Фото: AFP via Getty Images

Заявление: Amnesty International, Transparency International и Civicus об участии в «Гражданской двадцатке»

Почему мы не будем участвовать в мероприятиях «Гражданской двадцатки» на саммите G20 в 2020 году

Ежегодный саммит G20 часто напоминает дискуссионный клуб для наиболее влиятельных правительств мира. Лидеры 19 крупнейших мировых экономик и Европейского Союза собираются вместе, пожимают друг другу руки перед камерами и заключают туманно сформулированные соглашения, многие из которых впоследствии не выполняются. Эти встречи на высшем уровне привлекают внимание мировых СМИ, и зачастую к ним проявляют интерес участники протестов со всего мира, которые хотят призвать эти правительства к ответственности.

Меньше внимания уделяется обширному циклу подготовительных встреч, предшествующих саммиту лидеров «Большой двадцатки». Несмотря на многочисленные ограничения и проблемы, которыми сопровождается этот процесс, для многих общественных объединений, не входящих в правительства – в особенности для профсоюзов, правозащитных групп и объединений гражданского общества – в ходе этих встреч появляется редкая возможность непосредственно высказывать национальным властям свои политические рекомендации и оказать влияние на глобальную повестку дня по вопросам, затрагивающим миллиарды людей. В течение последних нескольких лет в рамках G20 проводился также целый ряд встреч, известных как деятельность «Гражданской двадцатки» (Civil 20).

Однако в 2020 году мы как организации гражданского общества сознательно дистанцируемся от официальной деятельности «Гражданской двадцатки», встречи которой пройдут в Саудовской Аравии.

Саудовская Аравия, принимающая в этот раз у себя саммит G20, пыталась позиционировать себя как современную страну, привлекательную для иностранных инвесторов. Правительство прибегло к услугам дорогостоящих западных консультантов по связям с общественностью и потратило миллионы долларов на создание максимально привлекательного образа страны, а также на подавление критики со стороны международных средств массовой информации. Между тем в самом Королевстве Саудовская Аравия  регулярно задерживают и подвергают судебному преследованию правозащитников, ограничивают свободу слова и свободу передвижения, а также подвергают пыткам и жестокому обращению задержанных журналистов и активистов. Расплывчато сформулированные законы о борьбе с терроризмом используются для того, чтобы заставить замолчать критиков правительства, в том числе через вынесение смертных приговоров. В октябре 2018 года весь мир был шокирован жестоким убийством журналиста и диссидента Джамаля Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле. Женщины в этой стране сталкиваются с систематической дискриминацией законодательно и на практике. Кроме того, сами женщины-правозащитницы, которые осмеливаются отстаивать права женщин, подвергаются судебному преследованию, произвольным арестам и задержаниям.  

Вместо того, чтобы проводить настоящие реформы, правительство Саудовской Аравии пытается как-то сгладить плачевную ситуацию с правами человека в стране, проводя крупные международные  мероприятия. К ним относится и саммит «Большой двадцатки», и – при посредстве уполномоченной правительством НКО – проведение мероприятий «Гражданской двадцатки» (C20). Как ведущие организации гражданского общества, осуществляющие деятельность в большинстве стран по всему миру (но, что примечательно, не в Саудовской Аравии), мы не можем участвовать в процессе, целью которого является международная легитимизация государства, в котором практически не оставили места гражданскому обществу, и в котором независимые голоса представителей гражданского общества всячески подавляются.

В июне 2019 «Гражданская двадцатка» выработала ряд принципов, в том числе базовую структуру и рабочие механизмы, для обеспечения своей устойчивой деятельности и эффективности. В принципах C20 особую роль играют вовлечение различных субъектов гражданского общества, от местного уровня до глобального; прозрачность процесса принятия решений; свобода и независимость от неправомерного влияния со стороны любых субъектов, не являющихся частью гражданского общества; инклюзивность и разнообразие; ведущая роль соблюдения прав человека, гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин. Большая часть этих принципов на саммите 2020 года просто игнорируется, и что ещё более тревожно, мы уже видим, как председательство Саудовской Аравии в G20 пpямо подрывает эти принципы.

