными окажутся такие изменения, но мы должны требовать от политических лидеров, чтобы маргинализованным группам отводилось центральное место в принимаемых ими ответных мерах. Нам следует отвернуться от никчёмных лидеров, делающих пустопорожние жесты перед лицом этой «коварной проблемы», равно как и от тех, кто пытается прирастить свою личную власть на нашем страдании.

Нам следует отвернуться от никчёмных лидеров, делающих пустопорожние жесты перед лицом этой «коварной проблемы», равно как и от тех, кто пытается прирастить свою личную власть на нашем страдании

Бессодержательная националистическая риторика ничего не даёт — ни одна страна не способна спастись в изоляции

Для выхода из кризиса нам требуется, чтобы солидарность вышла за пределы государственных границ. Бессодержательная националистическая риторика ничего не даёт — ни одна страна не способна спастись в изоляции. Мы должны поддержать наиболее слабые системы здравоохранения в мире. Нам необходимо объединить ресурсы, чтобы максимизировать шансы на разработку вакцины, и принять все меры к тому, чтобы фармацевтические компании пообещали не извлекать выгоду из кризиса, пользуясь патентами, — вакцина должна быть доступна всем и бесплатно.

И самое главное, пришло время признать, что в мире грандиозного неравенства неуязвимых нет. Пандемия должна заставить нас всех задуматься над этим. Иллюзия безопасности, возникающая в благополучной изоляции, не более чем иллюзия. И хотя возврата к прежней «нормальной жизни» уже не будет, прошлые привычки вернутся к нам, как мышечная память после выздоровления. Сейчас самое время сформулировать и предложить конкретные изменения, которые нам нужны. Это значит, что надо отставить в сторону краткосрочные эгоистические интересы и начать думать о благе всего человечества в целом.

COVID-19 приносит нам много горя. Но пройдя через это горе, мы можем сделать выбор в пользу перемен. Самый большой подарок, который мы можем себе сделать, — это построить более равноправный мир, который будет лучше подготовлен к новым «коварным проблемам» завтрашнего дня.

Этот текст был первоначально опубликован на сайте ежеквартального рецензируемого журнала Ethics & International Affairs Совета Карнеги, выпускаемого издательством Кембриджского университета. Последний номер журнала можно прочитать здесь.