Практически ни один из представителей гражданского общества внутри страны не сможет участвовать в предстоящих встречах «Гражданской двадцатки» в Саудовской Аравии, за исключением некоторого числа организаций, занимающихся вопросами, которые правительство Саудовской Аравии считает безобидными, поскольку власти Саудовской Аравии не допускают существования политических партий, профсоюзов или независимых правозащитных групп. В отношении большинства прогрессивных активистов гражданского общества ведутся судебные разбирательства, либо же они отбывают длительные сроки тюремного заключения за свои высказывания, или вынуждены были покинуть страну, чтобы избежать тюрьмы или ещё более худших сценариев. Вернуться они не могут, это подвергло бы их серьёзному риску. Но в отсутствие этих независимых и критических голосов доверие к тому, что будет происходить в рамках C20, оказывается серьёзно подорванным.

Представители международного гражданского общества из других стран также столкнутся со значительными препятствиями к свободному участию в организованных Саудовской Аравией мероприятиях C20.

Законы и политика, существующие сегодня в Саудовской Аравии, не только прямо бьют по правам на свободу объединений, свободу выражения и мирных собраний, но также создают сдерживающий эффект, заставляющий замолчать определённые категории активистов, которые в противном случае своими высказываниями поставили бы под угрозу собственную безопасность. Кроме того, в ноябре 2019 года агентство государственной безопасности Саудовской Аравии квалифицировало феминизм и гомосексуальность как преступления. И хотя позже это заявление было скорректировано, ведущие женщины-правозащитницы Саудовской Аравии всё ещё находятся за решёткой, и подвергаются судебному преследованию за свою правозащитную деятельность. Подобные законы и практика противоречат принципам «Гражданской двадцатки», касающимся разнообразия, гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин, и удушающим образом воздействуют на свободу выражения мнений в дискуссиях о правах женщин, сексуальных и репродуктивных правах, и о правах ЛГБТИ.

Ситуацию усугубляет практически полное отсутствие свободы прессы в Саудовской Аравии. Жёсткий контроль средств массовой информации, цензура и надзор в социальных сетях означают, что любые дискуссии в рамках организуемого Саудовской Аравией саммита «Гражданской двадцатки» никогда не дойдут до населения Саудовской Аравии, за исключением нарратива, санкционированного государством. Если бы такие обсуждения и состоялись, всё равно в отсутствие свободных средств массовой информации все содержательные дискуссии в рамках C20 были бы полезны лишь для очень ограниченной аудитории. Это идёт вразрез с руководящими принципами «Гражданской двадцатки», включающими инклюзивность, открытость, прозрачность и свободное участие.

Предыдущие саммиты G20 сопровождались протестами активистов из страны, принимающей саммит, а также из других стран. Право на свободу мирных собраний —  одно из общепризнанных прав человека, однако в стране, где запрещены любые собрания, в том числе и мирные демонстрации, не приходится надеяться на то, что это фундаментальное право будет соблюдаться.

Организуемый Саудовской Аравией саммит «Гражданской двадцатки» является ущербным во многих отношениях, и особенно в том, что касается соблюдения фундаментальных принципов C20. При подготовке в начале 2020 года саммита «Гражданской двадцатки» мы уже стали свидетелями очевидного отсутствия прозрачности в действиях принимающей стороны. Назначение председателей рабочих групп и глав различных комитетов проходило в закрытом режиме без каких-либо консультаций, произвольно принимаемые решения исключали участие международных групп, имеющих соответствующий опыт. Организация саммита «Гражданской двадцатки»  фондом короля Халида, который связан с королевской семьёй Саудовской Аравии, не может считаться прозрачной, инклюзивной и основанной на свободном участии, как того требуют принципы С20.

Сейчас, когда мир сталкивается с широким спектром вызовов, независимые голоса востребованы как никогда ранее. Невозможно поверить, что государство, которое сворачивает пространство для гражданского общества настолько, что оно практически перестаёт существовать, сможет обеспечить представителям международного гражданского общества условия для свободного обмена мнениями; невозможно поверить, что такое государство открыто к сотрудничеству по каким-либо вопросам, не говоря уже о таких вопросах, которые оно считает болезненными или оскорбительными.  

И хотя мы не будем участвовать в саммите «Гражданской двадцатки» в этом году, мы обязуемся совместно работать для того, чтобы в 2020 году независимые голоса всё же были услышаны.